Homo Confusus — человек растерянный

Избранные места из тезисов Татьяны Черниговской с комментариями

https://lifedeeper.ru/post/4252-tatyana-chernigovskaya-o-nedoverii-k-informacii-v-mire-ruhnulo-srazu-vsjo/?fbclid=IwAR2wbRvF8ROQ8mwg_TMMe8gHAGaUtK9X_04yyAeVJI2Hy-hZiZfxU2UBHtM

Татьяна Владимировна Черниговская демонстрирует великолепный образец сочетания гуманитарного и естественнонаучного подхода в исследованиях. Ее выступления всегда интересно слушать, а некоторые фрагменты так и просятся на цитаты. Подчас же трудно удержаться и от комментариев, а потому начнем.

«Сейчас к информации такое отношение, как раньше было к сплетням: „Ну, мало ли, кто что сказал? Почему я должна верить?“ Но фокус в том, что это отношение сейчас обращено в сторону настоящих источников информации».

Отношение к экспертам — частный случай этого явления, возможно, самый опасный. Можно представить доказательство с опорой на факты и точные расчеты, но тут же найдутся «другие эксперты» и выскажут «другие мнения», как правило, более близкие к тому, что начальство хотело бы услышать.

«Я называю это „хомо конфузус“ или „человек в растерянности“. Этот „хомо конфузус“ еще даже не понял, где он находится. Еще не осознал, в какую опасность мы уже попали. Но мы не можем откладывать решение. Потому что это наша жизнь».

И это высказывание в полной мере относится к тем, кто у нас отвечает за «цифровую экономику». Не их вина, а их беда, но и наша тоже.

«Что собираются делать все те люди, которых заменят цифровые системы? Когда мне говорят: „освобождается простор для творчества“, это вызывает у меня саркастическую улыбку. Вы что, правда считаете, что несметные тысячи, на самом деле — миллионы людей, в освободившееся от тяжелой работы время начнут писать мадригалы и играть на лютне? Вы это всерьез? Произойдет совершенно противоположное. И мы не можем делать вид, что это не так».

Здесь тоже трудно не согласиться, но есть нюансы. Использование роботов оказывается не столь уж выгодным, а с учетом их быстрого устаревания ситуация становится еще более пикантной. Использование на плантациях дешевых рабов было выгоднее, чем использование техники и дорогой рабочей силы Ситуация может повториться на новом уровне. Тут намечается ветвление, если говорить на языке математики.

«Люди живут не только в мире стульев, микрофонов и апельсинов, но еще и в мирах, которые они сами же и придумали. У нас есть способность оперировать знаками: человеческий язык, математика, музыка. У нас, действительно, сложнейшая нейронная сеть — квадрилион соединений. Если начать на самом деле их считать, нам придется написать десятку и 85 нолей после нее. В нашем языке даже нет слова, чтобы назвать это число. Это не просто больше, чем звезд во Вселенной. Это больше, чем элементарных частиц во Вселенной. То есть, мы должны отдавать себе отчет в том, что у нас находится в черепной коробке».

И тут правда. Люди плохо понимают очень большие и очень маленькие числа. Десятка с 85 нулями — очень много, интуиция здесь подводит многих, включая айтишников. На самом деле никакое распараллеливание вычислений здесь не поможет. Экономически же тут совсем труба. Уже сейчас глубинное обучение — самая популярное сегодня направление в ИИ — обходится весьма дорого и пахнет тупиком или точнее, быстрым исчерпанием круга задач, где его применение оправдано экономически.

«Но разве мозг — только алгоритмы? Сейчас то мы точно знаем, что нет. И если мозг — это компьютер, то, как минимум, не один — по типу. Какая-то часть мозга, может, и алгоритмы, и там действительно идет этот механический процесс. Но другая часть — это аналоговые вещи. Не будем сейчас про поэтов, художников. Но даже Эйнштейн говорил: «Интуиция — священный дар, а разум — покорных слуга». Он прямо пишет: «Даже если вывод, имеется в виду научный вывод, выглядит как результат логической работы, это только финал этой работы. Основная часть ее шла отнюдь не путем счетов-пересчетов».

