Проиграл? Поплачь!

Человека, каким он станет, видно с детства. При ангельской внешности (косички с бантиками, глазки в кучку) я была задиристым, азартным ребёнком. В то время, а это, дай Бог памяти, 1999 год, мы всем двором рубились в фишки. Самые красивые — из серии “Gold”, их даже отбивать было жалко — царапались. Самые “надёжные” — фишки с “Каспером”. Плотность у них была, ну ни прибавить, ни отнять! Рёбрышки острые, ложились между средним и большим, как влитые. Их даже не надо было подгибать. “Каспера” мне купила мама в ларьке на Остужева. Десять новеньких фишек в полиэтиленовом пакете на застёжке! Я в них долго не играла, всё рассматривала и пересчитывала. Играть было жалко. И страшно — вдруг продую?

Но, как говорит бабушка,“деньги руки жгут”. Как-то я не выдержала, собрала своё богатство и пристала к мальчишкам, чтобы меня в игру взяли. Они сначала отнекивались, но увидев новенькие, да ещё и редкие фишки, тут же согласились.

Обирали они меня, как липку. Мне сразу не свезло, но как только со мной стал играть Андрей из 4-ого подъезда, всё, удача окончательно отвернулась. Я била и била, растягивала коротенькие пальцы, вытирала о футболку потные ладошки. Пусть повезёт, ну пожалуйста, я не могу проиграть всухую!

Андрей выиграл у меня всё. Я побрела к подъезду, рассматривая кусочки ракушек в щербатом асфальте. В глазах и так щипало, а мысль “что я скажу маме?” довела меня до жгучих обидных слёз. И тут смотрю — у подъезда стоит бабушка Андрея. Я давай ещё пуще реветь! Пусть видит, до чего меня её внук довёл…

Этим же вечером Андрей вернул мне все фишки. Смотрел он спокойно так, с презрением. А мне что? Мои фишки вернулись, любименькие! Целая коробка! Я сначала пересчитывала их, башенки строила, а потом подумала-подумала — и поплелась к ребятам, поиграть. Они же— ноль внимания. Бурчат себе под нос, что никогда с девчонкой больше не свяжутся. Рохля, нюня да ябеда…

Уж не знаю, какой урок из этого должна была извлечь шестилетняя девочка: что надо уметь достойно проигрывать или правильно выбирать момент для истерики.

Честно говоря, до сих пор не умею ни того, ни другого.