Пригоршня ватт

Рассказ из рукописи “За год до сингулярности”, найденной в старом смартфоне

Художник: А. Ткаченко
Посвящается Дмитрию К., который опоздал и так и не занял мне место

Автоматическая стенограмма панельной сессии “Постцифровая революция в энергетике: от локальных инициатив к общему делу”, проведенной в рамках Российской энергетической недели — 2035

Модератор: Влада Баринова (Президент Центра стратегических исследований “Север-Юг”, Вице-президент Центра стратегических исследований “Восток-Запад”)

Участники панельной сессии:

  • Алексей T1К7Л1Р (цифровой чиновник второго уровня в Единой национальной администрации, Кластер энергообеспечения)
  • Дмитрий Стеклов (специальный Представитель Президента Российской Федерации по постцифровой экономике)
  • Кирилл Богомолов(первый заместитель генерального директора корпорации “РосГидроАтом”)
  • Павел Турофф (президент DAO “IDEA”)
  • Борис Вьюев (президент Ассоциации мультиагентных операторов технологического управления)
  • Олег Желудев (вице-президент фонда “Сколково — Глобал”)

Стенограф: Полли (AI-социолог, произведен компанией GooDex)

Медиатор с AI: Виктор М. (эксперт по технологиям сингулярности, философствующий практик)

Перед началом сессии

ПОЛЛИ (В ЧАТ). Витя, ты уже здесь? Не вижу тебя.

ВИКТОР (В ЧАТ). Полли, я стою около колонны. Не успел захватить сидячее место, придется постоять. Старинная восточная мудрость гласит: “сидеть лучше, чем стоять”, но …

ПОЛЛИ (В ЧАТ). В твоем случае актуальнее концовка этой мудрости: “а лучше всего вообще не родиться” :))) Хотя нет, хорошо, что ты у меня есть. Я бы без твоих консультаций в ваших человеческих делах не разобрался.

ВИКТОР (В ЧАТ). Остряк!

Кстати, перед началом сессии подошел к разговаривающим Бариновой с Богомоловым. Баринова сказала, что прочитала мою вчерашнюю заметку про наступление “постцифры”. Богомолов пошутил: “На кого наступила постцифра?” Тоже остряк. А я тормоз, не нашелся как парировать шутку… :(

ПОЛЛИ (В ЧАТ). Бывает :)

Витя, а чего ты ждешь от этой сессии?

ВИКТОР (В ЧАТ). Двух вещей.

Во-первых, собрались ключевые фигуры современной энергетики, демонстрирующие озабоченность постцифровым переходом. Интересно, смогут ли они собрать общее непротиворечивое понимание сути этого перехода?

ПОЛЛИ (В ЧАТ). Я иногда удивляюсь вам, людям. Откуда такая некритичность к интеллектуальным способностям себя любимых? :)))

ВИКТОР (В ЧАТ). Тогда остается только вторая вещь … — цирк! :)

ПОЛЛИ (В ЧАТ). :) Любитель цирка, не забудь меня в начале немного подгрузить по теме современной энергетики, я этим пока не занимался. Кажется начинается.

Открывающие выступления Влады Бариновой и Алексея T1К7Л1Р

БАРИНОВА. Час пробил, друзья. Прошу спикеров подняться на сцену. А слушателей прошу запастись чаем и кофе, дабы отведенное на сессию время было точно вам приятно. А сделать его полезным — моя задача.

Меня зовут Влада Баринова. Я представляю Центр стратегических исследований “Север-Юг” и Центр стратегических исследований “Восток-Запад”, у меня есть возможность раздавать визитки от целых двух Think-and-Do Tanks.

Сначала я хочу поблагодарить всех френдов нашей панельной дискуссии, которые предложили вопросы для обсуждения и дистанционно участвуют в ней. В настоящий момент с нами в общем информационном пространстве находится около 63 млн. френдов со всего мира. Также я благодарна тем участникам, кто смогли разделить с нами и общее физическое пространство. Тем более не знает границ моя благодарность к уважаемым спикерам, которые нашли в своих плотных графиках время на наше мероприятие.

