Ветер перемен

Продолжаем серию материалов в рамках проекта учебной лаборатории образовательной журналистики НИУ ВШЭ «Свободная школа», рассказывающего о развитии системы образования в России. Студенты лаборатории побеседовали с Владимиром Шадриковым, профессором, научным руководителем Департамента психологии факультета социальных наук НИУ ВШЭ. В числе обсуждаемых — тема школьных учебников, проблемная как сегодня, так и 40 лет назад.

В. Д. Шадриков. Фото с сайта ideaidealy.nsuem.ru

— Каким образом вы оказались в Москве и стали заместителем министра просвещения?

— В 1985 году, когда мне предложили переехать в Москву, я работал ректором Ярославского педагогического института, а до этого — проректором в Ярославском государственном университете. Я много думал, принять ли это предложение. Дела в институте шли хорошо. Два последних года институт в социалистическом соревновании вузов завоевал переходящее Красное знамя ЦК КПСС и Совета министров РФ. Вуз успешно развивался.

Были и другие причины. Я являлся фактически организатором психологического факультета в Ярославском университете. Работая в университете, защитил докторскую диссертацию, сформировалась научная школа по проблемам системогенеза деятельности (к настоящему времени под моим руководством защитилось более 60 кандидатов и докторов наук). Все это остро ставило вопрос: стоит ли принимать предложение о переходе на новую работу? Я съездил в Москву, познакомился с министром просвещения Советского Союза Сергеем Георгиевичем Щербаковым. Он показал мне перспективу и кратко рассказал о проблемах в образовании. Это было тем фактором, который сыграл решающую роль.

— Что происходило в середине 80-х в образовании? То время как раз было временем движения учителей-новаторов, что-то бурлило… 85-й год — появление Горбачева, «ветер перемен»?..

— В 84-м году состоялся пленум ЦК КПСС, который рассматривал вопросы развития системы образования, и после этого пленума было принято постановление по развитию сначала общего образования: детсад, общеобразовательная школа и профессионально-технические училища. Было принято решение о создании нового типа образовательных учреждений — ПТУ со средним образованием. Эта тенденция была общеевропейской. То есть учащиеся ПТУ выводились из некоего тупика, они получали дипломы о среднем образовании и могли поступать в средние и высшие учебные заведения. И хотя этой возможностью пользовались не очень многие, процентов 5−7, иногда — 10 из выпуска учащихся ПТУ поступали в высшие учебные заведения. Вот такой интересный заход был.

Что еще происходило… Было принято решение о введении в общеобразовательных школах предмета«информатика». Начинали с нуля. Было разработано содержание образования в этой области, организована переподготовка и подготовка учителей, даны задания на производство учебной вычислительной техники. Сегодня немногие помнят, как это начиналось. Большое участие в данной работе приняли Академия наук СССР и университеты.

Было принято решение об увеличении заработной платы учителей почти в два раза. В этом процессе я уже принимал непосредственное участие. Было принято решение об изменении наполняемости классов. Допустим, в начальной школе наполняемость была 44 человека в классе. А после этого установилась норма 25 человек. То есть в 1986 году почти в два раза была снижена наполняемость классов и в основной школе, и в старшей ступени. Это существенно. Были изменены нормы оплаты за классное руководство, за проверку тетрадей. Все это суммарно вылилось почти в двукратное увеличение заработной платы учителей.

— Сколько в 85−86-м после этих реформ стал получать учитель?

— Это определялось приказом Министра СССР от 16.05.1985 № 94. Устанавливался должностной оклад за 18 часов. Заработная плата была выше приблизительно в 1,5 раза. Ставка зависела от стажа работы и составляла при стаже до 5 лет — 80 рублей, от 5 до 10 лет — 90 рублей, от 10 до 25 лет — 100 рублей и 25 лет и более — 137 рублей при наличии высшего образования.

Ставка была единая по всей стране. Это очень важно. Сейчас она существенно зависит от региона. Москва в этом отношении — благополучный регион.

Хотелось бы отметить один интересный эксперимент, поставленный жизнью. Часто говорят, что профессия учителя «непрестижная». Приведу следующий факт. Когда я читал лекции в педагогическом институте 10 лет назад, то на вопрос, обращенный к аудитории в 120 студентов, кто после окончания вуза пойдет работать в школу, поднимал руку 10−15 человек. Когда же заработная плата была существенно увеличена, на тот же вопрос положительно отвечало 85−90%. Это показывает, что профессия учителя востребована, необходимо только создавать соответствующие условия, в том числе обеспечивать достойную заработную плату.

— В чем проблемы были в содержании образования в 
86−87-м году? Вроде бы советская школа уже«устаканилась», содержание образования было такое монолитное где-то с 40-х годов…

— Я думаю, это неправильное впечатление. Вот, к примеру, одна из проблем — школьный учебник. Мы впервые провели конкурс на учебник для школы по математике, физике и химии. Почему этот конкурс стал возможен? Потому что в это время в экспериментальной проверке находилось по 5−7 учебников. В результате конкурса по каждому предмету было отобрано по три учебника, написанных разными авторами. При единых программах шли тенденции к индивидуализации изложения учебного материала. Учителя были свободны в методах работы.

Были и неудачные новшества. Например, в переходе к обучению математике по системе академика А. Н. Колмогорова. В результате был потерян интерес к математике у школьников, которые встретились с большими трудностями при усвоении содержания образования. В конечном счете вернулись к традиционной системе изучения математики. Этот «эксперимент» показывает, что реформирование обучения в школе требует глубокой и всесторонней проработки и подготовки учителей к новациям.

— Давайте вернемся к советской школе: один учебник, одна программа — это установки, которые не имели отношения к тому, что было на самом деле?

— Как я уже рассказал выше, программа была одна, но способов ее реализации было много. И важным шагом на этом пути стало издание нескольких учебников по одному предмету. Это требовало изменения подготовки учителей. Раньше учителя готовили к реализации одного учебника по одним методическим разработкам, которые печатали предметные журналы. Теперь надо было готовить к разным учебникам. Это более трудная задача, она требовала более высокой квалификации. Но заметим, что право выбора учебника оставалось за школой.

В настоящее время наблюдается тенденция к «свертыванию» многообразия учебников. Родителей пугают цифрами многообразия учебников, при этом ведут тенденциозные расчеты. Например, говорят, что по одной только математике 30 учебников, но «забывают» сказать, что это во всех классах от первого до десятого. В реальности в каждом классе это только три учебника.

Под лозунгом необходимости сокращения учебников из школы вытесняются целые образовательные системы, например, в начальной школе это система Давыдова — Эльконина и система Занкова.

Полный текст интервью доступен подписчикам журнала «Директор школы».

Дарья Сапрыкина, Елизавета Тихомирова, проектно-учебная лаборатория образовательной журналистики Департамента коммуникаций, медиа и дизайна НИУ ВШЭ, г. Москва