Иметь или быть. Фромм

<дисклеймер>

Я как обычно конспектирую всякие книги. Здесь по большей части нарезка цитат самого Фромма да пару моих фраз.

</дисклеймер>

Конец одной иллюзии

С индустриальной революцией человек поверил будто сможет создать новое общество. Но по факту произошло это:

• счастье и всеобщее благоденствие не могут быть достигнуты путем безграничного удовлетворения всех потребностей;
• мечта о свободе и независимости исчезает, стоит только осознать, что все мы — лишь колесики в бюрократической машине;
• наши мысли, чувства и привязанности являются объектом манипулирования со стороны средств массовой коммуникации;
• экономический прогресс касается лишь богатых наций, а разрыв между богатыми и бедными становится все более вопиющим;
• технический прогресс принес с собой экологические проблемы и угрозу атомной войны;
• каждое из этих последствий может стать причиной гибели всей цивилизации, если не самой жизни на Земле.

Почему великие надежды не сбылись?

Есть два психологических фактора нового общества: люди подменили счастье удовлетворением потребностей и объявили эгоизм во главе качеств. Да и невооруженным глазом видно, что «охота за счастьем» не ведет к подлинному благополучию.

Наше общество — это общество хронически несчастных людей, мучимых одиночеством и страхами, зависимых и униженных, склонных к разрушению и испытывающих радость уже от того, что им удалось «убить время», которое они постоянно пытаются сэкономить.

Эгоизм — это не просто аспект моего поведения, а черта характера. Он означает, что я хочу иметь все для себя. Меня радует не возможность поделиться, а возможность владеть; что я неизбежно становлюсь все более жадным; ведь если обладание стало моей целью, то чем больше я имею, тем больше я существую.

Я чувствую неприязнь и враждебность ко всем остальным людям — к моим заказчикам, которых я обманываю, к моим конкурентам, которых я выживаю, к моим рабочим, которых я эксплуатирую. Я никогда не бываю и не могу быть довольным, ибо моим желаниям нет конца; я вынужден завидовать тем, кто богаче меня, и бояться тех, кто беднее меня.

Но все эти чувства я должен вытеснять, чтобы казаться (другим и самому себе) веселым, рациональным, честным и дружелюбным человеком, каким пытается выглядеть любой из нас. Эта концепция подкреплялась также дополнительной конструкцией, которая гласила, что все человеческие качества, которые требует от личности система, — эгоизм, себялюбие и страсть к накоплению — все они присущи человеку от рождения. Поэтому общества, лишенные этих черт, были зачислены в разряд «примитивных», а представители примитивных обществ были квалифицированы как наивные младенцы.

Никто не решался опровергнуть эти построения и признать, что эгоизм и накопительство не являются природными инстинктами, которые использует индустриальное общество, а что все они суть продукт социальных условий.

Экономическое обоснование изменения человека.

Экономисты доказали, что нам *****. Можно ли его избежать? Да, если изменить поведение человека.

Глава 1

Теннеси, Гете, Басе и бытие. Теннеси видит цветок и срывает его, чтобы познать. Басе познает его созерцанием. А Гете выкапывает с корнем, чтобы забрать себе, но и сохранить жизнь.

Под бытием я понимаю такой способ существования, когда человек ничего не имеет и не жаждет иметь, но счастлив тем, что продуктивно использует свои способности и находится в единстве со всем миром. Форма иметь глубоко проникла во все сферы жизни человека. Одна из них — языковая. Представим себе некую даму, которая начинает беседу с психоаналитиком следующим образом: «Доктор, у меня имеется проблема, у меня бессонница. Хотя я имею прекрасный дом, чудесных детей и у меня счастливый брак, я испытываю беспокойство». Несколько десятилетий назад вместо «у меня имеется проблема» эта пациентка, вероятно, сказала бы «меня беспокоит», вместо «у меня бессонница» — «я не могу заснуть», а вместо «у меня счастливый брак» — «я счастлива в браке».