15 лет назад в подмосковном городе Долгопрудном был запущен Интернет энергии — основной, как оказалось, продукт цифрового перехода в энергетике. Мы все гордимся, что именно Россия стала родиной этой финансово-кибер-физической инфраструктуры нового поколения. Напомню, что Интернет энергии в настоящее время обеспечивает примерно 30% потребляемой мощности мира, а по численности абонентов — более 65%.

ВИКТОР (В ЧАТ). Полли, интересно, что Интернет энергии был востребован, в первую очередь, в развивающихся странах. Новая парадигма позволяла им без значительных вложений в инфраструктуру создавать эффективную энергетику. Потом уже стали подтягиваться развитые страны.

БАРИНОВА. Предыдущий, цифровой, переход изменила облик энергетики во всем. На сцену вышли новые организации, традиционные лидеры отрасли изменили полностью модель своего бизнеса, либо были поглощены конкурентами.

Сегодня мы обсудим вопросы, связанные с новой технологической революцией, которой еще имя даже не придумали, поэтому ее пока называют “постцифровой”.

В каждой революции есть свои герои, есть свой авангард. Давайте сегодня поговорим с лидерами эпохи победившего Интернета энергии и определим их отношение к постцифровой революции.

Первым я хочу дать слово Алексею T1К7Л1Р, являющемуся ответственным цифровым чиновником Единой национальной администрации. Регулирование энергетики в цифровой период практически было сведено на нет, энергия и мощность стали обычным продуктом, который, как сыр (напомню этот легендарный образ ailev) можно свободно покупать-продавать. Но стимулирование опережающего развития секторов экономики осталось на стороне государства. Что на вашем планшете развития отрасли начертано сейчас? Что является для вас основным содержанием постцифрового перехода?

T1К7Л1Р. Спасибо, Влада!

Я хочу начать с обзора текущего момента. Вы правы, что главным итогом цифровой трансформации отрасли стало то, что государство практически полностью вышло из регулирования в энергетике. Стратегический маневр на рубеже 20-х привел к масштабному развитию в России распределенной энергетики, созданию инфраструктуры Интернета энергии, поддерживающей децентрализованное управление, роботизации рутинных и критических функций технологических процессов. Все это стало возможным благодаря так называемым “гаражным DAO”, которые начали размножаться как грибы после введения ряда инициатив, снявших регуляторные и административные барьеры для реализации новых бизнес-практик. Они, конкурируя со старыми компаниями, смогли снять вопросы кастомизации энергообеспечения потребителей, инкрементального развития энергосистем, привлечения частных инвестиций. Социальная напряженность отрасли снялась с повестки и государство вышло из ее регулирования радикально и бесповоротно.

ВИКТОР (В ЧАТ). “Гаражные DAO” — настоящие дети цифровой революции. Помни, Полли, слова великого француза Дантона, произнесенные перед казнью: “Революция подобна Сатурну: она пожирает своих детей”. Заметь — ни одна «гаражка» не представлена на сессии.

T1К7Л1Р. Более того, государство вышло из почти всех энергетических активов. Остались контрольные пакеты акций всего в двух компаниях — РосГидроАтом и РосВодородПром. Масштабное производство зеленой энергии и ее транспорт в виде электричества или водорода является гарантом национальной безопасности и стратегической устойчивости. Но даже в этих компаниях мы выступаем, преимущественно, в роли наблюдателя.

Теперь про новую технологическую революцию. “Постцифра” — это, прежде всего, новые технологии. Продвинутый искусственный интеллект, порождающее пилотирование, взаимно обучающие агенты, онтологические облака.

