«Я сравнивал “Преступление и наказание” с “Таксистом” Мартина Скорсезе»

Итальянец Винченцо Парадизо о русском менталитете и жизни иностранцев в России

«È vero, principe, che una volta diceste che il mondo lo salverà la “bellezza”?» Так звучит на итальянском языке фраза из «Идиота» Достоевского. Она украшает страницу 29-летнего итальянца Винченцо Парадизо в соцсети «Вконтакте» — поклонника русского писателя и «фаната русского языка», как называют его друзья из России. Здесь Винченцо прожил год и теперь возвращается при первой возможности. Шеф-редактору Espera Анне Фёдоровой он рассказал о том, что удивляет итальянцев в стране матрёшек и медведей, чем заниматься в России иностранцам и почему приехать сюда туристом сложно.

В Бари, городе на юге Италии, городе Святого Николая, есть православная церковь и центр русской культуры. В местном университете я получал высшее образование по курсу русского языка. Преподавали у нас и носители, и итальянцы, которые долгое время прожили в России. А поступил я туда потому, что мне очень нравится история ХХ века, особенно история СССР. И русская литература — больше всего люблю Достоевского. Даже дипломную работу писал по «Преступлению и наказанию», сравнивал его с фильмом Мартина Скорсезе «Таксист».

После университета я восемь месяцев проходил стажировку в Дублине, работал главным администратором в школе английского языка. Мне очень понравилась Ирландия, но после захотелось посетить новую, не обычную страну. А ещё подтянуть русский язык. В 2013 году я наконец приехал в Москву на полугодовую стажировку. До сих пор хорошо помню таблички по дороге из аэропорта Шереметьево на языке, который я почти не знал и не слышал никогда в таком объёме.

В первый раз у меня был шок: из-за другого языка и алфавита, мороза (на улице было –20°C) и того, что маленькую комнату в общежитии пришлось делить с ещё двумя парнями. Потом я увидел разницу и в менталитете, особенно в провинции. Кажется, что в России люди не уважают друг друга — на улице, например. Никто не улыбается на кассе, в баре, ресторане и других заведениях. Такая же ситуация с соседями. Ещё мне показалось, что вам плевать на экологию — в Италии, например, мусор нужно обязательно разделять.

Удивляло, что вы снимаете обувь, когда заходите в дом, постоянно пьёте чай и едите борщ, когда на улице жарко, и холодные салаты на Новый год, когда, наоборот, бушуют морозы. До сих пор удивляют «ритуалы пития»: «нельзя оставлять на столе пустые бутылки», «кто первый наливает, должен это делать до конца», длинные тосты и тому подобное. И странно, что в России вы любите итальянские песни, которые даже у нас уже давно не звучат: Адриано Челентано, Тото Кутуньо, «Рикки и Повери». По радио в России постоянно их слышал.

С другой стороны, есть у нас и общее в менталитетах: мы любопытные, дружелюбные и гостеприимные. Не могу сосчитать, сколько раз русские приглашали меня в гости, на дачу или гулять…

Второй раз я приехал в Россию в 2016 году и снова на полгода. С декабря по май работал волонтером в Кирове, учил итальянскому языку молодых людей от 20 до 30 лет, страдающих ДЦП. Мы занимались в офисе или у них дома, посещали школы, театры, ездили за город. Организовали фестиваль «Кино без барьеров», на котором показывали мультики и фильмы об инвалидах. Ребята учились и слушали с радостью, им было очень интересно. Мне же иногда бывало сложно, особенно когда объяснял правила грамматики, лексику. Но всё равно это было здорово.

Программа называется «Европейская волонтёрская дружба», а курирует её Всероссийское общество инвалидов. Поехать в другую страну волонтёром ты можешь лишь раз в жизни, и только если тебе нет 30 лет — так ЕС даёт возможность разным ребятам попробовать свои силлы на этом поприще. Поэтому мне, к сожалению, не удастся повторить этот опыт.

Но есть и другая возможность бывать в России. Например, программы межкультурного обмена. В июле этого года я две недели жил в Нижнем Новгороде — участвовал в общем фотопроекте молодёжного движения «Сфера» и нашей организации Link. Целая команда молодых итальянцев занималась съёмками городской среды, разместившись в центре Нижнего Новгорода. А в прошлом году по этой же программе русские приезжали на две недели к нам — фотографировали природу, жили в лесу.

Мои родители, друзья и знакомые были рады, что я еду в Россию. Им было очень любопытно, они задавали и до сих пор задают много вопросов о вашей стране. Мы мало знаем о ней, кроме стереотипов и обобщений про водку, матрёшку и медведей, которые ходят по улицам. Потому что итальянцы редко ездят в Россию ради туризма, в основном только по работе. Проблема в туристической визе. Гуманитарная, рабочая и студенческая действуют от трёх месяцев до года, а эта длится только 30 дней, выдаётся на одну поездку и стоит 150 евро. А в Америку, Австралию, Канаду, на Кубу и в Северную Европу визы не нужны — поэтому итальянцы предпочитают путешествовать в другие страны.

Зато знание русского языка последнее время очень полезно для работы в Италии. К нам часто приезжают россияне по бизнесу, на учёбу или просто на отдых. Из-за этого в сентябре прошлого года я переехал в Милан — устроился на работу в визовый центр. А в Россию стараюсь возвращаться как можно чаще: отметил прошлый Новый год в Москве, две недели июля провел в Нижнем Новгороде. И надеюсь скоро приехать вновь.