С широко открытыми глазами

Мы шли по надземной дороге и свернули у очередного многоэтажного торгового центра. Сказать, что в Бангкоке их много, не сказать ничего. Город практически бескрайний и небоскребы тут привычное дело: торговые центры, отели, офисные здания. Жить в центре удобно, но шумно, пусть и недалеко от работы, но каждую ночь пытаешься уснуть под музыку из местного бара. А еще эти узкие улицы, люди, машины и запахи вокруг. Уже совсем скоро придется найти приемлемый кондоминиум где-нибудь подальше, а пока располагаемся в апартаментах одного из бесконечного множества столичных отелей. Его предоставили на первый рабочий месяц, так сказать, перекантоваться. Вид из окна непривычен даже для моего равнодушного взгляда. Чувствуешь себя агентом ЦРУ, которого забросили на край света для выполнения чертова задания.

Вид из окна отеля, двадцать первый этаж
Вид из окна небоскреба, восемьдесят четвертый этаж

Мы зашли внутрь и дальнейший путь в столовую проходил через большой торговый зал, где продавалось все и сразу: ноутбуки, телевизоры, шапочки для бассейна, женские духи, кровати и гирлянды. Сегодня китайский Новый год. Чем-то же надо нарядить елку, или дракона, или что они там наряжают? Свернув за угол в небольшом холле, мы остановились у секции лифтов. Поднявшись на десятый этаж и пройдя еще пару извилистых коридоров, мы наконец-таки добрались до столовой. Людей рядом с нами явно прибавилось. Что-то мне подсказывало, что эта столовая для персонала торгового центра, и, как оказалось, это действительно так.

В центре столовой стояли длинные столы, а по краям располагались прилавки с едой. Выбор был примерно такой же как и в любом другом месте, где я был за прошедшие две недели: рис, морепродукты, курица, свинина, говядина, яйца, овощи, салаты, супы, десерты, напитки и фрукты. Я взял все, что было привычно славянскому взору, да побольше, потому что здесь было в два раза дешевле, чем в других общепитах. Ключевое слово привычно. Потому как в Бангкоке, например, есть ночной рынок, на котором можно попробовать личинку мухи или каракатицу. Показал пальцем, тебе разогрели, насадили на палочку и готово. Рынок большой и шумный, жизнь его кипит, как осьминог в кастрюле. Палатки чередуются с лавками и столами, повсюду бары и открытые веранды. Рыбу жарят на углях, клешни крабов дробят молотками. В непродовольственном ряду брутальные мужики выстригают слащавым затылки и бьют татуировки с черепами.

Рыба
Кальмар
Саранча

У входа в столовую стоял трехметровый стеклянный прилавок и со всей ответственностью происходящего там продавались наручные часы. Что правда? В огромном торговом центре, заполненным всякой всячиной, в зале столовой для персонала, который продает, а не покупает и пришел поесть, вокруг риса и креветок продаются наручные часы. Сопутствующий товар. Сложно представить себе ситуацию, в которой после тарелки с кашей я захочу купить водонепроницаемые с кожаным ремешком. В общем, мы поели и пошли обратно. Выйдя в коридор столовой, я заметил, что слева вдоль стены располагаются стеклянные блоки, такие небольшие кабинки на одну-две персоны, в которых сидели какие-то люди и смотрели в маленькие телевизоры напротив. О, Господи, это был караоке. Как сказал мой коллега: “Everything is possible in Bangkok”.