#62695

– ох, дорогая, ну нельзя же столько работать

– да ладно, мне нравится то, чем я занимаюсь

– ещё и самообманом занимаешься…

вердикт моей подруги N был неутешителен, а диагноз предопределён: трудоголизм, которым я пытаюсь перекрыть зияющую чёрную дыру внутри.

– вот ты когда последний раз на свидании была? – N начинала самый банальный из всех банальных диалогов.

– хм, на прошлой неделе, кажется, – сказала я вслух, а про себе подумала: «ну-ну, не на такой ответ надеялась»

– небось весь вечер о презентациях своих думала?

– ну да, скучно было, надо же было чем-то голову занять

– ага! так и знала! – прямо таки крикнула N тоном, с которым эйнштейн мог разве что теорию относительности доказать.

и тут я поняла, что не оправдываю социальных надежд. где страдания? почему я не страдаю? советская женщина должна страдать! вступив в деструктивные отношения, занимаясь нелюбимым делом, она должна страдать не смотря на 2016 год за окном. причём неизвестно ещё на каком слове больший акцент: должна или страдать.

помните известную поговорку «друг познаётся в беде». так вот фигушки. друг познаётся в счастье. ах, как легко и приятно чувствовать своё превосходство над разваливающимся на куски другом. как легко даются советы типа «ну-ну, всё наладится». а если ещё и делом помощь подкрепить, вообще молодец. но что делать, если друг счастлив? нешаблонно, по-своему, с периодическими кризисами, но по большому счёту счастлив. ему и помощь вроде бы не нужна. наоборот, это ты рядом с ним эта самая развалина. и совет ему никакой не нужен. а может и дружба твоя ему не нужна? вон же, счастливый какой, планы амбициозные, мысли всё сложнее. обычно на этой счастливой ноте дружбе и приходит конец. тихий такой, незаметный конец. а все просто: кто-то решил быть счастливым, а кто-то… но это уже совсем другая история.

дорогая N, я отказываюсь страдать. я отказываюсь быть должной тебе и всем остальным. я знаю, что ты желаешь мне добра. я надеюсь, что у тебя всё будет хорошо и однажды ты меня поймёшь. и простишь

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.