Под «иметь» или «быть» я понимаю не такие отдельные свойства личности, которые мы встречаем в выражениях типа: «у меня есть автомобиль» или «я белый», или «я счастлив». Я имею в виду два основных типа ценностных ориентаций личности, два способа существования человека в мире, две различные личностные составляющие, преобладание которых в индивиде определяет его как целостность со всеми его мыслями, чувствами и поступками.

Человек с ориентацией на «иметь» относится к миру, как хозяин к собственности, к своему имуществу. Это такое отношение, когда я хочу всех и вся, в том числе и самого себя, сделать своей собственностью.

Что касается ориентации на «бытие», то следует различать две формы экзистенции. Одна из них является противоположностью обладания. Как это хорошо описал Дю Маре, эта форма бытия означает жизнелюбие и подлинную причастность к миру. Другая форма бытия противоположна понятию «видимости, или кажимости». Ее следует понимать как подлинное, естественное, реальное существование индивида в отличие от мнимого, «показушного образа жизни». (Именно так описывает этимологию слова «быть» Эмиль Бенвенисте.)

Обладание и потребление

Потреблять есть форма обладания. Сначала она проявляется в детском желании засовывать предметы в рот, потому что они могут лишь обладать потребляя. Так же размышляли каннибалы, которые верили, что поглотив сердце они могут обладать силой поглощенного человека. Потребление бывает не только физическим, но и психологическим. Схема мышления при этом такова: это мое, я это усвоил, я этим обладаю, это стало моим навсегда, оно мне присуще, оно сидит во мне и недоступно никакому внешнему посягательству.

Мне хотелось бы лишь заметить, что в сфере досуга основными объектами потребительства являются автомобиль, телевизор, путешествия и секс. И хотя мы привыкли считать такое времяпрепровождение активной формой отдыха, правильнее было бы назвать его пассивным.Современные потребители могут определять себя с помощью следующей формулы: я есть то, чем я обладаю и что я потребляю.

Глава 2

«Иметь» и «быть» в повседневной жизни

Учеба

Студенты, ориентированные на «обладание», слушая лекции, воспринимают слова, улавливают логические связи и общий смысл; они стараются сделать максимально подробные записи, чтобы затем зазубрить конспект и сдать экзамен. Но они не думают о содержании, о своем отношении к этому материалу, он не становится частью собственных мыслей студента.

Содержание и студент остаются друг другу чужими (если не считать, что каждый из студентов становится обладателем некоторых фактов, полученных из лекции, в которой лектор часто сообщает не свои, а чужие мысли). Цель таких студентов — сохранить «выученное» в голове или на бумаге. Им не нужно создавать ничего нового. Сознание по типу «обладания» и впрямь не терпит новых идей по поводу конкретной темы, ибо всякое новое ставит под сомнение ту сумму информации, которой оно уже обладает.

Мысли, которые не укладываются в систему привычных категорий, у таких людей вызывают страх, как и все, что растет и изменяется и тем самым уходит из-под контроля. Для студентов, мыслящих в модусе бытия, процесс учебы проходит совсем иначе. Во-первых, они и сами не приходят на лекцию в состоянии «tabula rasa», они уже имеют представление о той теме, которая будет обсуждаться. У них уже есть определенный интерес к теме и некоторые вопросы и сомнения. Вместо пассивного проглатывания слов и идей они слушают, и не просто слушают, но и воспринимают и реагируют активно и творчески. То, что они слышат, стимулирует их собственные размышления, помогает сформулировать вопросы, прийти к новым идеям и увидеть новые перспективы. Восприятие лекции идет как живой процесс: студент слышит слова лектора и спонтанно реагирует на услышанное.

Он приобретает не готовое знание, которое может отнести домой и зазубрить. Он чувствует себя лично причастным, он после лекции стал немного иным, чем был до нее, он сам изменился в этом процессе. Такого рода учеба возможна лишь там, где лекция содержит актуальный и волнующий аудиторию материал. На пустую болтовню не стоит ожидать живой реакции.

Память, воспоминания

Человек помнит слова, факты, на фотографии видит людей по именам, а не чувства, события, воспоминания. Записывать в блокнот, вместо запоминания есть еще одна форма обладания. Так ухудшается память.