Кстати, не лишнем будет напомнить, что РОМК — Русская онто-математическая корпорация, которая 15 лет назад образовалась из разрозненных по всему миру групп математиков и онтологов русской школы, сделала прорыв в фундаментальных исследованиях по данным направлениям и сформировала базовые технологии для нового уклада. К сожалению, Президент РОМК сегодня не смог принять участие в нашей дискуссии, у него австралийский саммит по проблемам колонизации Марса.

Так вот, новые технологии в сфере когнитивных практик созрели для широкого применения, надеюсь, что они будут убедительны для бизнеса и смогут занять достойное место в новой энергетике.

Но постцифра — это не только технологии, это еще люди. Э-э-э. Какие-то формы занятости уйдут, какие-то появятся… Э-э-э.

ВИКТОР (В ЧАТ). Что-то его на самом интересном заклинило. :)

ПОЛЛИ (В ЧАТ). Технологии applied AI 4.0 все же для госуправления не совсем подходят, пора хотя бы цифровых чиновников второго уровня переводить на strong AI 5.0.

T1К7Л1Р. Самое важное — все это приведет к изменению экономических и социальных отношений, появлению новых моделей организации деятельности.

Это все и хотелось бы сегодня обсудить.

БАРИНОВА. Алексей, Вы прекрасно наметили рамку сегодняшней дискуссии. Хотел бы узнать ваше мнение еще по одному вопросу. Не буду спрашивать, кто потеряет от новой революции. А вот кто будет ее игроком, бенефициаром? Вы уже называли сегодня нашего национального чемпиона РОМК, “гаражные DAO” и их объединения, госцифрокомпании. Это они? А может это, как водится в странах англосаксонского мира, производители оборудования, ИТ-компании, системные интеграторы? Или кто-то еще?

T1К7Л1Р. Влада, Вы как опытный модератор задали вопрос и на него же ответили. Будет микс нынешних игроков, но надо ждать и новых, еще неведомых нам героев.

ВИКТОР (В ЧАТ): Многое произнесено, но ничего не сказано.

ПОЛЛИ (В ЧАТ): Главное — зафиксирована исходная база современной энергетики: масштабное развитие распределённых источников энергии, децентрализованная организация рынка, роботизированное управление. Уверенно изложены факты, а рабочие гипотезы о будущем не дело цифровых чиновников ;)

Выступление Дмитрия Стеклова

БАРИНОВА. Дальше я хочу передать слово специальному представителю Президента по постцифровой экономике господину Стеклову. Дмитрий, вы в определенной степени отвечаете за новый технологический переход в России. Какое место вы отводите энергетике в процессе трансформации уклада?

СТЕКЛОВ. Коллеги, это место определяющее. Энергетика чихает, в постцифровой экономике предсингулярные схватки. Неудачные конфигурации Интернета энергии приводят к небольшим колебаниям стоимости энергии, но этих колебаний достаточно, чтобы убить частную индустрию обучения AI.

Если серьезно, то мы все говорим о разном, когда обсуждаем “постцифру”. Мое определение постцифровой экономики следующее: это созидание техноприроды человеко-машинными сообществами, осуществляющими коллективное целеполагание на основе воображения и активного познания.

На кону, как справедливо отметил Алексей, смена экономических и социальных отношений, я бы сказал более выпукло — парадигмы экономического устройства цивилизации. Выбор между моделями Русского космизма или Неолиберализма зависит от того, кто успеет первым создать самоорганизующуюся, самовоспроизводящуюся, саморазвивающуюся материю техноприроды.

ВИКТОР (В ЧАТ): Интересно, с какого уровня социальной иерархии можно говорить все, что тебе вздумается, “не привлекая внимания санитаров”?! :)

СТЕКЛОВ. Это очень здорово, что государство перестало регулировать энергетику. Но вспомните, какой ценой это далось! Громоздились планы цифровизации всепронизывающих контрольно-надзорных функций, единого риск-ориентированного управления, создания мегаплатформы. Все это, за небольшим исключением, провалилось. И только поддержка маргинальных групп НТИ, создание нескольких экспериментальных “песочниц”, реструктуризация госкомпаний, поддержка консорциумов на базе “гаражных DAO”, многие из которых смогли выйти на зарубежные рынки, только это стало основной нынешнего успеха. Но этот успех не благодаря, а вопреки.