А тут я бы поспорил или, как минимум, усомнился. Как раз исследования в области биологии дают поразительные выводы по поводу высокого и низкого в искусстве. А дискуссия о соотношении аналогового и цифрового в человеческом мозгу отнюдь не окончена. Генетическая память, как сегодня считается, цифровая, поскольку вся информация записана в хромосомах кодом из четырех «букв». А что аналоговое? Скорее всего, ровно то, чему можно научить с помощью глубинного обучения. Но оно тоже вполне реализуемо на цифровой основе. А что еще? Пока тут только вопросы.

«Если перед нами будет лежать древнейший папирус, и не будет человека, который умеет его прочитать, то это никакая не информация. Это просто физический объект. То, что я вычитаю оттуда, зависит от того, какое у меня образование, какие у меня планы, зачем я это читаю».

И тут все правильно, но точку ставить рано и, более того, вредно для науки. Сейчас активно развивается направление, известное как «экономика внимания». Это не про нейроны, а про то, как «залезть в мозг» (чужой) и извлечь из этого пользу (для себя). Рассуждения Черниговской про папирус на этом фоне выглядят несколько наивно, причем не в том смысле, что она вообще ничего не видит, а в том, что не видит конкретных интересов, целей и возможностей. Поясню свою мысль с обращением к технике.

Клод Шеннон подходил к понятию «информация» с точки зрения пропускной способности каналов связи. Если распространять этот подход на тот самый папирус, о котором пишет Черниговская, то возникает множество вариантов понимания того, о чем вообще идет речь. Папирус представлен не в цифровом формате, передавать его по каналам связи в таком виде нельзя, как и его содержание. Для начала надо папирус оцифровать. Оцифровать его можно с разным разрешением, можно в 3d, можно с учетом использованных материалов и т.д. Получается множество разных вариантов с самыми разными объемами информации в смысле Шеннона. А можно пытаться понять смысл, который вкладывал в надпись на папирусе древний египтянин, который выполнил запись. А еще, может быть, это писал умный раб под диктовку и никакого особого смысла не вкладывал. И становится ясно, что на этом пути у нас мало шансов понять вообще что-то. Но можно выдумать. Тут я ничего плохого сказать не хочу, просто отмечаю состояние дел. Сочетания биологии и филологии хорошо, но заведомо недостаточно.

«Последний, кого я хотела бы взять к себе на работу — это отличник, который хорошо считает. У меня для этого компьютер есть. Он все сосчитает сам. Мне нужен безумный какой-нибудь, который не так все делает, всем мешает, какую-то чушь порет. Из него получится какой-нибудь Нильс Бор. Точнее говоря, он уже есть Нильс Бор».

Что-то подсказывает мне, что здесь чушь порет совсем не будущий Нильс Бор, а сама Татьяна Владимировна. Разумеется, эти ее слова не надо понимать буквально, но ведь разберут на цитаты и будут представлять как «другое мнение». Далеко не все, кто порет чушь, — Нильсы Боры, а отличник — не обязательно тот, кто хорошо считает, хотя и быстро считать совсем не зазорно. Чтобы не быть банальным приведу цитату их замечательной книги Эфроимсона «Генетика гениальности»

https://avidreaders.ru/download/genialnost-i-genetika.html?f=pdf

«Частота зарождения, исходя из реализации в исторически обозримые периоды (в оптимально развивающихся прослойках) определяется цифрой порядка 1:1000. Частота потенциальных гениев, развившихся настолько, чтобы так или иначе обратить на себя внимание в качестве потенциальных талантов, вероятно, исчисляется цифрами порядка 1:100000. Частота же гениев, реализовавшихся до уровня признания их творений и деяний гениальными, вероятно, даже в век почти поголовного среднего и очень часто высшего образования, исчисляется цифрой 1:10 000 000, что предполагает наличие в середине XX века приблизительно сотни гениев на миллиард жителей цивилизованных и не страдающих от все подавляющей нужды стран».

Была ли Татьяна Владимировна отличницей? Не знаю, но подозреваю, что была. И на работу взяли.

Из биографии

Татьяна Черниговская родилась в феврале 1947 года в Санкт-Петербурге в интеллигентной семье, где оба родителя — ученые. Постоянный пример служения науке, который демонстрировали папа и мама, а также учеба в единственной в СССР школе, где преподавание шло на английском языке, определили будущее дочери.