Буренка

Рассказ написан в рамках домашнего задания для CWS.

Буренку выкупили у мясокомбината в последний момент. Труппа бродячего цирка искала для своего представления новую лошадь, взамен издохшей, хотели найти подешевле и побыстрее, вот с мясокомбината и начали. Раздумывали недолго — пегая масть, благодаря которой Буренка получила свою кличку, нравится детям, к тому же, Буренка при осмотре показала себя кобылой исключительно спокойной и покладистой.

Буренка быстро научилась всему, что требовала от нее новая работа: равномерно бегать по кругу, не обращая внимания на запрыгивающих акробатов, садиться и ложиться по незаметным командам дрессировщика. Резкие и громкие, как выстрелы, удары хлыстом первое время пугали ее, но вскоре она привыкла и к ним.

Она с готовностью «кланялась» любому, кто был готов угостить сладкой морковкой, охотно подставляла бока для чистки конюху, клала морду на плечо Анечке — своей напарнице по номеру, девушке-акробатке, регулярно заходившей к ней в денник поплакаться на жизнь.

Все шло отлично, пока дрессировщик не решил добавить в представление изюминку: прыжок через горящее препятствие. Завидев огонь, Буренка превращалась в дикую неприрученную лошадь и бросалась прочь с арены.

Дрессировщик от затеи не отказался. Не обращая внимания на протесты Анечки, он оставил Буренку на ночь в узком проходе, надежно привязав, и поставил вокруг горящие факелы.

В середине ночи, когда все уснули, девушка потушила факелы, отвязала обессилевшую от попыток вырваться Буренку и отвела в денник.

Через несколько дней номер с прыжком через огонь вызвал бурные овации.

Но теперь, оставаясь в деннике, Буренка стала отворачиваться в дальний угол и не реагировала на попытки ее погладить или угостить.

Однажды ночью, после очередного удачного завершения гастролей, Буренку разбудил треск, крики и запах дыма. Цирк горел. Огонь дожирал купол, перекидывался от одного трейлера к другому, подползая все ближе к деннику равнодушно взирающей на пляску языков пламени Буренки.

За стенкой денника послышались быстрые шаги и кашель. Между прутьями дверцы появилось раскрасневшееся лицо Анечка со слезящимися от едкого дыма глазами. Одной рукой она вытирала слезы и пыталась рукавом закрыть нос, другой дергала заедавшую задвижку.

Наконец задвижка поддалась, дверца открылась, но ветер принес густое облако горького черного дыма, девушка сильно закашлялась, осела и растянулась на земле, раскинув руки. Так же, как на представлении. С треском, похожим на удар хлыста, упала балка навеса — щелк! Буренка вышла из денника и, обойдя Анечку, заученным движением легла рядом. Здесь, у пола, воздух был не таким горьким. Лошадь толкнула мордой тело девушки — та снова закашлялась, открыла глаза, а потом привычным движением схватилась за гриву, подтянулась и легла поперек лошадиной спины. Щелк! — еще одна балка упала в каком-то метре. Буренка осторожно поднялась и, как и положено в ее номере, рысью сделала круг по арене-двору, переступая через горящие балки. А потом той же размеренной рысью побежала вдоль полыхающих огнем обшивок трейлеров — номер закончен, пора красиво уйти за кулисы.

Как только Анечку выписали из больницы, она сразу же поехала в конюшню, которая, как ей сказал дрессировщик, приютила Буренку. Там ветеринар сообщил ей, что лошадь усыпили: отравление угарным газом резко ухудшило ее состояние после перенесенного несколько месяцев назад инфаркта.

В этот же день Анечка, акробатка, которой все прочили успешную цирковую карьеру, забрала свои документы у руководителя и больше никогда не переступала порог цирка.