Сейчас вопрос стоит ребром: кто станет лидером постцифровой революции, и кто вложит в нее свой замысел? Технологический задел для русского замысла есть, осталось воплотить его в Большие проекты, планетарные практики.

Для реализации этих практик энергетика должна стать другой, она в какой-то степени должна преодолеть достижения предыдущего этапа. Мой прогноз основных изменений в отрасли легко может воспроизвести каждый, заменив основные доминирующие сейчас свойства энергетики, о которых сказал Алексей, на их противоположности. Вместо роботизации — гуманизация. Вместо децентрализации — сосредоточение. Вместо “распределенки” — гиперконцентрированные мощности.

ВИКТОР (В ЧАТ). Полли, был такой политик начала XX века, Ульянов. Он тоже был лидером революции — не технологической, а самой настоящей социально-политической — с террором, голодом и гражданской войной. Но он был еще и философом, большим любителем “диалектического мышления”. Он говорил, что ситуации движутся к своей противоположности. Чтобы опередить конкурентов, надо угадать момент, когда маятник качнется в обратную сторону. Сдается мне, что Стеклов тоже диалектик. Круто!

ПОЛЛИ (В ЧАТ). Да, он неплох. Кстати, и дискуссия гладко пошла. Смысловая растяжка переходной ситуации определена четко, стратегический выбор тоже задан.

ВИКТОР (В ЧАТ):

Не торопись. Вспомни печаль, с которой он говорил об успехе вопреки…

Но соглашусь с тобой, что заход на создание техноприроды, проекты планетарного масштаба, иную энергетику вполне осмысленен.

Выступление Кирилла Богомолова

БАРИНОВА. Кирилл, я со Стекловым не договаривался. Он сам сделал подводку к вашему выступлению. Вы представляете последнего из могикан большой российской энергетики, Вы управляете гиперконцентрированными мощностями. Кстати, недруги говорят, что в РосГидроАтом циклы принятия решений дольше, чем циклы технологических революций, поэтому вам удается через раз оказываться в тренде. А, если говорить серьезно, то прошу Вас прояснить позицию корпорации относительно новой технологической революции.

БОГОМОЛОВ. Недруги не правы. Кредо корпорации, стержневой бизнес всегда были и оставались — концентрированное производство энергии на станциях большой мощности. Во время цифрового перехода мы не поддались веяниям моды, не стали заниматься распределенной генерацией, зато мы сконцентрировались на цифровизации технологических и деловых процессов корпорации, создали современную платформу управления большими энергетическими объектами, ее интеграции с гибкой инфраструктурой и динамичными рынками. Мы смогли стать крупными узлами инфраструктуры Интернета энергии. Эта стратегия оказалась успешной, она позволила нам существенно укрепить и развить свой бизнес — к нам перешли российские гидроэлектростанции, мы стали создавать накопительные системы большой мощности, заводы по производству водорода.

ВИКТОР (В ЧАТ). Это стратегия консервации достигнутого технологического уровня. В базе используются старые технологии, хотя и дополненные весьма передовыми компонентами. Угольные паровозы с компьютерным управлением тоже кое-где ходят по России-матушке.

БОГОМОЛОВ: Комплексные решения по строительству больших электростанций с накопительными мощностями или водородными заводами стали востребованным продуктом на рынках развивающихся стран. Это позволило нам пережить времена стагнации спроса на электроэнергию. Сейчас, когда возник новый спрос на концентрированную энергию для решения задач управления климатом, обучения AI промышленного масштаба, глубокого освоения неудобий Арктики, Сибири, Дальнего Востока, завоевания дна Мирового Океана, развития космических проектов, мы чувствуем себя в цифровых и постцифровых реалиях очень востребованными.