Чтение

Чтение бездарного, дешевого романа напоминает сон наяву. Такое чтение не вызывает продуктивной реакции; текст просто проглатывается, как проглатывается телевизионное шоу и хрустящий картофель, который мы жуем, бессмысленно уставившись в телевизор. Если же мы возьмем, к примеру, роман Бальзака, то его чтение может быть продуктивным и вызывать внутреннее сопереживание, если оно происходит в модусе бытия.

Между тем даже такие книги в наше время люди часто читают по принципу потребления (то есть в модусе обладания). Как только любопытство читателя-потребителя возбуждено, его охватывает желание узнать фабулу романа: останется ли в живых герой или умрет, соблазнит ли он героиню или ей удастся устоять, он хочет знать ответы на все вопросы.

Сам роман в этом случае играет лишь роль прелюдии, «счастливый» или «несчастный» финал — это кульминационный момент переживаний читателя. Узнав конец, он ощущает радость обладания всей историей, которая становится для него почти столь же реальной, как если бы она жила в его собственной голове.

Однако от такого чтения его знания не стали шире: действующие лица романа остались далеки, их мотивы непонятны, и потому читателю не удалось глубже проникнуть в суть человеческой природы или лучше узнать себя.

Авторитет

Рациональный и иррациональный.
Первый держится на личных качествах и индивидуальности. Второй на угрозах, силе и подчинении.Экзистенциальный (ориентированный на бытие) авторитет опирается не только на способности выполнять определенные социальные функции, а в равной мере и на личностные качества человека, который достиг высокой степени личного совершенства.

Такой человек излучает свой авторитет; ему нет нужды применять угрозы, приказания или подкуп; просто речь идет о высоко развитой индивидуальности, которая уже самим своим существованием демонстрирует превосходство и показывает, каким может быть человек, вне зависимости от того, что он говорит или делает. Таким авторитетом в истории отличались величайшие мыслители (учителя), но нередко примеры можно встретить и среди простых людей разного уровня образования и культуры.И в этом заключена главная проблема воспитания. Если бы родители были сами развиты соответствующим образом, не было бы спора о типе воспитания (авторитарность или вседозволенность).

Ребенок очень чутко реагирует на «экзистенциальный» авторитет, он в нем нуждается; напротив, он восстает и противится, когда его принуждают, балуют или перекармливают, и особенно когда это делают люди, которые сами далеки от идеала и не соответствуют тем требованиям, которые предъявляются подрастающему ребенку. В большинстве крупных иерархически устроенных систем наблюдается процесс отчуждения авторитета.

Место реальной или фиктивной компетентности занимает титул или мундир. Когда лидер надевает соответствующий его званию мундир, то вскоре эти внешние признаки становятся важнее сущности (реальной компетентности лидера и его личностных качеств). Король (как символ авторитета этого типа) может быть глупым, мстительным, злым, то есть совершенно непригодным для того, чтобы быть авторитетом, однако он его имеет; и пока он носит этот титул, молчаливо предполагается, что он обладает и теми качествами, которые обеспечивают его компетентность. Даже если король голый, все склонны верить, что на нем прекрасное королевское платье.

Знание

Большинство людей живут в полудреме и не сознают, что огромное число явлений, которые они считают не подлежащими сомнению, на самом деле представляют собой иллюзии, произрастающие под воздействием социального окружения. Поэтому познание начинается с разрушения обмана и заблуждений. Знание означает проникновение с поверхности к корням, а затем и к причинам вещей; познать — это значит докопаться до реальности в чистом виде. Знать не означает «обладать истинной», а означает, критически мысля, активно стремиться, проникать в глубь явлений, постепенно приближаясь к истине.

Вера

Может ли человек жить без веры? Может ли младенец «не верить в материнскую грудь»? Должны ли мы верить нашим согражданам, тем, кого мы любим, самим себе? Можем ли мы существовать без веры в справедливость основных норм нашей жизни? Без веры человеком овладевают безысходность и страх. В модусе бытия вера — это не вера в какие-то определенные идеи (хотя и это не исключено), но это прежде всего убежденность, внутренняя позиция, установка.

