Прелые яблоки

Воздух был такой горячий и такой густой, что напоминал кисель, но при этом совершенно прозрачный, дышать было, наоборот, легко. Бесконечное лазуритовое небо, сверкающее солнце, чахленькие облачка, сахарной ватой таявшие от жары. Была середина августа.

Взяв ставшее уже ритуальным капучино в Макдаке, я пошла в ставший опять-таки ритуальным скверик у памятника Алишеру Навои. Солнце ласково, но настойчиво пекло мою спину, крепкая молочная пенка была стабильно восхитительной, и я, предвкушая 10 блаженных минут, устроилась на нагретой деревянной лавочке, раскрыв книжку на заломанной страничке.

Горячий запах прелых яблок внезапно окатил меня тайфунной волной. И я непроизвольно стала оглядываться в поисках чего-то… Чего-то… чего-то, уже никогда не найти.

…деревянная изба-пятистенка, в которой всегда прохладно в жару, утомленные зноем вишни за окном, уже сбросившие свои кроваво-красные ягоды, хозяйственное жужжание мух-ос-пчел и прочей насекомой живности над кучей прелого яблочного жмыха, из которого брат небольшим крепким бревном выдавливал сок. Голос бабушки откуда-то с огорода, напоминающий деду про воду для полива огурцов… как же она его звала?…запах дедового беломора, ленивыми разводами плавающий в воздухе, и я, беззаботный веселый ребенок-жеребенок, нетерпеливо жду, когда погонят скотину с поля, и я пойду к теть Любе– сама! — за парным молоком, а потом, дома, буду пить его прямо из банки, стараясь в этот вечер выпить больше, чем вчера…

Никого, да и ничего уже не осталось из моих воспоминаний. «Мне грустно и светло», рассматриваю раскидистую яблоньку и стайку разномастных птиц под ней, увлеченно клюющих и дерущихся за те самые прелые яблоки величиной с ноготь. Ветки и газон под ними из-за этих птичек как будто живые, дерево словно перебирает своими бесконечными крючковатыми руками, пытаясь подобрать все плоды, упавшие на землю.

Но тут, повинуясь неведомой команде, вся толпа пернатых разом поднялась и взмыла вдаль и ввысь, унося с собой и мои, столь нежданные, воспоминания. Допиваю кофе, улыбаюсь небу, солнцу и точкам птиц в небе и иду домой. Впереди меня ждет еще много, очень много чего.

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.