Есть (ли) чему поучиться?

Меня несколько раз спрашивали о системе обучения, с которой я здесь столкнулась, и, мне кажется, пришло время рассказать. Будет полезно посмотреть не только положительные аспекты, которых, раскрою интригу, будет больше, но и сделать предположение о том, в чем местные методы уступают знакомым российским.

Предметы по выбору были для меня той самой недоступной иностранной роскошью, хотя, на деле все же привычной данностью, которую из-за “железного занавеса” получаешь лишь редкими командировками родственников. Сказала, будто мне это знакомо…Где-то в России эта система практикуется, но до меня волею судеб она дошла лишь в извращенном виде добровольно-принудительных спецкурсов. В Париже нашлось, где разгуляться душе: сплошное раздолье в выборе дисциплин, коих поражающее множество. Единственное ограничение — количество кредитов, которого хватило на 5 отдельных предметов, уложившихся в 6 пар — один представлен по знакомой манере лекция-семинар. Дух академической свободы напрочь отбил желание привязываться к дипломным припискам, так что в расписание включились следующие курсы: два на английском — “Мечты о городском планировании: приводя утопии в реальность в современной урбанизированной Европе” и “Современные теории справедливости” и три на французском- “Современная российская политика”, “Париж: политические методы управления городским пространством столицы” и “Психоанализ и политика”. Спектр широкий, отчего хоть на пары захотелось ходить.

#На полях: считаю личным достижением отсутствия любых производных слова “международный” в названиях предметов, так как за 2,5 года в МГИМО пришлось уяснить, что это слово ни с чем занимательным, а, главное, нужным мне в жизни, ассоциироваться не собирается.

Начнем с предмета, от которого у меня были самые солнечные ожидания: урбанистика. Класс из 25 человек полностью состоит из иностранцев из разных уголков земного шара — выделяется плодовитостью разве что Америка, но кого это удивляет. Курс амбициозно посвящен городским утопиям, чьи историю возникновения и способы реализации на практике мы и обсуждаем. Обязательное чтение контролируется короткими текстами, которые каждый, вне зависимости от того, делает он в этот день доклад со своей группой или нет, должен отправить не раньше вечера воскресенья преподавателю. Действительность оказалась приятнее — сроки сдачи пропускают 2/3 группы, в числе которых и я, только маме не говорите. Задания варьируются: сравнительный анализ текстов, case study по городу и одному кварталу. Лекции, однако,оказались менее увлекательными, чем все думали, отчего посещаемость страдает, хоть это и самая удобная по расписанию пара: моя среда начинается в 14:45, а через два часа и вовсе наступает свободное время до следующего дня. В целом, читать интересно, слушать терпимо, готовить проекты несложно.

Пойдем дальше по недельному распорядку: в полдень вторника на десятом этаже без лифта идет пара у 80 безумно заинтересованных в поздней советской и ранней российской истории и политике студентов. И у меня. К середине курса я окончательно поняла, что “французский подход” к российской политике, убедивший меня записаться на этот предмет, слабо примечателен тем, кто закончил 9 классов российской школы. Здесь претензия не столько к чрезмерной историчности — я в курсе, что кроме меня, Юры и самого преподавателя никто в этих дебрях ранее не бывал, но к скудности политологии, которая, честно, на уровне ЕГЭ, отчего внимания не заслуживает. Полезность курса заключается в околороссийской лексике, и на том спасибо. Хотя есть огромный плюс — разрешили работу на 15 страниц выполнить на родном русском.

Дисциплина по теориям справедливости оказалась узкопрофильной политической философией, жутко интересной и с трудом понимаемой. У преподавателя прекрасный британский акцент и недурное чувство юмора, хотя про травку он шутит все же слишком часто, для того, кто никогда не пробовал. Проблемы начались, когда наступил срок сдачи работы на 6 страниц по темам, суть которых я уловила, скажем, лишь в общем. Целый день, 4,5 страницы, неделя просрочки — не такая уж я и умная…

Курс по Парижу неплох в аспекте французского, а иногда ещё балует занятным содержимым, однако есть два больших НО: во-первых, чтобы не плавать от слова полностью надо было прослушать полный курс французской истории, так как вопросы про имена, даты и цвета стен в комнатах правителей остаются без ответа; во-вторых, он стоит в расписании в 19:15, так что о ведении конспекта или, куда там, слушании преподавателя, речи не идет.

Вишенкой на торте мой любимый предмет — психоанализ. Преподает практикующий психоаналитик, развлекающий историями из своей профессиональной деятельности, тексты — читаю что-то я только по этому предмету, — познавательные, атмосфера очень располагающая. В общем, вот что происходит, когда ты изучаешь то, что хочешь. Вдобавок, эта пара утром четверга завершает мою учебную неделю, поэтому приносит дополнительную радость.

Разделять на преимущества и недостатки не вижу смысла, так как это в целом видно по интонациям. Не знаю, однако, куда отнести отсутствие постоянной группы: вроде общаешься с большим количеством людей, но инициативу приходится проявлять недюжинную. Хотя выделю один заметный плюс — желание и возможность работать в библиотеке, так как это несказанно удобно, к тому же этим занимаются настолько все, что высока вероятность, что единственным свободным местом останется пол.

Что сказать, опыт, конечно, полезный и увлекательный. Даже хочется заочно сказать спасибо за то, что здесь я начала в полную силу думать над тем, чем же я действительно хочу заниматься в жизни. Жаль, что до этого придется еще немного поучиться в МГИМО.

Like what you read? Give Yana Protasova a round of applause.

From a quick cheer to a standing ovation, clap to show how much you enjoyed this story.