ИМИ.Плейлист: барабаны в больших комнатах

Pavel Eremeev
Jun 20, 2019 · 3 min read

Гитарист московской группы Usssy и звукорежиссер Павел Еремеев, работавший с «Пасош», Lucidvox, «Спасибо» и другими, составил для нас плейлист из композиций, в записи которых использовался эффект барабанного реверба.

Текст: Павел Еремеев

В записи любого инструмента большую роль играет помещение, в котором он звучит. Такой «эффект пространства» называется реверберацией. Она бывает натуральной или искусственной, созданной при помощи специальных цифровых эффектов (ревербераторов и дилеев). Мне нравится воздух и мощь звука, который получается, когда микрофоны для записи барабанной установки установлены в большом помещении и далеко от нее.

Именно поэтому когда я продюсирую запись тех или иных музыкантов, то часто настаиваю на работе в студиях, где есть просторные комнаты. Чтобы проиллюстрировать эффект, который пространство оказывает на саунд, я собрал несколько треков моих любимых артистов.

Начнем с отца гигантского «рума» для барабанов — Стива Альбини, легендарного музыканта и звукоинженера из чикагской студии Electrical Audio, который записывал Nirvana, The Stooges, Пи Джей Харви и еще сотни групп со всего мира. Барабаны с большим румом — отличительная черта его саунда.

Начнем с группы самого Стива, Shellac, в которой, кстати, на бас-гитаре играет еще один звукоинженер Electrical Audio Боб Уэстон.

Альбом Nirvana «In Utero», вероятно, самая известная работа Альбини. С этой пластинкой у него было много проблем: кому-то из окружения группы не понравился результат сведения. Стива попросили пересвести весь альбом, он отказался. В результате запись довольно сильно обработали на этапе мастеринга, и сам звукорежиссер эту финальную версию недолюбливает. По его словам, заключительная стадия работы убила весь звук пластинки.

Другая моя любимая работа Стива Альбини — альбом итальянской джазкор-группы Zu «Igneo», записанный живьем в Electrical Audio. Возможности огромного холла, где Альбини с коллегами часто пишут барабаны, слышны здесь особенно отчетливо.

Еще один пример прекрасного естественного ревера — альбом американской группы Cloud Nothings «Here and Nowhere Else». Его спродюсировал Джон Конглтон, известный звукорежиссер, который работал с Мэрилином Мэнсоном, Blondie, Swans, Sigur Rós и другими.

У песни «Satan in the Wait» c пластинки «You Won’t Get What You Want» американской нойз-рок-группы Daughters очень приятный натуральный ревер на барабанах. Как рассказал мне гитарист команды Ник Сэдлер, для записи ударных в этой композиции им пришлось поставить микрофоны в подвал студии. Это, мягко говоря, необычное решение.

Ниже пример моей звукорежиссерской работы с московской группой «Пасош». Мы записывали барабаны в студии музыкантов «Агаты Кристи», она находилась в катакомбах спорткомплекса «Олимпийский». Выбор пал на эту студию из-за огромной ярко звучавшей комнаты, которая процентов на семьдесят сформировала звук барабанной установки на альбоме «Бессрочный отпуск». Так вышло, что эта запись стала для этой студии последней. Спорткомплекс закрылся на реконструкцию, и она переехала.

В шугейзе часто используется эффект огромного ревера на барабанах (как, впрочем, и на всех других инструментах). Песня «Toss» калифорнийской группы Whirr— прекрасная тому иллюстрация.

Слушать плейлист целиком на YouTube

Студия сведения Павла Еремеева и его группа Usssy

Подписывайтесь на ИМИ в социальных сетях:

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Instagram

ИМИ.Журнал

    Pavel Eremeev

    Written by

    ИМИ.Журнал

    ИМИ.Журнал — музыкальная индустрия сегодня

    Welcome to a place where words matter. On Medium, smart voices and original ideas take center stage - with no ads in sight. Watch
    Follow all the topics you care about, and we’ll deliver the best stories for you to your homepage and inbox. Explore
    Get unlimited access to the best stories on Medium — and support writers while you’re at it. Just $5/month. Upgrade