О том, как один Колобок стал печенькой Госдепа