Согласен с вами — если вдруг суть “формулы выборов” узнают и поймут многие, эффект…
Сергей Карелов
32

Благодарю за оперативный ответ, Сергей.
Продолжу дискуссию.

  1. Насчет темпов узнавания. Да, сейчас это знание на уровне непроверенного или эзотерического. Но с новыми знаниями всегда так. Манифест и Капитал Маркса и Энгельса тоже не сразу появились :-). Общую теорию относительности не сразу признали, несмотря на известность самого Эйнштейна. И уж точно не дилетанты-журналисты будут первыми, кто будет популяризировать это знание. 
    Но пройдет некоторое время и авторы теории подберут материал, подтвердждающий их выводы, после чего этот материал будет принят профессиональными политтехнологами и политологами, которые, конечно, не только бюджеты пилят, но и лекции читают студентам. От них лет через 5 знание попадет в головы студентов.
    Поскольку политология — вещь такая: одни заинтересованы прятать какие-то знания, а их противники, напротив, показывать. Кто-то в предвыборной борьбе будет популяризировать эту теорию, в результате знания попадут в электоральные головы. Это еще года 2–3. Словом, после окончания следующего срока ВВП, как раз пора :-).
  2. Насчет влияния этого знания на объект. Если знание об обществе не влияет на общество, то, простите за резкость, это не знание, а метафизика или спекуляция. Оно не то что не истинно, оно просто бесполезно, банально. Знание — Сила, как учили классики, именно потому, что на базе Знания (научного) можно строить Инженерию, Технологию.
    Я принципиальный противник признания наличия “законов общества”, считаю, что гуманитарных наук, законы которых столь же верны, как естественнонаучные, не существует. Но это мое экстремистское заявление требует пояснения.
    Естественные науки основаны на двух постулатах:
    1. Природа не злонамерена, т.е. позволяет Исследователю себя изучать. Объект не сопротивляется Субъекту.
    2. Законы Природы неизменны, в т.ч. после того, как Исследователь их открыл.

    Для общественных наук не соблюдаются оба постулата. При исследовании Объекта, обладающего сознанием, Объект превращается в Субъекта, который вступает в “игру” с Исследователем. 
    На эту тему есть известный анекдот про трудности изучения рефлексивных объектов. Японские ученые решили изучить поведение собак в естественных условиях. Они прикрепили видеокамеры с батарейками к головам собак и выпустили их на волю. Несколько месяцев исследований показали, что собаки в естественных условиях ведут себя следующим образом: 90% времени они стараются снять камеру, еще 10% времени они убегают от Исследователей, которые хотят заменить батарейки на камерах.
    Также проблематичен и второй постулат: как только знание о законе возвращается в гуманитарный объект, объект меняется, поскольку у него возникает право выбора (об этом уже писал).
    Я не могу привести ни одного “закона” из области психологии или социологии, столь же строгого, как законы Ньютона или квантовой механики, или физических констант. За исключением ремарки, что само изменение гуманитарного Объекта под воздействием Наблюдения (исследования) является проявлением квантового эффекта в широком смысле этого слова. 
    Но в квантовой механике есть хотя бы постоянная Планка, а вот для квантовых эффектов для гуманитарных наук пока такой постоянной не открыто. И моя методологическая гипотеза: вряд ли будет открыта.
    Ваш пример с рождением мальчиков вряд ли опровергает мой подход, поскольку он относится к естественно-научным эффектам. Возможно, просто еще не объясненным.
    Вот если бы удалось открыть формулу или константы для самоубийств, это было бы совсем другое дело. Самоубийства, по определению, совершаются сознательно.
    Вот Вы пишете, что даже в случае знания конкретным гражданином этого закона не изменит его поведения, поскольку “ценности” останутся неизменными. Соглашусь насчет ценностей, но не соглашусь насчет поведения. Если все граждане осознают, что выбор стоит между Развитием и Сохранением, и вопрос только в явке на выборы в определенных местах, то они, не изменяя ценностям, могут просто решить пойти на выборы, а не поехать на дачу. Поездка на дачу — это уже не из разряда ценностей. :-)
  3. Про объяснение этой формулы. Нигде не сказано, по какой численности проходит “граница” между Большими (прогрессистскими) и Малыми (консервативными) городами. А это важно. Ведь наверняка есть и Средние города, где различие будет незаметно. 
    Мой знакомый, архитектор- градостроитель, приводил цифры, что в России города с численностью менее 300 т.чел склонны терять население, а с численностью выше — наращивать. Но в пределах 300 темпы изменения населения низки, поэтому трудно сказать, растет ли численность или падает.
  4. Могу выдвинуть гипотезу, почему жители больших городов более нацелены на прогресс и изменения, а малых — на консервацию. 
    Надо посмотреть не только на Численность городов, но и на Динамику численности. 
    Здесь два подвопроса. 
    1. Из каких городов больше уезжает и в какие больше приезжает население? 
    2. Что это за население, какие мотивы двигают этими внутренними мигрантами? 
    Насколько знаю, тенденция внутренней миграции — из малых городов в большие.
    Что за публика туда перемещается? 
    Скорее всего, внутренние мигранты — это люди, которые не удовлетворены своим положением в малом городе и берут на себя ответственность за свою судьбу
    Как говорил один мой знакомый из Соснового Бора Лен. обл.: “Мы все здесь “сволочи”, т.е. это не значит, что плохие люди, а значит, что “сволоклись” из разных мест в город Сосновый Бор, когда его строили”. Аналогично и для крупных городов: они прирастают мигрантами, более склонными к риску, к разнообразию, к терпимости к тем, кто “понаехал”, но и более авантюристичными и менее лояльными к закону тоже (потому и преступность выше). А в городках остаются те, кто придерживается позиции автора этого материала.
One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.