Кейс: бизнес модель на знаниях (без блокчейна)

Если бы кто-то сказал мне лет 15 назад, что я буду изучать Евангелие, чтобы понять, как построить бизнес-модель на знаниях, то я бы рассмеялся такому человеку в лицо. А вот теперь сижу и вчитываюсь в простые, вроде, слова, на которых была заложена самая древняя и успешная корпорация — Христианская церковь, и которые вызывают так много противоречий сегодня, когда эта корпорация уже давным давно перестала опираться на слова своего легендарного основателя.

“19. Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут,

20. но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут,

21. ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше.”

(Св. Евангелие от Матфея 6:19–21)

Как можно было на отрицании стяжательства и накопительства построить корпорацию, просуществовавшую более двух тысячелетий? Я думаю, что стартап, основанный Иисусом Христом, первые лет пятьсот, примерно, существовал исключительно как корпорация знаний, а не как корпорация капитала, и именно это обеспечило его невероятный успех. Иисус знал как освободить вычислительные мощности мозга человека для решения сверхзадач. Поэтому он и его ученики действительно творили чудеса.

Текст Нагорной проповеди, который последние полторы тысячи лет пытаются всячески исказить и интерпретировать сами церковники, погрязшие в стяжательстве (эксплуатирующем поведении на языке нейрофизиологии и кибернетики) — это не что иное как инструкция по построению корпорации знаний. Инструкция, где разжевано и разложено по полочкам все, что надо делать, чтобы освободить поистине уникальные ресурсы человеческого мозга и направить их на познание (исследовательское поведение в терминологии нейрофизиологов и кибернетиков), которое только одно и приносит безотчетную радость бытия (за счет регулярной и интенсивной секреции дофамина в мозгу, как установили нейрофизиологи).

Мы живем в мире, перевернутом с ног на голову. Недавно я приводил ссылку на исследование американских ученых, которые установили, что 87.5% американцев спонтанно предпочитают зарабатывать, и только 12,5% любят копить. И меня поразило, что у этих ученых стояла задача предложить решение, как перепрограммировать мозг людей, чтобы они полюбили копить. Хотя ответ напрашивается сам по себе — накопление, стяжательство противоестественно для человека, для самого устройства человеческого мозга. Это — аномалия, свойственная ничтожному меньшинству человечества. Тем не менее, подавляющее большинство человечества вовлечено в игру по правилам ничтожного меньшинства.

Люди загружают свой суперкомпьютер-мозг простыми арифметическими вычислениями — бухгалтерией своего и чужого богатства, а также беспокойствами о том, как это богатство заполучить, приумножить и не потерять. И только у 12,5% это происходит естественно — с подключением вероятностного суперкомпьютера вместо банального калькулятора, потому, что для этих людей стяжательство — это исследовательский процесс, который любит их мозг. Ну и играли бы в свои фантики сами. Зачем остальные 87,5% подключать? Так и напрашивается теория глобального заговора богачей.

Однако, у Малкольма Гладуэлла в книжке “Переломный момент” описывается механизм спонтанного возникновения таких ситуаций, когда ничтожная часть населения задает правила поведения для всех остальных. Он приводит пример того как районы города становятся благополучными, если доля приличных жителей в них повышается с 4% до 4,5%, кажется. Цитирую по памяти, но порядок цифр такой. Поэтому, возможность поставить человечество с головы на ноги существует и вопрос стоит о 2,5% процентах стяжателей, чтобы повернуть ментальную модель большинства населения с неестественного для него стяжательства на естественное зарабатывание.

Знания стяжать нельзя. Они живы пока ими пользуются люди. В самых прочных кремниевых закромах компьютеров они мертвы — просто портятся и протухают. Искусственному интеллекту, который сейчас заставляют рыться в этих помойках протухших знаний, до человеческого мозга, как процессора знаний, еще также далеко как человечеству до полетов к звездам. Только мозг человека способен заставить знания работать. А в процессе работы знания растут и размножаются, конечно. Кооперация (не путать с буржуазно-фашистско-коммунистическим коллективизмом) между людьми с освобожденными мозгами этому процессу очень способствует.

Консалтинговый бизнес в прошлом веке ближе всего подошел к созданию корпорации знаний, приняв партнерскую модель организации, где каждый финансовый год начинался с нуля (остатки дензнаков на счетах, чтобы хватило на два месяца — не в счет). Так жили McKinsey, например, и нас учили. Сломалась эта модель тогда, когда партнеры консалтинговых фирм, зарабатывающие сотни тысяч и миллионы долларов в год начали завидовать своим клиентам — корпоративным менеджерам, чьи заработки за счет опционов выросли до десятков и сотен миллионов. Появились партнеры, мечтающие разбогатеть, чтобы ничего не делать или заняться тем, что им на самом деле нравится. И все. Если работа перестает давать исследовательский дофамин, позитивная обратная связь нарушается и партнерство разваливается. Сейчас консалтинговый бизнес — это руины партнерств.

Но наступают роботы с искусственным интеллектом, которым будет все равно, чем заниматься, и человек, занимающийся нелюбимой (не исследовательской для его мозга) работой, скоро может оказаться неконкурентоспособным и никому не нужным. Поэтому создание бизнес-модели, которая работает на знаниях, а не на капитале, возможно, не только веление моей души, но и потребность нового этапа развития экономики. Кто знает? Вероятность есть. Исключительно успешный пример — перед глазами. Даже с чего начинать подсказка есть (спойлер — это не блокчейн):

“18. Проходя же близ моря Галилейского, Он увидел двух братьев: Симона, называемого Петром, и Андрея, брата его, закидывающих сети в море, ибо они были рыболовы,

19. и говорит им: идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков.”

(Св. Евангелие от Матфея 4:18,19)