Вера экзистенциальная (в модусе бытия) несет в себе веру в себя самого, в другого человека, в человечество, в способность людей проявлять подлинную человечность. Эта вера также включает фактор надежности, уверенности. Однако эта уверенность покоится на моем собственном знании, а не на подчинении авторитету, который диктует и предписывает мне, кому и во что я должен верить. Эта вера покоится на убежденности в существовании истины, причем я знаю, что правда существует, потому что она подтверждается моим субъективным опытом, и мне не обязательно нужны другие доказательства

Глава 3

Обладание и бытие в Ветхом и Новом Завете и в трудах Майстера Экхарта

Ветхий Завет

Один из лейтмотивов Ветхого Завета звучит так:

оставь то, что ты имеешь, освободись от всех уз: будь!

Евреи идут по пустыне, которая является символом освобождения. Они хотят есть и господь велит им брать по потребностям. Второй наказ Господа направлен против накопительства, алчности, собственничества. Народу Израилеву запрещалось оставлять пищу до утра. Но они не смогли. Шаббат — восстановления полной гармонии людей друг с другом и с природой. Нельзя ничего разрушать и ничего нельзя строить: шаббат — это день перемирия в битве, которую ведет человек со всем миром.

Будто у него ничего нет, он не преследует никаких целей, за исключением одной — «быть», то есть выражать свои изначальные способности в занятиях науками, в еде, питье, молитве, в пении и любви. Современное воскресенье — день развлечений, потребление, бегство от самого себя. Можно задаться вопросом: а не пора ли восстановить субботу как день всеобщей гармонии и мира, день, который предвосхитит будущее человечества? Евреи не смогли избежать искушения поклоняться идолу и остановились в пути. Когда пришли римляне, то вся их культура была уничтожена, осталась лишь группа людей со странными идеалами. Познавать, учиться, мыслить и ожидать прихода Мессии.

Новый завет

Центральным постулатом обоих фрагментов является обращение к человеку с призывом избавиться от всяческой алчности и жажды наживы и полностью освободиться от ориентации на обладание. Там же заложена идея о том, что все позитивные нравственные нормы уходят корнями в этику бытия, ориентированного на солидарность, сопереживание и умение делиться.

Основные нравственные ценности Нового Завета универсальны и распространяются на отношение людей к вещам и друг к другу. И главное здесь — решительный отказ от собственных прав (Мф 5:39–42; Лк 6:29), а также требование возлюбить врагов своих (Мф 5:44–48; Лк 6:27, 32–36). Уместно отметить, что заповедь «возлюби врага своего» звучит еще сильнее, чем заповедь Ветхого Завета «возлюби ближнего своего», и олицетворяет глубочайшую заботу о других людях и полный отказ от всяческого эгоизма.

Ранние христиане — общество обездоленных с революционными идеями.

Категоричный отказ от собственности, любовь ко всему. Иисус и сатана представляют здесь две противоположные идеологии. Сатана олицетворяет все то, что связано с материальным потреблением и с властью над природой и человеком. Иисус же представляет воплощение подлинно экзистенциальной ориентации, главным условием и предпосылкой которой является отказ от обладания

Концепция обладания у Экхарта

Вот как Экхарт определяет эту внутреннюю бедность: «Тот нищ, кто ничего не желает, ничего не знает и ничего не имеет». Но как понимать его суждение о том, что человеку не нужно обладать таким качеством, как сила воли? Означает ли это, что Экхарт хочет видеть человека слабым и бездеятельным? Нет. Просто он имеет в виду тот тип волеизъявления, который сродни жадности.

Бывает, что жажда обладания принимает вид целеустремленности, но мотивация поступков не лежит на поверхности: нередко человек движется к цели под воздействием порывов, влечений, которые он не в силах побороть. Такое поведение не является в подлинном смысле проявлением воли, скорее наоборот.

Человек, который ничего не желает, свободен от идолов, свободен от влечений и стремлений.

