О. Бодянський. Поле, Поляни — синоніми назв: Україна, Українці.

Осип Максимович Бодянський/Журнал Министерства народнаго просвѣщения, Часть восемнадцатая, Май, 1838 г., с. 392- 401. 400 и далее

Донесение г. Министру народного просвещения
Магистра Московского Университета Иосифа Бодянского, из Праги,
от 25 марта 1838 года.

Честь имею донести Вашему Высокопревосходительству о своих четырехмесячных занятиях за границей. В средних числах Октября прошлого 1837 года оставил Москву, направил путь свой в Малороссию, а оттуда намереваясь проникнуть в Галицию и далее по назначению. Я поставил себе обязанностью все, какие только встретятся мне библиотеки, к которым можно иметь доступ, осмотреть и узнать, не скрываются ли в них каких-либо замечательных письменных и печатных древних памятников, относящихся к древне-Славянской, Русской и прочих Славянских племен Истории, Литературе и языкам. В городе Переяслове, Полтавской Губернии, я был столько счастлив, что при самом начале моего путешествия, осматривая с дозволения Его Преосвященства Гедеона, Епископа Полтавского и Переяславского, тамошнюю Семинарскую Библиотеку, открыл два харатейныи пергаментные Евангелия, из которых одно чрезвычайно важно во многих отношениях. Первое писано Дьяконом Михаилом 1545 года, по повелению Воеводы Иона Петра, Молдавского Господаря, сына старого Стефана Воеводы, отдавшего его в новосозданную им Сучавскую церковь Св. Великомученника Дмитрия Мироточивого. Язык этого Еванглия старый Булгарский, мало представляющий собою замечательных особенностей и уклонений от древних рукописных и напечатанных памятников подобного рода, например:

- Второе величиной слишком 4 аршина, оправлено в доски, обитые малиновым бархатом, из которых уцелела только первая; писано прекраснейшим большим уставом, весьма хорошими чернилами: всех листов в нем 482. Это Евангелие важно, во-первых, как единственный памятник перевода на Южно-Русский (Малороссийский, Украинский, Русинский) язык. До сих пор мы не знали, что Малороссияне (в обширном смысле), имея вместе с прочими Славянами Греческого Исповедания Св. Писание на древне-Славянском, Церковно-книжном языке, давно уже пытались перевести его, для большего уразумения и понятия, на свой живой, разговорный, общенародный язык. Еванглие, о котором покойный Добровский упоминает (и даже приводит целую главу) в Предисловии к Русской Грамматике, составленной Г. Пухмайером (мало у нас известной, но во многих отношениях примечательной), и которое теперь находится в Чешском Народном Музее, есть собственно выбор чтений из Евангелистов на языке, чрезвычайно смешанном с Польским и Церковным. Напротив, язык этого Еванглия — чисто Южно-Русский, преимущественно Русинский, которым говорят в прежней Червенной (Червленой, Красной), ныне Галицкой Руси, с небольшою примесью Церковно-книжных слов, от которых Переводчик не в силах был отступить, переводя с родственного наречия, считая их больше соответствующими важности самого предмета, больше выразительными и как бы уже освященными, с удержанием везде окончания прошедшего времени на лъ, вспомогательного глагола есмь, в некоторых местах (особенно в Матфее) Булгарского ѫ вместо известной гласной (в Малорусском и Великорусском, но не в Булгарском, в котором эта буква составляет носовой звук, равный Польским а, е). Приведу несколько примеров.

А кто просит’ тєбє, дай ємоу. а кто бы хотѣлъ выпозычити w тєбє, не wворочайсѧ. слышали єстє йжє рєчєнно єсть. взлюбиши ближ’нѧ твоєго. а нєнавидѣти бѫдешъ ворога твоєго. алє ѧ вам’ глю, любитє ворогы ваша й блюбитє клнѹщих’ вас’, й добрє дѣлайтє нєнавидящим’ вас’ (отъ Матвея). Члку єдиному богатому зродило полє вєлмї, и мовил’ самъ всобѣ рекѹчи, що маю чинити. нємаю гдє быхъ зобралъ жита мои (або пашню). И реклъ, такъ ѹчиню. розмєчѹ жит’ницу мою (клѹнw, або стодолу). и бол’шїй побѹдѹю. й збєрѹ до ней всѣ жита мои. й всє добро моє. й рєкѹ дши моєй. дшє имаєшъ много доброго й на много лѣтъ положєного. wповай, йжъ, пїй, а ве’селисѧ. рєклъ ємѹ Бгъ. безѹм’нє (або глѹпчє) той то ночи дшѹ твою вытѧгут’ w тєбє. а тоє що єси наготовалъ комѹ бѹдєтъ. такъ єсть каждый которы собѣ громадить. а нэ в Бог’ богатѣєт’ (отъ Луки).

