Русский Сайлент Хилл

Slava

Москвичка в жопе спичка. Пост добра и любви.

— Изволите ли немного ада? — Voilà!
(Неизвестный источник.)

Посмотрел таки “Юрьев день” от Тридцать-Серебренникова и ко. и вот что констатирую: это аллес, товарищи. С другой стороны, ничего нового, поскольку каждый из нас хоть единожды, но наблюдал картины деградации в масштабах деревни, поселка, микрорайона или того, что называется социальной группой, или, не приведи Бог, семьи. Кроме разве что совсем рафинированных гламурных кисо.

Фильм классифицирую как полезный, но как все сильнодействующее, требует дозированного применения и пригоден для крепких в психологическом плане особей. Лицам, впавшим в грех уныния, категорически не рекомендован. Хотя… подобное лечат подобным, и не исключаю, что двухчасовой трэшевый outview может оказать терапевтическое воздействие. Но пост не о том.

Найдутся, конечно, желающие, накидать камней в автора картины за то, что русские показаны откровенным быдлом, но фактом остается то, что такая Россия существует, как существует, несомненно, и другая Россия — культурная, интеллигентная и не разделяющая интересы страны и свои интересы, причем не в виде каких-то высоких патриотических материй, а в банальном быту — не жить свинье подобно.

Не воровать и не оправдывать воровство и коррупцию, не унижать соотечественника, когда ты сильнее его, не пресмыкаться перед тем, кто сильнее тебя, не жрать алкоголь и наркоту, не мочиться в подъездах, не ходить по газону, не гадить себе и ближнему, — ибо все это явления хотя и разного порядка, но одного свойства, которое Фрейд назвал стремлением к смерти.

Серебренниковская же Россия требует выжигания каленым железом. Не Юрьев день, а жесткая (жестокая) терапия, если понадобится и хирургия — на год/десятилетие/десятилетия — чтобы та Россия, которую мы хотим видеть, сохранилась, придется лечить пораженные ткани ударными дозами антибиотика или ампутировать.

Глобальный Санпропускник в светлое будущее, оставляющий, тем не менее, шансы и деградантам, — через трудовые и реабилитационные программы в местах временной изоляции, обучение специальностям там же и принудительное трудоустройство по выходу на первых порах — и лишь затем свобода как заслуженная и осознанная роскошь, с перспективой ее ограничения при нарушении правил эксплуатации сего коварного сабжа.

Проблема нации — в наличии двух противоположных и взаимоисключающих культурных кодов. Один — все то, чем мы гордимся, и что, отдать должное Советам, культивировалось ими путем всеобщего образования, ликвидации безработицы, привлечению к общественной жизни и культуры. Второй показан в “Юрьевом дне”. Дне… — да-с, оговорка по Ницше.

— Вы картину “Усекновение главы Иоанна Предтечи” внимательно изучали?
(Неизвестный источник.)

Интересны околомистические интерпретации сабжа, их можно прочитать в “Кинопоиске”: де, тот самый Ванька, что Европу в сорок пятом научил — как вы смеете, не троньте свято грязными руками, вывсеврети (Серебренникову). Я думал об этом, пытался услышать пение ангелов в экранном гадюшнике — увы. Ванька пал в Великой Войне, покрыв костями полстраны и три четверти Европы — не успев передать новым поколениям энтузиазм и воодушевление предвоенных лет. Возможно в этой непреемственности и состоит самая большая трагедия Великой Отечественной.

Но, простите, прошло уже семьдесят лет — пора бы восстановиться естественным образом вытеснения зла добром. Но нет, не состоялось, “хорошо не жили и привыкать не надо”, и влияние перестроечных лет под началом грабительской ельцинской банды и его шавок прослеживается в сюжете куда более четко (и называется прямым текстом после сцены безобразного секса, обойтись без которой Серебренников, конечно, не мог). Ну а что касается самой новейшей истории в Хронике Вставания с Колен — тут еще рано давать оценки, но тенденции не внушают оптимизма. Наследие Путину досталось непростое, но решительных подвижек в плане моделирования новых поведенческих паттернов (а необходимость их очевидна) не обнаруживается.

Можно, конечно, поупражняться в изящной словесности, рассуждая о том, чего больше. Серебренниковская Россия — явление вымирающее, локальное и вообще суть утрированное переложение на кинопленку внутренних страхов-чаяний-надежд режиссера (и на дне ангелы поют) — или же нет, явление статичное или прогрессирующее?

Но пропорции в этом поганом вопросе не имеют значения — гангрена, начавшись с пальца, за неделю убивает весь организм. Важно наличие очагов поражения, а их способность к генерализации очевидна. По ряду исторических и социальных причин нация не имеет иммунитета для подавления многих социальных язв, и остается компенсировать естественный иммунитет (подвижничество героини восхитительной Ксении Раппопорт в тюремном туботделении) искусственным.

Кто не в состоянии починиться, тому должно помочь государство. Ну а те, кто не с нами и насажает хаос и разрушение (речь отнюдь не о Серебренникове, он показывает, но он не причина) — мы понимаем, что с ними делать.

Заметки автора в FaceBook

Twitter

и Telegram.


Originally published at telegra.ph on May 25, 2017.