«Леттеринг» или рисование словами

Тема: Искусство


Хотите получать интересные статьи на email каждое утро и расширять кругозор? Присоединяйтесь к Eggheado!

Если шрифт — это универсальный дизайнерский инструмент, то леттеринг — скорее художественный объект одноразового применения. Поэтому он все чаще становится заводью иллюстраторов, а не конструкторов шрифта. Всеобщая практика показывает, что художники умеют любить буквы не меньше шрифтовиков. И эта любовь, может быть, не такая основательная, зато искупает недостаток педантичности своей пылкостью и воображением.

Леттеринг это не шрифт, а шрифт это не леттеринг

Если шрифт — это универсальный дизайнерский инструмент, то леттеринг — скорее художественный объект одноразового применения. Поэтому он все чаще становится заводью иллюстраторов, а не конструкторов шрифта. Всеобщая практика показывает, что художники умеют любить буквы не меньше шрифтовиков. И эта любовь, может быть, не такая основательная, зато искупает недостаток педантичности своей пылкостью и воображением.

Главным леттеристом (леттерингистом? леттеринг-мейкером?) планеты хочется назвать Марьян Банджес (Marian Bantjes) — может быть, не за количество, но точно за качество ее работ. Она много лет совершенствует эту область, пользуясь не только карандашом и графическими редакторами, но целым арсеналом в хорошем смысле неуместных предметов. В выборе поверхностей Банджес тоже не скромничает. Рисует свои буквы и сахарной пудрой на морковном кексе, и пальцем на замерзшем стекле, и иголками на лепестках цветов, и паяльником по деревянной столешнице, в общем —you name it.

После почти десяти лет руководства собственной студией Марьян Банджес бросила зарабатывание деньги, чтобы заняться душеспасительным леттерингом. Сейчас она живет в уединении крошечного безымянного острова на западном побережье Канады. Время от времени приезжает на большую землю дать мастер-класс или поговорить со студентам, с удовольствие участвует в коллаборациях с крупными американскими и европейскими студиями вроде Droog. И состоит в переписке с главными дизайнерами планеты — по разным праздникам эти счастливчики получают от нее бумажные письма с рукотворными рисунками.

Было бы непорядочно не заметить, что столь благостной профессиональной жизнью в этой узкой области живут единицы, а большинство вынуждены зарабатывать деньги «черным» дизайнерским трудом, отложив рисование букв на вечер выходного дня. Именно поэтому опыт Банджес вдвойне ценен.

В 2010 году вышла ее книга I wonder с собственными иллюстрациями. Кроме того, что это образец весьма талантливой литературы (все-таки автор — еще и доктор гуманитарных наук), это настоящий художественный артефакт, который невозможно выпустить из рук. Нет ничего удивительного, что многие ее работы уже разобраны крупнейшими дизайн-музеями мира. А недавно вышла еще одна книжка — Pretty Pictures — монография работ Банджес.

Одна из самых интересных работ Бантжес — «сахарная» серия для проекта Стефана Загмайтера Things I Have Learned In My Life So Far.

Вообще Загмайстер, не будучи леттеринг-художником, одним проектом сделал очень многое для развития этой области. И показал особенный класс в деле приручения клиента. Дело было так: в 2006 году Загмайстер, пользуясь своей звездной репутацией и отчасти видимо черной магией, уговорил нескольких заказчиков предоставить свои рекламные поверхности в качестве площадки для своего персонального арт-проекта (при этом логотип клиента в правом нижнем углу все-таки оставался). Он взял фразы из личного дневника и сложил из них леттеринги разной степени безумия в разных точках планеты.

У каждой работы из этой серии — своя история. Например, лиссабонский билборд был изготовлен Стефаном и компанией вручную на нью-йоркской крыше. Выложенная картоном на газетной бумаге надписи «Жаловаться глупо. Действуй или забудь» неделю пролежала под солнцем, а затем рулоном была отправлена в Португалию. «Билборд повесили на солнечной стороне улицы. В первый день надпись можно было легко прочесть, через три дня она начала блекнуть, а через неделю в Лиссабоне уже никто ни о чем не жаловался» — рассказывает Загмайстер.

А вот леттеринг под микроскопом — «Начать заниматься благотворительностью удивительно легко»:

И леттеринг из 650 тысяч евроцентов на площади Амстердама (большую часть которых растащили местные жители) — «Одержимость портит мою жизнь, но способствует работе»:

Еще один человек, последовательно занимающийся популяризацией леттеринга, — арт-директор газеты The New York Times Арем Дуплесси. Его взнос в это дело можно еженедельно наблюдать в рубрике On Language, которую с 2005 года от номера к номеру оформляет новый иллюстратор. За более чем три сотни номеров NYT удалось ни разу не повториться и показать миру много красивого леттеринга:

И все-таки нигде не водится столько леттеринга, как в рекламе. Один из прекрасных российских кейсов — работа, совместно нарисованная иллюстратором Евгением Тонконогим (Bang!Bang! Studio) и каллиграфами Олегом Мацуевым и Катериной Кочкиной по заказу Leo Burnett Moscow:

Леттеринг-работы еще одного иллюстратора Bang!Bang! Игоря Мустаева:

И несколько зарубежных имен, которые стоит запомнить в разрезе леттеринга:

Мартина Флор

Джессика Хиш

Young Jerks

Дана Танамачи

Сэм Бевингтон

Lettering vs Calligraphy (опять Мартина Флор, но уже вместе с Джузеппе Салерно)

Источник: bangbangstudio


Eggheado — познавательная статья к завтраку