Во-вторых: как памятник, которым окончательно и однажды навсегда решается запутанный и по сю пору спорный вопрос, столько важный как вообще для Истории Славян, так в особенности для Истории их древней Литературы, преимущественно Церковно-книжной, именно: на какой Славянский язык перевели Св. Писание Селунские братья, Константин (Кирилл) и Мефодий? Ученые занимавшиеся решением этого вопроса, наделали множество предположений и догадок, больше или меньше правдоподобных.

В послесловии его находим следующие примечательные слова:”За помочу Бжїю маєшъ всѣ зуплъна выписаныи книгы чєтырехъ Єуг’листовъ, выложєныи изъ языка Блъгарского на мову Рускую.” И ниже: “А иже есть прекладана изъ языка Блъгарского на мову Руску.”

Перед началом каждой главы изложено в коротких словах содержание её, например: “Єуг’листа повѣдаєтъ ѧкъ три вол’сви принєсли дары ѧкъ Иwсифъ съ wтрочатємъ и мтрїю єго утєкалъ до Єгипта, и ѧкъ Иродъ младєн’цѣ побиваєтъ. и ѧкъ зъ Єгvп’та вєрнулъ.” “То” — говорит Переводчик в послесловии — “ длѧ людїй закону Рымского, сирєчъ Латинѧнъ. а ижє єсть прєкладана изъ ѧзыка Блъгарского на мову Рускую. то длѧ лєпшого вырозумлєнѧ люду Хрс’тїанского посполитого. о томъ товаришу милый нє съкръби. алє дръжи такъ, ѧкъ єсмо ти в пєрєднємъ указанїи и постановлєномъ по кон’ци блговєстїѧ стлъпа Іwаннова означили.”

В этом Еванглие встречаем множество слов из Церковно-книжного языка и других древних, употребленных Переводчиком в тексте и отчасти тут же в скобках объясненных, например 10 драгм= 10 гривен, або 10 гроша; а она връгла два пѣнезѣ = або дво бѣлыи; на Украину вместо поле (*) и т.п.

_______________

(*) Отсюда видно, что прозвание нынешней Малороссии Украиною, Вкраиною, Украйной (У=В и наоборот, как в Хорватском, Словенском и др.), есть весьма древнее, соответствующее слову Поляне, его синониму. Потомки Киевских Полян заметили доставшееся им от своих предков имя Поляне подобозначащим словом Украина, Украинцы, может быть и потому уже, чтобы таким образом отличить себя от Полян-Ляхов, Поляков, за которыми оно осталось навсегда, вытеснив прежнее родовое название Лях, Ляхи (Лех, Лехи, употребляемое Южными Руссами о Поляках только в бранном худом смысле. Герасий (1211 г. Gervasii Descript. tot. orb. in Leibnitz. Ser. rer. Brunsv. II, 763) и Гаск (1541) говорят: “Inter Alpes Huniae rt Oceanunt est Polonia sic dicta corum idiomate, quase Campania.” Следовательно Campania=Polonia, Campani=Poloni, и наоборот. История, а ещё более Языковедение, много представляет примеров такого рода затмений старинного названия какого-то народа другим новейшим, подобозначащим словом. Действительно, как Поляне-Ляхи, так и Киевские Поляне жили в равнинах, полях, всегда славившихся своим плодородием и земледелием своих обитателей, именно первые, как употребляет это название Нестор (Нестор, изд. Тимковск. 3; Софийск. Врем. I, 3), в тесном смысле на Запад от Вислы, в окрестностях реки Варты, от Верхней Нотеци по Ордер и от Нижней Нотеци по город Серадз, а последние — в нынешней Киевской и, без сомнения, части Полтавской Губернии, т.е. по обоим сторонам Днепра. После Ляхи-Поляне назвались Велико-Полянами и Мало-Полянами, а потом это название сделалось общенарицательным родовым для всех Ляшеских ветвей, а Киевские Поляне взяли себе синоним этого имени Украинцы, Украина, которое встречаем уже по 1187 г. “О нем же (Владимире Глебовиче) Украина много постана” (Киевск. Летопись). Здесь под Украиной, разумеется вся Киевская Область, а со временем это название перешло и на всю Малороссию.