Когда Экхарт говорит, что человеку ничего не нужно знать, он имеет в виду как раз контраст между «иметь знание» и «познавать», между ориентацией на обладание знанием и переживанием процесса познания, то есть проникновением в суть вещей и, значит, познанием их причин. Экхарт очень четко различает отдельную мысль и процесс мышления.

Подчеркивая, что лучше познавать Бога, чем любить его, он пишет: «Любовь имеет дело с желанием и целью, тогда как познание — это не намерение, не замысел, а скорее “бескорыстное” стремление сорвать с себя все покровы и в наготе своей устремиться к Богу, и прикоснуться к Нему, и постигнуть Его».Чтобы понять позицию Экхарта, необходимо уяснить истинное значение этих слов.

Когда он говорит, что «человек не должен иметь своего собственного знания», он не имеет в виду, что человек должен забыть все то, что он знает, скорее он должен забыть, что у него вообще есть знания. Иначе говоря, мы не должны рассматривать свои знания как некую собственность, в которой находим защиту и чувство уверенности в себе; мы не должны быть «преисполнены» важности своих знаний, цепляться за них или жаждать их.

Знание не должно принимать характера порабощающей нас догмы. Все это свойственно модусу обладания. В модусе бытия знание — это не что иное, как глубокая активность мысли как таковой: мышление, которое не знает покоя, не останавливается на достигнутом и никогда не объявляет себя окончательной истиной.

Свобода человека ограничена в той степени, в которой он привязан к собственности, к работе и, наконец, к своему «я». Будучи привязаны к своему эго, мы сами стоим у себя на пути, наша деятельность бесплодна, и мы не в состоянии реализовать полностью свои возможности.

Я совершенно согласен с Д. Митом, что свобода как условие истинно плодотворной деятельности — это не что иное, как отказ от своего «я», точно так же, как любовь с точки зрения апостола Павла свободна от какой-либо привязанности к самому себе. Быть свободным от всех пут, от корыстолюбия и эгоизма — это и есть условие истинной любви и подлинного бытия. Цель человека, согласно Экхарту, — избавление от эгоцентризма, от такого способа существования, когда главным является обладание, для того чтобы достичь экзистенциального Бытия.

Понятие бытия у Экхарта

В более узком, психологическом смысле, словом «бытие» он обозначает подлинные мотивы, побуждающие человека к действию; в отличие от мыслей и поступков самих по себе оторванных от действующего и мыслящего человека. Лучше всего это выражает цитата о Ганди: он думает и делает одно и тоже.

Второе значение слова «бытие» шире и является более фундаментальным: бытие включает жизнь, активность, рождение, обновление, выражение чувств, умение радоваться жизни, проявление своей креативности и творчество. В этом смысле бытие противоположно обладанию, самолюбованию и эгоизму. «Быть», по мнению Экхарта, означает быть активным в классическом смысле слова (то есть продуктивно реализовывать свои человеческие потенции), в отличие от современного понимания активности как просто занятости

Глава 4

Что такое модус обладания в структуре человеческого существования?

Общество приобретателей — основа для модуса обладания

Приобретение, владение и получение прибыли — вот неотъемлемые и безусловные права индивида в индустриальном обществе. При этом никакого значения не имеет происхождение этой собственности, а также обязательства, которые несет ее владелец. «Никого не касается, где и когда приобретено мое имущество и как я с ним поступаю. Мое право безгранично и абсолютно, пока я не преступаю закон». Важнейшим объектом обладания является собственное «я». Наше эго имеет много разных аспектов; оно включает: тело, имя, социальный статус, имущество (включая наши знания), наше представление о себе и то впечатление, которое мы хотим произвести на других.

Эго — это смесь из реальных качеств (знаний, умений, навыков) и определенных фиктивных качеств, которые мы стараемся сгруппировать вокруг некоторого реального ядра. Но главное не в том содержании, из которого складывается эго, а в том факте, что мы воспринимаем свое «я» как вещь, которой мы владеем, и что эта «вещь» является основой нашего самосознания. Автомобиль для меня — это не конкретный объект привязанности, а некий символ моего статуса, моего «я», расширение сферы моей власти.

