Сергей Боярский: оздоровление сети — вызов не только российского сегмента интернета

Депутаты Сергей Боярский и Андрей Альшевских внесли в Госдуму законопроект о штрафах за распространение “недостоверных, противоправных и порочащих честь и достоинство сведений в социальных сетях”, согласно которому физлицам может грозить наказание до 5 млн руб., юрлицам — до 50 млн.

#SPbMedia связалась с депутатом Боярским и попросила дать комментарий относительно этой законодательной инициативы. Полный текст которой можно прочесть вот здесь.

- Сергей Михайлович, сразу и конкретно — а что направлен законопроект?

- Законопроект, по своей философии, направлен на то, чтобы социальные сети, помимо предоставления пользователям площадки (для размещения контента), приняли активное участие в его саморегулировании, оздоровлении и санации. Это вызов не только российского сегмента интернета, но и зарубежного.

Мы опираемся в проекте на опыт Германии, которая с 2015 года озаботилась появлением в интернете большого количества противоправного и провокационного контента, но какое-то время пыталась решать эту проблему без привлечения ресурса федерального законодательства. В формате обмена мнениями с площадками. Но по итогам эксперимента поняли, что без экономического стимула в виде штрафов за неоказания содействия, крупный бизнес не способен взять на себя такую нагрузку. Поэтому, в Германии разработан и принят закон, который совпадает на 95% с нашей инициативой. суть его в обязанности оператора создать у себя внутри службу, которая обязана в круглосуточном режиме реагировать на обращения пользователей относительно замеченного ими противоправного контента, обрабатывать их и в случае подтверждения его неправомерности — незамедлительно блокировать его.

Ответственность для социальной сети наступает в случае игнорирования обращений пользователей. В этом случае в ситуацию вмешивается регулятор. Относительно того, кто это будет в нашей стране, определенности нет — это может быть как судебный орган, так и Роскомнадзор. Детали будут обсуждаться на площадке нескольких комитетов Думы. Впоследствии, можно будет говорить уже о крупных штрафах. Которые не должны быть такими как в Германии, но пропорциональны им, с учетом разности реалий наших экономик.

- А есть критерии к неправомерному контенту? Если пропаганда войны и ненависти — более или менее понятно, но все равно, требует формализации, то какой может быть критерий относительно информации, порочащей честь и достоинство?

- Я полагаю, что любой человек вправе потребовать удаления информации о себе, если он в состоянии предоставить опровержение. Полная аналогия с тем, как сейчас работают официальные СМИ.

Из опыта своего в качестве директора телеканала, я всегда готов был предоставить площадку и той и другой стороне. В социальных сетях реализовано только размещение какого-то контента и его потом репосты и неконтролируемое распространение. Что неправильно. В случае обращения человека с претензией, необходимо обеспечить заморозку распространения этой информации. Пусть она сохранится в кэше, станет потом предметом судебного разбирательства, но блокировать ее сразу, выводить из публичного поля, чтобы это не было инструментом давления, обязательно надо.

Я также отдаю себе отчет, что злоупотребление такими жалобами тоже возможно. Потому и призываю как операторов распространения, так и экспертов области, включиться в дискуссию по этому вопросу.

Сейчас мы внесли только самую первую версию с пояснительной запиской, которая должна рассматриваться и на комитете по СМИ и по конституционному законодательству и государственному строительству и только потом выйдет на первое, самое сырое чтение. После которого можно инициировать бесконечное количество поправок от депутатов и законопроект, возможно, изменится до неузнаваемости.

Для компромиссного и действенного механизма нам крайне важно участие в этой работе и операторов социальных сетей с количеством пользователей от 2 млн, являющихся налоговыми резидентами РФ. Механизма оздоровления ситуации в глобальной сети. Отмечу еще раз, что мы — не первопроходцы с этим решением. Германия по такому пути пошла и мы ориентируемся на их опыт и немецкий прагматизм.

- Можно ли здесь провести аналогию с известным американским законом об авторском праве в цифровую эпоху, согласно которому контент, на который поступила жалоба о нарушении авторских прав, должен быть немедленно заблокирован, а взаимные претензии потом разрешаются в судебном порядке?

- Да, думаю, что такая аналогия была бы вполне уместной. Потому, что таким образом мы подкрепляем основополагающий принцип презумпции невиновности. Не заставляем человека оправдываться перед огромным, веерным, количеством публикаций, появляющихся по заказу, за деньги… А стараемся уменьшить моральный вред, который всегда возникает в таких случаях.

Но и вред — это не единственная причина. Нам нужно оздоровление сообщества. Ведь Роскомнадзора на всех не хватает. Он не может просматривать все группы с наркотиками, свержению власти, педофилами. Но наткнувшийся на такой контент пользователь должен иметь возможность сразу обратить внимание соцсети на такой контент, По которому она оперативно принимает решение, чтобы не оказаться под угрозой крупного штрафа.

- Такой еще актуальный вопрос: попадают ли под этот законопроект мессенджеры?

- Нет, они не являются предметор регулирования этого законопроекта. Ими сейчас занимается комитет Думы по СМИ, у них отдельная сфера регулирования. мы их оставляем в стороне.

Для справки:

1) согласно принятому в Германии документу такие крупные социальные сети, как Facebook, Twitter, Youtube, в течение 24 часов после получения жалобы обязаны удалять противоправную информацию, опубликованную пользователями. В противном случае им грозят денежные штрафы размером до 5 миллионов евро. Кроме того администраторы соцсетей должны раз в полгода опубликовывать список стертых сообщений.

2) социальная сеть “ВКонтакте” уже заявила пресс-релизом, что предложения российских депутатов об удалении информации по запросу пользователей “совершенно избыточны и не исполнимы по своей сути”.

Originally published at spb.media on July 12, 2017.