Хороший запрет, плохой запрет

Различные запреты, которые существуют в КНДР, появляются в России, Китае или любой другой стране мира, всегда вызывают у нас недоумение, смех или ужас — как же можно терпеть такую диктатуру? В КНДР, например, государство так любит своих граждан, что специально для них, с любовью в сердце, создало свое севернокорейское виртуальное пространство. А какой бы народ не хотел бы себе свой личный именной интернет?

Большая половина населения Украины являются пользователями хотя бы одного (а то и всех сразу) ресурсов, на которые не так давно наложили трехгодичный запрет. К тому же за последний год самый посещаемый ресурс из списка (Вконтакте) трансформировался в мощный и эффективный инструмент не только продвижения отечественного товара, но и его прямой реализации — глобальный рынок, где параллельно с покупкой наушников и нижнего белья, можно слушать музыку и смотреть свадебные фотографии одноклассницы. Удар по нишевому предпринимательству, коммуникации и будничной привычке будет заметным, но не таким глобальным и негативным как социокультурное влияние, которое распространиться даже на тех, кто давно удалил аккаунт из «вражеских» сетей.

Ведь о каком запрете идет речь? Не о том, который бы регулировал и влиял на структурные изменения страны, оптимизировал политическую жизнь, а о том, который стремиться управлять личной жизнью каждого гражданина этого государства. Запрет, который накладывается даже не на политическое право, а по сути касается лишь интимного права выбора каналов и способов личной коммуникации.

Отказ взрослого совершеннолетнего человека всегда должен быть осмысленным – только тогда этот процесс будем эффективным, полезным и качественным. Можно радоваться если все украинцы самостоятельно откажутся от Вконтакте, потому что посчитают необходимым это сделать – но нужно только расстраиваться если все украинцы сделают тоже самое, потому что кто-то сказал им так поступить. Сегодня наше правительство нивелирует авторитет всех в мире мам, которые бесконечно твердили «Ну и что, что Петя сказал это сделать? А если Петя скажет тебе с 9 этажа выпрыгнуть, ты тоже выпрыгнешь?»

Свобода выбирать социальную сеть никак не коррелируется со свободой слова? Забирая возможность выбора, а с тем и ответственность за него, государство в который раз говорит о том, что гражданское общество ему не очень выгодно, да и вообще не нужно. Нужно принимать директивные, удобные только отдельным чиновникам решения, которые касаются личной жизни нескольких миллионов людей и росчерком пера требовать их выполнения.

Ведь дело не в том, что есть альтернативы, или эти ресурсы — пережиток прошлого с недостаточно интеллектуальным контентом и плохим дизайном. Дело в том, что кто-то чужой приходит к вам домой и рассказывает куда вам нужно поставить ваш диван. Только в нашей ситуации кто-то другой — это чиновники, ваш дом — это страна, и в таких масштабах возможности управления и контроля увеличиваются в сотни раз.

Неожиданно украинское государство решило примерить на себя роль “лесного санитара” и заняться гигиеной и очисткой социального пространства, требуя от каждого находится/или не находится в положенном «правильном» месте, даже если это место виртуальное. И пусть вас не смущает декоративность и бессмысленность таких мер — главное, что государство проявляет заботу, и избавляет ваши головы от ненужного решения о том, в какую социальную сеть вам завтра зайти чтобы написать другу.

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.