Покупая новую автомашину, я обретаю фактически новую ипостась самого себя.

Во-вторых, моя приобретательская страсть удовлетворяется во много раз сильнее, если я меняю автомобиль не раз в 6 лет, а каждые 2 года.

Приобретение новой машины — это нечто похожее на дефлорацию; овладение этим агрегатом дает невероятный приток возбуждения — это не что иное, как наслаждение от того, что мне подчиняются.И чем чаще я испытываю это чувство, тем больше мое ощущение триумфа.

В-третьих, смена автомобиля каждый раз дает новый шанс на прибыль, а это желание в современном человеке уже пустило глубокие корни. Четвертый фактор имеет очень серьезное значение: в наши дни возрастает потребность в новых раздражителях, так как старые очень скоро надоедают и перестают волновать.

Сущность обладания

Обладание исключает других людей и представляет их как неодушевленные предметы.Утверждение: «Я (субъект) обладаю О (объектом)» — это просто дефиниция: определение меня через мое обладание объектом.Моя собственность создает меня и мою индивидуальность. И заявление: «Я есть я» приобретает подтекст: «Я есть я, поскольку я имею Х», где Х обозначает все объекты живой и неживой природы, на которые я распространяю свою власть и право ими управлять и держать их под постоянным контролем.

Обладание — насилие — протест

Протест естественное явление на внешние давление.Однако человек с младенчества ограничен в возможностях свободного, спонтанного выражения своей воли. По мере взросления человек вынужден отказаться от большей части своих подлинных стремлений и интересов и принять волю, желания и чувства, которые не присущи ему самому, а навязаны теми стандартами мышления и поведения, которые присущи данному обществу.

Общество и семья (как психосоциальные посредники) вынуждены решать трудную задачу: сломать человеческую волю так, чтобы человек этого не заметил.

В результате манипуляций и процедур по внушению индивиду определенных идей и доктрин с помощью целой системы поощрений, наказаний и идеологических ухищрений общество в целом решает эту задачу столь успешно, что большинству людей кажется, что они действуют по собственной воле. Под свободой я понимаю не свободу от всяких принципов, а свободу для того, чтобы расти и развиваться в соответствии со спецификой человеческого существования.

Таким образом, человек обладательного модуса видит счастье в превосходстве над другими, в сознании своей силы, в конечном счете — в своей способности завоевывать, грабить и убивать. (В то время, как для человека экзистенциального модуса счастье состоит в том, чтобы любить, делиться, жертвовать, то есть жить и давать жить другим.)

Для Фрейда человек, занятый исключительно мыслями о том, чтобы приобретать и обладать, — это душевнобольной, невротик, а следовательно, само общество, в котором преобладают личности с анальной структурой, следует признать больным.Существует экзистенциальное обладание, обладать ради бытия. Каждому из нас характерны как экзистенциальное обладание, так и характерологическое.

Глава 5

Что такое модус бытия?

Важнейшей предпосылкой для возникновения у человека ориентации на «бытие» (модуса бытия) является свобода и независимость, а также наличие критического разума. Главным признаком такого состояния духа является активность не в смысле деятельности, а в смысле внутренней готовности к продуктивному использованию человеческих потенций.

Синий стакан кажется синим, когда через него проходит свет, потому что он поглощает все другие цвета и, таким образом, не пропускает их. Значит, мы называем стакан «синим» именно потому, что он не задерживает синие волны, то есть не по признаку того, что он сохраняет, а по признаку того, что он сквозь себя пропускает.

В современном обществе, активен тот, кто совершает видимый результат. Крестьянин, пекарь и так далее. Но нет никакой разницы, если тебя принуждают быть активным или тебе не интересно это.

Современное понимание активности не проводит различия между активностью и просто занятостью.

К сожалению, в современной жизни понять это непросто, и многие категории нуждаются в разъяснении, ибо в нашем обществе активность чаще всего является отчужденной «пассивностью», в то время как продуктивная пассивность встречается крайне редко. Фома Аквинский и Аристотель называли активностью созерцание и наблюдение. Активность есть естественная форма жизни, а не лень и пассивность.

