GoValley: Что я узнал о Силиконовой Долине, часть 3

Это третья и заключительная часть рассказа про мою поездку в Долину. Первую читайте тут. Вторую — тут.

Опен спейс в акселераторе Plug and Play

Татьяная Федорова, Анна Дворникова, AMBAR

AMBAR — это ассоциация русскоговорящих предпринимателей в Долине. Сообщество включает более 50 тыс. участников платформы обмена знаниями (участие платное).

AMBAR является организатором крупной стартаперской тусовки SVOD, которую посещают более 2000 участников со всего мира. Это один из самых крупных смотров стартапов в США.

Организаторы тщательно отбирают проекты, консультируют основателей и помогают провести репетицию выступлений, чтобы достичь наилучшего результата. Число заявок на мероприятие превышает число принятых участников в несколько раз.

Долина во многом развивается за счет притока талантов из других стран. В Калифорнии проживает 36% иммигрантов. Сравнице эту цифру с 10% в среднем по США. 47% бизнесов создаваемых каждый год в Калифорнии создаются иммигрантами. 30% иммигрантов — индусы (1 место), 5% — китайцы (2 место). Все остальные представляют другие страны.

Татьяна, как и другие наши спикеры говорила, что есть много компаний в Долине, которые готовы к рисковым проектам. Например, Bank of America тратит несколько миллиардов долларов в год на такие эксперименты. Они говорят: «придумайте мне что-нибудь крутое для наших клиентов».

Авиакомпании сейчас ломают голову над тем, как развлекать людей в самолете. Что предложить в полете, кроме кино? Может какую-то виртуальную реальность, какое-то социальное взаимодействие между пассажирами самолета?

Один из феноменов долины — чрезвычайная вежливость. Почему все к друг другу так нежно относятся? Сегодня эта девушка — секретарша, а завтра твой начальник. Карли Ферина пришла в HP и была простым секретарем, а потом стала СЕО. И так происходит на каждом шагу: сегодня ты без работы, завтра у тебя стартап, а послезавтра ты поднимаешь миллиард долларов.

По той же причине, когда инвесторы отказывают в инвестициях, они это делают очень аккуратно. Даже стараются как-то помочь компании. Все потому, что может так случиться, что на следующем раунде он будет бороться, чтобы попасть в эту компанию.

Марина Могилко, Linguatrip

Linguatrip — это маркетплейс для курсов по иностранным языкам в стране-носителе. Они еще называют себя «Booking.com для курсов». И отчасти это правда. Курсы, помимо занятий, обычно включают проживание в студенческом общежитии или принимающей семье. Иногда курсы с жильем в Сан Франциско обходятся дешевле, чем съем квартиры или аренда отеля.

Уникальность проекта в том, что до Linguatrip площадок с возможностью выбрать курсы по параметрам и получить независимые отзывы просто не существовало.

Начинала Марина не с пустого места. К моменту запуска проекта у нее уже был свой канал на Youtube с десятками тысяч подписчиков.

София Аракелян, Findo

Findo — ассистент, который позволяет пользователю искать по своим файлам во всех онлайн сервисах и устройствах.

Казалось бы, зачем это нужно? Давайте разберемся. В 1996 году было 257 тыс вебсайтов, а в 2001 — уже 29 млн. Тоже самое происходит с в области персональных данных. Сейчас в среднем на пользователя приходится примерно 300 тыс элементов для поиска. По прогнозу основателей Findo через 5 лет их будет порядка 10 млн. Фотографии вашей кошки, сообщения от подруги в 10-ти мессенджерах, сохраненные «на потом» статьи и посты. Все это хранится не только у вас в телефоне, но и на компьютере, планшете, Гугл Диске, Фейсбуке и много где еще.

Компания заявляет продукт как AI-driven human-like smart search assistant. Но по правде говоря мне вообще без разницы как Findo работает, если ему удается найти то, что я хочу.

Основатели компании: Давид Ян (ABBYY, 1300 человек по всему миру) и Гэри Фовлер (сооснователь известного в России акселератора GVA Launch Gurus).

Роман Глуховский, партнер Kernel Capital

В Долине сотни фондов до $100 млн. Но создание входящего потока сделок не является проблемой: каждую неделю проходит порядка 20 мероприятий, на которых основатели представляют свои проекты.

Роман рассказал на что смотрят инвесторы, оценивая компанию:

  • Cash Flow — есть ли приток денег, каков баланс
  • Revenue \ unit economy
  • Customer traction — остаются ли клиенты с вами
  • Анализ pipeline (воронки) — сколько там компаний, на какой фазе, какие конверсии, каков процесс привлечения клиентов.

Важно не то, что есть в этом списке. А то, чего в нем нет. Например, списка новых фич и плана по их выпуску.

Основная ошибка компаний из xUSSR в том, что они не берут основателя из США. «Вы не знаете что вы не знаете» — заявляет Роман.

На встрече мы также обсуждали вопросы организации процесса продаж:

  • Отдел продаж — самое сложное. Американские продажники лучше всего умеют продавать себя. Трудно понять насколько хорош кандидат на самом деле и подходит ли он вам.
  • Продавать маленьким и большим компаниям — разные вещи. Для этого требуются продавцы с разными связями. Успешный продажник из крупной компании — это не обязательно будет вам полезен.
  • В любой индустрии есть компании, готовые рисковать и внедрять что-то новое. Такие фирмы готовы сотрудничать со стартапами.

И про акции: даже в компаниях на раунде С, с оценкой $500 млн. трудно продать свою долю по текущей цене. На вторичном рынке ваши акции стоят значительно меньше.

