XXXV. 05/12

В Латинской Америке очень легко вылететь из себя
Один раз прошлой зимой в Уругвае я шла по проселочной дороге
Из магазина домой, с продуктами наперевес
И внезапно почувствовала, что по этой пустой дороге
Нас идет трое: мое тело, мои мысли и отдельно моя душа

Что-то такое же было много лет назад на трассе в Эквадоре,
Между миром совсем древним и миром совсем молодым, человеческим,
Я летела над собой, как если бы перенеслась в птицу над головой
И видела внизу, под крыльями, движущуюся точку, дорогу, трассу,
и потом так же видела сверху на днях:
заснеженный майский тротуар, поток машин, гостиницу «Космос»,
уже совсем на другом континенте и в других широтах.

Или, как сегодня, стоишь в гостях, впитываешь разговоры, запахи, эмоции,
Разглядываешь, окунаешься, с благодарностью воспринимаешь симпатию и открытость,
Отдаешь взамен интерес и тепло, греешься в этом круговороте улыбок и слов,
И потом за несколько секунд взлетаешь над звуком голосов, узорами рук,
Оказываешься у потолка, как на невидимой антресоли,
И чувствуешь одновременно вперед, вниз, вверх и по диагоналям
Впитываешь эту разницу, насколько там, наверху, тише,
Как если бы звук в комнате можно было разделить на слои,
нижний, средний (самый громкий), верхний, прозрачный, беззвучный, самый легкий,
И думаешь с благодарностью: спасибо за здесь, за сейчас,
За возможность слышать, видеть, чувствовать в таком количестве вертикалей,
Жить в этом моменте, быть этой жизнью, принимать в ней людей, зверей, растения,
Радость, боль, темное, светлое, принимать решения,
испытывать страх, ревность или зависть,
отказываться от дорогого, пытаться починить и исправить поломанное,
Сожалеть, надеяться, мечтать,
Рисовать цветом, печатать слова, петь и думать о настоящем, прошлом, будущем.
В каждом моменте во мне что-то умирает и что-то регенерируется, клетка за клеткой,
Каждый момент — самая яркая комбинация всей моей, твоей, нашей жизни,
Пульсирующая и двигающаяся через время, с людьми, ощущением вещей
И таким огромным веером рецепторов,
Что даже на вечерней кухне взлетаешь под потолок и видишь чудо:
Синий плафон, едкий сигаретный дым, десяток человеческих историй,
Переливающихся, как искорки калейдоскопа.
Это мерцание мы и видим из космоса, дрожащее, перекатывающееся,
Cовсем не электричество с наших маленьких рукотворных станций
Дает этой звезде цвет и свет, самый живой в галактике.