Глава 6

Новые аспекты проблемы

Человек уважает героев смелых и бесстрашных, тех, кто может оставить материальные вещи ради цели. Сам человек на такое не способен, он боится, что перестанет существовать, потому что он есть только то, чем он обладает. Лишившись всего, он перестает существовать.

Мужчина и женщина могут испытывать взаимную симпатию, и для этого могут быть самые разные причины: общие взгляды, вкусы, идеи, темперамент, ценностные ориентации и т. д. Однако люди с потребительским типом мышления обязательно переносят эти симпатии в сферу сексуальную. А люди экзистенциального склада умеют наслаждаться обществом друга (или подруги), не настаивая на том, чтобы обязательно «сорвать цветок».

Человек потребительского типа должен обладать предметом своего восхищения (подчинить его себе).Радость — это не экстаз, не вспышка, а пламя, которое освещает всю глубину бытия.В случае обладательной ориентации человек боится не смерти, он боится утратить то, что он имеет: тело, эго, имущество, личность, то есть им владеет страх «потеряться».

Глава 7

Религия, личность и общество

Нет ни одной культуры, которая могла бы обойтись без этих ориентиров. И то же самое относится к каждому индивиду. Многие люди отрицают, что у них есть мировоззрение, и воображают, что они реагируют на различные явления жизни случайно, опираясь на собственное мнение.

Однако очень легко доказать, что любой человек считает свои взгляды само собой разумеющимися, ибо они представляются ему единственно разумными: ему и в голову не приходит, что все его идеи и представления не выходят за рамки общепринятого мировоззрения. И если такой человек столкнется с принципиально иной жизненной позицией, то он любого ее сторонника назовет «безумцем», «иррационалистом» или «наивным», ибо считает логику своих рассуждений бесспорной.

Европа не исповедует христианство. Всю ее историю были войны, борьба за власть и капитал. Европа скорее языческое общество.Человек рыночный оценивает понимает, что продвижение по карьере зависит не только от проф. качеств, но и от умения продать себя. Подобное отношение сводит на нет эмоции и чувства в человеке.

“Царство свободы начинается в действительности лишь там, где прекращается работа, диктуемая нуждой и внешней целесообразностью, следовательно, по природе вещей оно лежит по ту сторону собственно материального производства.

Как первобытный человек, чтобы удовлетворить свои потребности, чтобы сохранять и воспроизводить свою жизнь, должен бороться с природой, так должен бороться и цивилизованный человек, должен во всех общественных формах и при всех возможных способах производства. С развитием человека расширяется это царство естественной необходимости, потому что расширяются его потребности, но в то же время расширяются и производительные силы, которые служат для их удовлетворения. Свобода в этой области может заключаться лишь в том, что коллективный человек, ассоциированные производители рационально регулируют этот свой обмен веществ с природой, ставят его под свой общий контроль, вместо того чтобы он господствовал над ними как слепая сила; совершают его с минимальной затратой сил и при условиях, наиболее достойных и человеческой природы, и адекватных ей. Но тем не менее это все же остается царством необходимости. По ту сторону его начинается развитие человеческих сил, которое является самоцелью, истинное царство свободы, которое, однако, может расцвести лишь на этом царстве необходимости как на своем базисе. Сокращение рабочего дня — основное условие”

«Иметь» и «быть» как две различные формы человеческого существования составляют ядро марксистского учения о новом человеке будущего. И здесь Маркс сразу перешагивает от политэкономической проблематики к психологической и антропологической, обращаясь к категориям, которые одновременно глубоко и тесно связаны с «религией»: мы видели это, обсуждая Ветхий и Новый Завет и учение Майстера Экхарта.

Маркс пишет: «Частная собственность сделала нас столь глупыми и односторонними, что какой-нибудь предмет является нашим лишь тогда, когда мы им обладаем, то есть когда он существует для нас как капитал или когда мы им непосредственно владеем, едим его, пьем, носим на своем теле, живем в нем и т. д., — одним словом, когда мы его потребляем… Поэтому на место всех физических и духовных чувств стало простое отчуждение всех этих чувств — чувство обладания. Вот до какой абсолютной бедности должно было быть доведено человеческое существо, чтобы оно могло породить из себя свое внутреннее богатство.

