Исторические предпосылки создания системы 
социального кредита


В 2014 году Китай представил развёрнутый план создания системы социального кредита [1]. Под этим термином понимается система по работе с большими данными, которая на основании собранной разнородной информации о человеке или компании путём применения некоторого алгоритма расчёта вычисляет некоторый рейтинг. Этот рейтинг оказывает влияние на деятельность человека или компании путём введения наказаний, обычно в виде ограничений, накладываемых на трансакции или повышение их стоимости, а также поощрений, реализуемых различными способами в виде скидок, преференций и т.д.

Система вызвала бурную реакцию в западных СМИ, которые стали обвинять руководство Китая в повышении степени тоталитарности правления и рисовать оруэлловское будущее или ссылаться на более свежий и почти дословный пример из современного кинематографа [2]. Здесь, наверное, стоит отметить, что несмотря на острую критику СМИ, Китай ― не единственное государство, замеченное в слежке за собственными гражданами, сборе их персональных данных и последующей обработке [3]. Однако, насколько известно автору, система, разрабатываемая в Китае, обладает рядом уникальных свойств.

Во-первых, система спроектирована так, что она выставляет интегральную оценку на основе множества различных разнородных источников. Во-вторых, данная система является не только индикативной, но и прагматической, содержащей в себе готовое решение выявляемых проблем: так, снижение рейтинга автоматически влечёт за собой последствия, а потому не требуется дополнительная реализация отдельного механизма взысканий как реакции на то или иное конкретное событие, влекущее это снижение. В-третьих, к декларируемым задачам относится не просто поддержание порядка, но формирование более развитого общества, что представляет собой гораздо более сложную задачу. Примечательно, что именно в Китае история методик оценки граждан как потенциальных или действующих экономических агентов наиболее обширная.

По мнению ряда исследователей, история методик оценки и ранжирования персонала уходит своими корнями в древний Китай. Наиболее ранним сочинением по данной тематике считается трактат Лю Шао «Учение о человеческих способностях» [4], созданный около 240 г. н.э. Как считают некоторые учёные [5], политическим императивом к данного рода исследованиям послужила потребность определения причин упадка династии Хань. И хотя единодушия среди умов того времени не наблюдалось, целый ряд исследователей называл в качестве причины проблему найма способных и честных государственных служащих [6].

Работы по формированию требований к отбору кадров имели заметный практический результат [7]. Так, было принято решение проводить отбор кадров для государственного аппарата путём проведения экзаменов, что оказало большое влияние на социальную мобильность в Китае [8], а позднее и вовсе привело к развитию системы образования, введению механизмов финансирования обучения преуспевающих студентов и т.д. Разумеется, с течением времени происходило усложнение как системы отбора, так и системы образования в целом. Впечатляющим обстоятельством является то, что заложенные в III веке механизмы кадрового отбора функционировали с переменным успехом вплоть до начала ХХ века. Поэтому неудивительно, что именно в Китае с его столь долгой историей развития общегосударственной системы отбора родились идеи ранжирования населения методами анализа больших данных. Как известно, система образования западного мира пришла к похожим критериям значительно позже Китая. Возможно, со временем в странах Запада будут реализованы и структуры, сходные с системой социального кредита [9].


Автор выражает признательность Настич А.В., Настичу В.Н. и Сидоровичу С.В. за ценные замечания и комментарии.


[1] https://chinacopyrightandmedia.wordpress.com/2014/06/14/planning-outline-for-the-construction-of-a-social-credit-system-2014-2020/

[2] Сериал «Чёрное зеркало» (“Black Mirror”, Великобритания), в одной из серий которого показана антиутопия, где люди выставляют друг другу оценки, что и формирует рейтинг каждого. Этот рейтинг приводит к ограничениям, очень схожим с теми, что ожидаются в китайской системе социального кредита — ограничение мобильности, сложности с получением займов и т.д. См., напр.: https://www.straight.com/life/1045341/chinas-social-credit-brings-us-one-step-closer-black-mirrors-dystopian-world

[3] См., напр.: LIBERTY — State surveillance https://www.libertyhumanrights.org.uk/human-rights/privacy/state-surveillance

[4] Liu Shao 劉劭, Renwu zhi jiaojian 人物志校箋 / Ed. Li Chongzhi 李崇智. Chengdu: Ba Shu shushe, 2001.

[5] Di Giacinto, Licia, “The art of knowing others: The Renwu zhi and its cultural background” // Oriens extremus. Jahrgang 43. Wiesbaden: Harrassowitz, 2002, S. 145‒160.

[6] В частности, можно отметить воззвание полководца и главного министра империи Хань Цао Цао к народу о помощи в поиске и продвижении талантливых граждан (что, разумеется, также подразумевало коренные перемены в общественном строе и смену целой прослойки элиты); см.: Lewis, Mark Edward. China between Empires — the Northern and Southern Dynasties. Harvard University Press, 2011.

[7] Достаточно сказать, что сам Лю Шао впоследствии занимался написанием правил проведения экзаменов у государственных чиновников.

[8] Подробнее см., напр., Ping-Ti Ho, The Ladder of Success in Imperial China: Aspects of Social Mobility, 1368–1911. (Studies of the East Asian Institute, Columbia University, [1]). New York ‒ London: Columbia University Press, 1962.

[9] Dormehl, Luke, “We’re closer to China’s disturbing ‘Social Credit System’ than you realize” // Digital Trends, April 22, 2018 https://www.digitaltrends.com/cool-tech/social-credit-system/

Like what you read? Give Aleksandr Belianov a round of applause.

From a quick cheer to a standing ovation, clap to show how much you enjoyed this story.