К вопросу о справедливости и попытках ее моделирования

Хотел бы напомнить коллегам, готовящимся к дискуссии о справедливости, что практически все книги А. Рубинштейна и Р. Гринберга, касающиеся экономической социодинамики, посвящены соотношению справедливости и эффективности с точки зрения экономической теории. За это они получили целую гирлянду международных премий. А что у них особенно хорошо получается, так это обзор источников. На мой взгляд он просто великолепен. Можно даже не хвататься за все их книги, а взять последнюю «Индивидуум и государство»

http://www.vesmirbooks.ru/books/catalog/economy/2238/

Там представлены взгляды выдающихся экономистов от Адама Смита до наших современников, в том числе и в первую очередь, именно по этому вопросу. В частности, там сказано, что

в университете Глазго, где прошла основная часть профессорской деятельности Смита, он читал курс лекций по «нравственной философии», и вопросы политической экономии занимали в этом курсе далеко не ведущее место. Поэтому «Богатство народов» вполне можно считать той частью задуманного им общего труда, которая, относясь к экономике, испытывала несомненное влияние жизненной философии и позиции автора по множеству вопросов. Среди них — отношение к обществу, личности, ее интересам и правам, к рациональности и справедливости, к неизбежным частым столкновениям рационализма и морали.

Нравственный императив, просматривающийся во всех главах «Богатства народов», не только восстанавливает в наших глазах истинное представление об авторе, изрядно искаженное в последние годы. Он заставляет оценить по-новому «классическую школу политэкономии» и убедиться, что она полностью лишена тех звероподобных черт и тенденциозности, которые ей явно, а чаще в мимоходных ссылках приписывали идеологи российских реформ в 90-е годы XX столетия. С. 39.

Там же о взглядах Кейнса на этот вопрос, о немецком либерализме и о всех, вех, всех. И, наконец, есть даже переход к достаточно оригинальным моделям равновесия и утверждениям по поводу компромисса между эффективностью и справедливостью. Здесь имеет смысл привести длинную цитату из Раздела II. КЭС и теория опекаемых благ.

Цитата начинается на С. 205

В нашей же концепции в соответствии с постулатами экономической социодинамики каждый субъект рынка, включая государство, преследует в процессе обмена собственные интересы, а их совокупный спрос формируется под воздействием индивидуальной и социальной полезности. Поэтому условия равновесия, повторим это еще раз, выполняются лишь тогда, когда предельные издержки уравниваются предельной индивидуальной и предельной социальной полезностью. Обратим особое внимание читателя на союз «и», ибо речь здесь идет не о простом сложении, и о не весовой функции, а о «линдалевой сумме», предполагающей вертикальное суммирование несводимых друг к другу полезностей. Подобная трактовка равновесия меняет сложившиеся представления и о самом государстве — носителе социального интереса. Его деятельность, включая формирование и расходование бюджетных средств, перестает носить характер вмешательства в рыночную среду и становится составной частью и условием равновесия.

В этой ситуации и с учетом постулатов экономической социодинамики следует переформулировать базовые теоремы экономики благосостояния. Первая теорема в нашей редакции может быть представлена следующим утверждением: всякое конкурентное равновесие на рынке, где в качестве субъекта действует и государство, является эффективным по Парето. Модификация второй теоремы сводится к выводу о том, что для любого конкурентного равновесия на рынке (Парето-оптимум), где в качестве субъекта действует и государство, найдется такой вариант перераспределения ресурсов, которому соответствует свой Парето оптимум.

Это, как нам кажется, создает реальную основу для разрешения извечного конфликта между «эффективностью» и «справедливостью». Если государство как носитель «интереса справедливости» является рыночным игроком, то возникающее равновесие, устанавливает одновременно оптимальное соотношение между ресурсными возможностями всей совокупности участников рынка и мерой справедливости в распределении результатов их использования (первая теорема). Любая попытка повысить эту меру, т.е. добиться еще большей справедливости, еще большей степени удовлетворения потребностей общества как такового, требует исходного перераспределения ресурсов (вторая теорема).

Заканчивается цитата на с. 206

Тут можно о многом поговорить предметно, поскольку описание доведено до некоторого уровня формализации. Еще более ясно модель прописана в статье А.Я. Рубинштейна К теории опекаемых благ. Неэффективные и эффективные равновесия // Вопросы экономики. — 2011. — N 3. — С. 65–87 ,