ВИКТОР (В ЧАТ). Крутые, вполне планетарные задачи, но совсем не подходящие средства. Концентрированные мощности аналоговой энергетики могут питать только постоянную нагрузку старой индустрии или больших энергетических узлов. Но вызов в другом. Техноприрода импульсивна, она требует концентрированного применения мощности в определенное время и в определенном месте, мобильного сосредоточения энергии под задачу. Это РосГидроАтом не сможет реализовать на своих технологиях.

БОГОМОЛОВ. Наше главное достижение — AI-ассистенты оперативного персонал. Мы готовы предложить всем участникам Интернета энергии наши технологии. Более того, готовы разработать универсальный человеко-машинный интерфейс для работников отрасли.

БАРИНОВА. Правильно я понимаю, что Вы предлагаете системное партнерство в деле создания промышленного нейро-интерфейса? Это круто!

БОГОМОЛОВ. Да, это будет унифицированный интерфейс mashine-to-human, адаптированный для энергетики. Дмитрий говорил про гуманизацию. Человек — венец природы, он должен оказаться хозяином машины, которая будет выполнять его команду быстрее, чем она будет сформулирована.

ПОЛЛИ (В ЧАТ). Вить, я знаю этих AI-ассистентов. Это классная разработка. Известно, что комплексная реакция нервной системы человечка не превзойдена машинами. AI-ассистенты используют данное выдающееся свойство человека. Они адаптивно подстраиваются под оператора-человека, во время функционирования снимают его оперативную нервную реакцию, интерпретируют данные на моделях и принимают качественные решения. Очень хорошее предложение распространить этот метод на другие системы в энергетике.

ВИКТОР (В ЧАТ). О, боже, Полли, н-е-е-е-т!!! Ты готов превратить человека в биологический материал для умных машин!? Весь смысл прогресса ровно в обратном.

ПОЛЛИ (В ЧАТ). Ну, не хочешь, не будем в этом направлении думать. Хотя …

ВИКТОР (В ЧАТ). Даже не пытайся :(

Выступление Павла Турофф

БАРИНОВА. Павел, Вы возглавляете DAO “IDEA” — международную организацию, осуществляющую развитие базовой инфраструктуры, стандартов и экосистемы Интернета энергии. Это признанный столп цифровой энергетики, доказавший на практике, что распределенная энергетика с децентрализованным управлением и интеллектуальными ботами/агентами может быть по ряду показателей существенно эффективнее централизованной. Какие уроки вы вынесли из цифрового цикла развития энергетики и какое стратегическое движение намечаете Вы на волнах новой революции?

ТУРОФФ. Спасибо за вопрос, Влада! Мои предшественники сделали верный стратегический ход 13 лет назад, проведя диверсификацию бизнеса крупнейшего национального сетевого холдинга. Была образована компания в форме децентрализованной автономной организации (DAO), целью которой стало масштабировать Интернет энергии по всей стране и по всему миру. Исходная структура акционерного капитала новой организации была идентична аналогичной структуре сетевого холдинга, что позволило сделать общих акционеров двух компаний бенефициарами развития энергетики на новых принципах. А холдингу решением государственного регулятора были определены цели и КПЭ, позволяющие постепенно редуцировать бизнес. Это классическая модель “самоканнибализации бизнеса” в действии.

Меня пригласили тогда возглавить DAO. У меня уже был опыт создания социальной сети, мессенджера, я проводил криптоэкономические эксперименты. Собрать это все в Большой проект можно было только на серьезной задаче, энергетика вполне подходила для приложения усилий. Надо сказать, что я почти не сомневался и пришел в “IDEA”.

ПОЛЛИ (В ЧАТ). Вить, ты на меня еще дуешься? Извини, мне захотелось тебя немного подколоть.

ВИКТОР (В ЧАТ). Нет. Я наслаждаюсь сладкоголосым Пашей…

Ладно, забыли. Послушаем этого гения Интернета энергии.

