Как Бы Жизнь

почему я не живу полной жизнью

Это абсолютно субъективный опыт. И, опять же, субъективно, он не подходит даже половине тех, кого я знаю. Другой половине — хз.

Я сижу в комнате. Я — ребенок. Кто меня привел в эту комнату, когда вернется, и что мне тут делать — не знаю. Есть дверь — на ней написано “Выход”. Красными буквами по металлической блестящей поверхности. Будь я взрослее, решил бы, что это — камера допросов из американских фильмов. Железный стол, железные стены, железный стул. Бледный свет. Зеркало во всю стену. Мне кажется, что из-за зеркала на меня кто-то точно смотрит. Оценивает мои действия. А я в чем-то виноват.

На столе передо мной — жизнь. Мне не сказали — чья. Мне никто ничего не говорит, но мне понятно, что это. За все время, что здесь — я один. Что было до — не знаю. Кто — не знаю. Есть эта комната, жизнь, взгляд из-за зеркала. Жду. Время то ли идет, то ли нет.

Жду, когда кто-то придет и скажет, что дальше. Но никто не идет. Страх быть непослушным побеждает скука. Начинаю оглядываться, но смотреть тут можно только на себя в зеркале, или на жизнь на столе. На зеркало — все еще страшно. Ведь оттуда кто-то, наверное, следит, и встречаться с ним взглядом не хотелось бы. На жизнь смотреть интересно, но, пока смотришь она просто немного светится, изредка — пульсирует. К ней хочется прикоснуться, но страшно. Потому что, может быть, нельзя к ней прикасаться, кто знает? Верно — никто. Может, только этого и ждут, чтобы придти и наказать. Подхожу к зеркалу и стучу по нему ногтем. Обычный стеклянный отзвук. Ничего не происходит. Кривляюсь, строю рожи сам себе и тому, кто за стеклом. Никакой реакции. Невыносимо скучно. Сколько я здесь?

Дверь. Я пытаюсь ее приоткрыть — она открывается вовнутрь. Но воздух со свистом начинает уходить из камеры, и дверь захлопывается. Не смог удержать, ничего особо не увидел за дверью. Темно.

Возвращаюсь на стул и замечаю, что что-то изменилось в жизни. Пульсация участилась, и она стала плотнее. Неосознанным движением беру ее в руки- холодная. Но согревается в ладонях, свет становится ровным и все сильнее и ярче, слепит, мне и страшно, и…. радостно, я слышу какие-то звуки, чувствую вибрацию…. Быстро ставлю жизнь обратно на стол. Начинаю вертеться. Оборачиваться. Коситься на зеркало. Боюсь, что мне сейчас сделают плохо за мое поведение: на жизни остались мои следы: но ведь это ничего, их можно стереть, если что .— пытаюсь оправдаться перед….кем?

Ничего не происходит.

Не знаю сколько я здесь.

От скуки я периодически тыкаю в жизнь пальцем — в месте прикосновения загорается свет, и мне становится немного теплее. Но я быстро убираю палец. Надеюсь, этого никто не видит. Сама она становится все плотнее, почти камень. Где-то уже пошли трещины, но это не из-за меня. Я проверял. Не трогал ее, они сами возникали. Надеюсь, мне поверят, и люди за зеркалом — это видят.

Иногда я дергаю дверь — воздух высасывается все медленнее. Я чувствую, что напор слабеет. Может быть, скоро я смогу ее открыть и тогда найду того, кто мне скажет, что это все такое. Кто-то же обязан знать и быть там, за зеркалом. Надеюсь, меня похвалят за то, что я был послушным.

Но в целом, скучно.

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.