UBER

Мы посетили центральный офис UBER в Сан-Франциско. Это был скорее неофициальный визит. Нас пустили только на рекреационный этаж, где расположена кухня, бар и зона отдыха с теннисными столами.

Из того, что мне запомнилось про Uber:

  • В компании работают 4000 разработчиков (имеется ввиду персонал, относящийся к разработке, включая QA и менеджеров проектов).
  • Uber делает свои собственные карты для водителей (и автопилота), т.к. на картах Гугла нет всей необходимой информации: подъезды, места где можно останавливаться, парковки. Одними только картами занимаются 120 человек, не считая тех, кто вносит данные.
  • Сотрудники в Uber делятся на две категории: топ 5% по производительности и остальные. Первые получают значительно более высокую зарплату и бонусы: что-то около +100%.

Адар Путерман, Safesforce Ventures

SF Ventures один из крупнейших корпоративных венчурных фондов. Каждый год фонд заключает сделки на сотни миллионов долларов.

Стратегия фонда заключается в инвестировании и покупке покупке компаний, способных усилить их продукты при помощи новых технологий. Некоторые продукты начинаются с покупки соответствующих компаний. Маленькие компании приобретаются за деньги, более крупные — в обмен на акции.

У SF Ventures 175 портфельных компаний в 14 странах. Фонд входит в топ-10 инвесторов в категориях Enterprise \ Cloud software. Маленькие компании приобретаются за наличные, большие — за акции Salesforce.

Вера Шохина, Silicon Valley Bank (SVB)

35 лет назад в Долине решили, что инвесторам и стартаперам нужен свой банк. И он появился. Лично для меня было не очевидно, что банк делает нечто большее, чем хранит деньги вашей компании. И что даже с такими операциями как оплата со счета могут быть нюансы.

SVB может открывать счет для компании по звонку (конечно, зависит от того кто звонит), в течение дня. Если вы хотя бы раз проходили эту процедуру, то знаете какая это редкость. В Прибалтике, к примеру, на это могут потребоваться недели, стопки документов и личный визит. Обычные банки не понимают особенностей работы фондов и стартапов, не имеют близких отношений с инвесторами.

Банк также умеет выдавать кредиты технологическим компаниям до выхода продукта. При этом процент списаний составляет всего 0.5% общей суммы. Такая эффективность достигается за счет того, что в Долине очень мало фрода, почти никто не врет. Участие правильного фонда в сделке как правило гарантирует, что компания дойдет следующего раунда. А значит и долг банку будет возвращен.

Дешевые кредиты для компании означают возможность для основателей сохранить большую долю. Если компания привлекла $5 млн., то SVB выдаст ещё $2 млн. в виде кредита.

SVB следит за выпускниками акселераторов, чтобы вовремя открыть им счет. «Нам очень важно поймать все технологические американские компании в момент формирования. Для этого, например, мы работаем с инженерами крупных компаний. Мы знаем всех юристов, которые работают в долине, они также помогают нам выявлять стартапы на стадии зарождения.»

Самая большая проблема с российскими клиентами — разница в менталитете. Все хотят обналичивать. А люди из Долины не могут понять, зачем может наличка понадобиться.

В Долине все хотят видеть «клюшку» — график сильного и уверенного роста. Если вы не можете показать / пообещать «клюшку», попытайте удачу в других штатах с развивающимся стартап движением: NY, Portland, Texas. Там и требования ниже, и жизнь дешевле.

В Долине всё происходит очень-очень быстро. Например, возможно в России вы думаете «через пару месяцев я сделаю бизнес-план». В Долине, если вы предприниматель и хотите поднять $3–4 млн., предполагается что у вас бизнес-план сразу в голове и вы его должны нарисовать за два дня. Инвесторы ожидают, что у вас уже есть отношения с клиентами, обкатана идея.

Инна Ефимчик, White Summers

Юристы из White Summers говорят по русски и хорошо зарекомендовали себя в Долине. Мы обсудили визовые вопросы и инкорпорирование бизнеса в США. Про регистрацию компании писать не буду, материала в сети предостаточно.

А вот про визы скажу пару слов. Есть три основных типа рабочих виз, которые чаще всего выдают:

  • H1B — виза для сотрудника, приглашенного работать в США. Получить её трудно, т.к. есть квоты и они выбираются в первой половине года. Начинать собирать документы нужно сильно заранее.
  • L1 — виза для управленца, открывающего дочернее предприятие в США. Эта виза подойдет мало кому из «простых людей».
  • O1 — виза для человека с экстраординарными способностями, самый реалистичный вариант. Про нее чуть ниже.

Оформление каждой из этих виз обойдется примерно в $5–6 тыс., включая работу юриста и пошлины. У каждой визы есть соответствующая грин карта (вид на жительство в США).

Чтобы получить визу О1, нужно доказать, что вы обладаете выдающимися способностями. Вам необходимо удовлетворить минимум 3-м из 10-ти критериев, по которым оцениваются такие способности. Несмотря на громкое название, получить визу представителю креативного класса относительно просто. Подробнее можно почитать, например, тут.

Коллега Ирины рассказал забавный случай. Некоторое время назад он оформлял визу О1 для женщины из России, которая обучает искусству орального секса. У неё есть своя «школа минета» в Москве и публикации в СМИ на эту тему. Дама подавалась на визу именно на основании этого «дара» и её заявка была одобрена. Так что скоро и в этом виде деятельности жители Калифорнии будут впереди планеты всей З=э ()-:


Спасибо за внимание и удачи!