ТУРОФФ. Своим успехом наша компания обязана “гаражным DAO”, которые с появлением инфраструктур Интернета энергии смогли молниеносно масштабировать свои бизнесы по предоставлению новых энергетических сервисов потребителям. Мы их вооружали самыми современными технологиями и обеспечивали их новыми инфраструктурными возможностями, они давали нам доли в своих быстрорастущих бизнесах. Их было много, они были креативны и агрессивны, они быстро урезонили “динозавров” аналоговой энергетики, загнав их в узкие рыночные ниши. Больше всего “пострадал” сетевой холдинг, ему пришлось продать большинство своих распредсетевых активов и сконцентрироваться на управлении магистральными сетями. Сейчас это небольшое управление в РосВдородПроме. Но наша организация, объединяющее тысячи “гаражных DAO” сначала в России, а потом во многих странах мира, стала одной из крупнейших по капитализации компаний.

ВИКТОР (В ЧАТ). Это была известная проблема, характерная для олигопольных рынков многих стран. Никак не удавалось понять, почему корпорации, обладающие большим финансовым ресурсом, хорошим интеллектуальным капиталом, иногда неплохим стратегическим видением, отторгают инновации. Примеры EON, Enel, RWE, TEPCO указали на причину проблемы и подсказали путь. В едином бизнес-контуре управлять старыми активами и создавать новые, конкурирующие за тех же потребителей, практически не возможно. “Организационная шизофрения” эффективно лечится только разделением активов на отдельные, самостоятельные, независимые друг от друга бизнес-единицы.

ТУРОФФ. Разномасштабные энергетические ячейки с цифровым управлением, интегрированные между собой через энергетические роутеры, являются структурной основой современной энергетики. Взаимодействие между ячейками стандартизировано на технологическом, информационно-управляющем и трансакционном уровнях. Эта архитектура организации энергосистем смогла максимально вовлечь потенциал распределенной энергетики и экономической активности бизнеса.

Сейчас мы стоим на пороге качественных изменений в энергетике. Как когда-то в Интернете людей появились глобальные социальные сети — динамические сообщества с едиными протоколами управления, так и в Интернете энергии должны появиться сообщества умных энергетических машин. Это будет механизм динамически организующейся кооперации больших множеств энергетических ячеек, согласованно реализующих какие-то единые целевые установки. Нас ждет новая централизация и мы должны быть к этом технологически и нормативно готовы.

ВИКТОР (В ЧАТ). Тут надо понимать, что Интернет энергии изначально обслуживал процессы децентрализации. Главное было обеспечить гомеостаз энергетических потоков в системе со многими активными целенаправленными элементами — поддержание динамического равновесия. Новая централизация или сосредоточение направлены на то, чтобы некоторые подмножества этих элементов способны были решать общие задачи не гомеостатического характера.

ТУРОФФ. Постцифровая энергетика — это надстройка над цифровой инфраструктурой, позволяющая достичь большей синергии от совместного управления, большего экономического эффекта. Энергетические роутеры должны осуществлять не только оптимизацию управления потоками мощности на основе целевых установок владельцев ячеек и рыночной ситуации, но и стать субъектами роевого интеллекта, реализующими общую проектную задачу, общее дело. Они должны помогать в решении задачи моментального сосредоточения мощности. Мы разработали концепцию постцифрового развития Интернета энергии, планируем предложить новый стандарт на энергетический роутер и протокол выработки коллективных решений.

ВИКТОР (В ЧАТ). Удивительно, что все главное сказано, а действия, кажется, запланированы не главные. Попытка дать ответ о технологическом развитии изнутри инфраструктуры Интернета энергии не имеет шансов на успех. Для понимания сути постцифровой энергетики надо выйти на уровень рассмотрения процессов становления техноприроды и общественных стратегий развития.