Марксова концепция бытия и обладания представлена в следующем обобщении: «Чем ничтожнее твое бытие, чем меньше ты проявляешь свою жизнь, тем больше твое имущество, тем больше твоя отчужденная жизнь <…> Всю <…> ту долю жизни и человечности, которую отнимает у тебя политэконом, он возмещает тебе в виде денег и богатства»

В идеях Будды, Экхарта, Маркса и Швейцера мы обнаруживаем удивительные параллели:
1) радикальное требование отказаться от ориентации на обладание;
2) антиавторитарность и одобрение полной независимости;
3) метафизический скепсис;
4) «религиозность» без Бога;
5) требование социальной активности в духе любви к ближнему и подлинно человеческой солидарности.

Глава 8

Предпосылки человеческих перемен и очертания нового человека

Я убежден, что характер человека может реально измениться при наличии следующих предпосылок:
1. Мы страдаем и сознаем это.
2. Мы понимаем причину нашего дискомфорта.
3. Мы видим возможность преодолеть этот дискомфорт.
4. Мы понимаем, что нам для этого необходимо усвоить некоторые нормы поведения, а нынешнюю практику жизни существенно изменить.

В функции нового общества входит создание нового человека, который должен быть наделен следующими чертами характера:
Готовность отказаться от всех форм обладания ради подлинного бытия.

Уверенность в себе, основанная на вере в собственные силы, потребность ощущать тепло и сочувствие своего окружения, а также потребность дарить другим людям свою любовь и солидарность (вместо потребности «иметь», владеть, покорять мир, превращаясь в раба своей собственности).

Осознание того факта, что никто, кроме нас самих, не может придать смысл нашей жизни, и одновременно понимание того, что только полная независимость может стать предпосылкой самой широкой активности, направленной на то, чтобы отдавать, дарить, делиться.

Способность при любых обстоятельствах быть внимательным к людям и сосредоточенным.

Умение радоваться возможности служить людям, а не возможности накапливать богатство и эксплуатировать других людей.

Любить жизнь во всех ее проявлениях, сознавать, что ничто из вещей и явлений не свято, лишь жизнь и то, что способствует ей.

Стремление ликвидировать в себе, или хотя бы свести на нет такие чувства, как жадность, ненависть, обман.

Способность жить без идолопоклонства, ибо достигнут такой уровень развития, когда нет нужды в иллюзиях и самообмане.

Стремление развивать свою способность любить, а также способность к критическому, свободному от сентиментальности мышлению.

Способность преодолеть собственный нарциссизм и философски принять трагический факт конечности человеческого бытия.

Глава 9
Существенные черты нового общества
Новая наука о человеке

Только лидеры могут понять, в каком кризисе находится цивилизация, чтобы предпринять усилия по созданию нового общества. Модель ново го общества должна включать в себя требования к созданию неотчужденного индивида, ориентированного на бытие, а не на обладание.

Фромм говорит об ответственном потреблении.

Нормальное здоровое потребление наступит лишь при том условии, что мы сумеем решительно вмешаться в действия акционеров и руководителей корпораций и ограничить их права на установление характера и норм производства исключительно с позиций максимальной прибыли.

Чтобы построить общество «экзистенциального бытия», все его члены должны стать активными гражданами, четко представлять себе как свои экономические, так и политические функции. Это значит, что мы только тогда сможем освободиться от ориентации на обладание, когда нам удастся в полной мере осуществить подлинную демократию в принятии экономических и политических решений


Безусловно, конспект вышел очень большой, но я все же рекомендую всем и каждому ознакомиться с оригиналом “Иметь или быть?”. Если же вы хотите расширить свое понимание того, как собственно “быть” рекомендую следующую книгу Фромма — “Искусство быть”.



Товарищ Артем может и дальше радовать вас каким-то странным контентом в вашей почте. Для этого жмякнете сюда-eepurl.com/bMql2H. А здесь для Телеграма.