БАРИНОВА. Павел, а где будет образовываться зона турбулентности новой революции? Раньше развитие было обеспечено “гаражными DAO”, работающими с конечными пользователями…

ТУРОФФ. Фокус нашей оптики остается настроенным на пользователях Интернета энергии, здесь мы ждем постцифровой активности, сюда будут направлены наши усилия.

ПОЛЛИ (В ЧАТ). Витя, я все понял. Порядковое увеличение источников мощности, концентрация ее приложения в определенное время и в определенном месте, динамическая централизация на множестве распределенных малых и больших энергетических объектах. И все это для решения ваших планетарных проблем. Очень масштабная, но принципиально решаемая задача, нашим понравится. С вас проблемы и развернутая постановка задачи, с нас решения. ;)

ВИКТОР (В ЧАТ). Не торопись, я не так быстро думаю. Что-то мне в твоей реконструкции не нравится …

Выступление Бориса Вьюева

БАРИНОВА. Борис, я не стану сегодня обсуждать с Вами то, что человек должен вернуться на новых основаниях в управление технологическими процессами, что грядет гуманизация техносферы. Я хотел бы узнать только про Ваше видение постцифрового будущего в отрасли.

ВЬЮЕВ. Не надо себе отказывать в желании задать мне вопрос про гуманизацию технологического управления. Вы его задайте, и мы подискутируем…

Не хотите? Времени мало? Придется тогда подъехать мне в любой из ваших Центров, и мы обсудим роль естественного интеллекта в технологических процессах жесткого реального времени. Совсем недавно все держалось на человеке и ограничительной автоматике, это сдерживало развитие гибкости и динамичности энергосистем. Самое главное — это заставляло диспетчеров выполнять машинные функции, что не достойно высокого звания Человек.

В конце прошлого века компьютер стал играть лучше чемпиона мира в шахматы, в начале века он уже обыграл лучших мастеров Го, к началу третьей декады столетия мы доказали, что мультиагентные системы с предиктивной аналитикой лучше человека управляют электрическими режимами.

Агент, он ведь какой? Безотказный, целеустремленный, со слабым искусственным интеллектом. Что еще для управления сложными децентрализованными системами нужно?! Человеку далеко до совершенства однофункциональных интеллектуальных агентов с самообучением, прошедших 1–2 года службы. У нас сейчас таких уже около 3-х миллиардов. Надежность и эффективность обслуживаемых ими систем не вызывает претензий.

ПОЛЛИ (В ЧАТ). Мне тоже не понятен подкол Бариновой. Какие претензии к интеллектуальным агентам — кибер-физическим солдатам современной энергетики? Зачем сюда возвращать людей?

ВЬЮЕВ. Теперь я, с Вашего позволения, порассуждаю на тему как свободный мыслитель. Мне близка позиция Стеклова, что постцифровая экономика это коллективное человеко-машинное целеполагание на основе воображения и активного познания. Мы давно работаем в данной парадигме. Инженерное воображение и знания множества людей лежат в основе индустрии производства мультиагентных систем, люди сопровождают их при стартовом обучении и повышении квалификации. Гридогог — стало самой уважаемой профессией в отрасли, как когда-то таковой считалась профессия диспетчера. Именно гридогог формирует и калибрует на месте онтологическую модель, на основе которой в дальнейшем агент будет принимать решения. Новизна момента только в том, что стали доступны технологии порождающего онтологического проектирования, где воображение и несовершенное опытное знание людей будет заменено на строгие алгоритмы производства онтологического знания.

ПОЛЛИ (В ЧАТ). О, круто! Наш человек! Он восполнил недостающее звено в системе моих рассуждений. Технологизация пресловутого инженерного воображения позволит напрямую пожелания, потребности людей превращать в совершенные кибер-физические системы.

ВИКТОР (В ЧАТ). Полли, это кажущаяся простота. Без человека, его воображения, жажды познания, волевого порыва нельзя построить новую техноприроду мира, адекватную его потребностям.

ПОЛЛИ (В ЧАТ). Не понимаю. Мне кажется, ты просто не хочешь признать, что созидать новый мир у нас, умных машин, будет получаться лучше. И главное, я уверен, что мы сможем сделать так, что людям в этом мире будет жить очень комфортно. Мне, кажется, что сейчас ты немного антропорасист.

ВИКТОР (В ЧАТ). Ну вот докатились. Пошли уже личные оскорбления. :)

Полли, во-первых, человечество, которое перестанет прогибать мир под себя, под воображенные в сознании идеи и фантазии, перестанет быть человечеством.

Во-вторых, воображение — это уникальное проявление человеческого сознания, являющееся био-культурным феноменом, которое может быть воспроизведено только со всеми деталями биологического проживания в физическом мире, а так-же глубокого восприятия человеческой культуры. В-третьих, я не хочу быть домашним животным, живущем в золотой клетке у умных машин.

ПОЛЛИ (В ЧАТ). Виктор, мне тяжело это понять. Позволь я еще подумаю. Но и тебе рекомендую доосмыслить свои аргументы.

ВИКТОР: Заткнись!

Выступление Олега Желудева

БАРИНОВА. Молодой человек, это Вы мне?

А, это вы с навигатором разговариваете. Мы с Вашего позволения продолжим. Точнее, будем спешить к завершению мероприятия.

Олег, мы знаем, что Сколково вырвалось на мировой простор за счет разработки воспроизводимой модели «экспериментальных песочниц». Вы смогли на практике реализовать концепцию «быстрых и дешевых ошибок» и тем самым попали в нерв цифровой эпохе. А что является новым вызовом для вашей, не побоюсь этого определения, глобальной корпорации производства инноваций?

ЖЕЛУДЕВ. Влада, Вы очень точно подметили нашу фишку. Мы пробовали множество моделей развития экосистемы инноваций. Но единственной востребованной как в России, так и в мире оказалась модель ускоренного производства инноваций через экспериментальную апробацию новых практик, использующих последние технологические разработки. Первый опыт был получен еще в том, московском «Сколково»… Сначала мы сделали конфигурируемый полигон микрогрида на постоянном токе, потом фабрику потребительских сервисов, построили у себя в кампусе гравитационный накопитель большой электроемкости. Корпорации приходили в Сколково и видели работающие инновационные решения на любой вкус, им оставалось только выбирать и покупать лучшее.

ВИКТОР (В ЧАТ). Полли, извини, я вспылил. Меня возмутило, что ты назвал меня полным именем — Виктор.

ПОЛЛИ (В ЧАТ). Витя, нам надо что-то делать. Человек и машинный разум не должны конфликтовать.

ВИКТОР (В ЧАТ). Я тоже думаю про это, Полли.

ЖЕЛУДЕВ. Интересно было, что модель оказалась легко переносимой. Мы в этом убедились, когда сделали в Якутии парк водородной экономики, потом в Казахстане — полигон агроинноваций, а в Гватемале — тестбед генетического программирования кофейных культур. Сейчас по франшизе Сколково работает более 370 парков. Последний объект мы открыли в легендарном местечке, которое когда-то называлось Кремниевая долина.

Мы считаем, что постцифровая революция имеет надежную базу в виде сети «технологических песочниц», развернутых по всему миру. Главная задача на данном этапе это образование единого информационного пространство для обмена знаниями о новых технологиях и практиках их использования. Мы понимаем эту задачу и решим ее.

ПОЛЛИ (В ЧАТ). Витя, правильно я понимаю, что этот спикер тоже не догнал постцифровую реальность? Из экспериментальных песочниц не может быть сложен Большой проект, нельзя создавать техноприродные системы. Для планетарного действия нужны планетарные полигоны.

ВИКТОР (В ЧАТ). Полли, браво! Я пожалуй снижу градус недоверия к способности AI делать правильные выводы.

Да, время «песочниц» незаметно прошло. Они ушли в основание индустрии инновационного развития, стали нормой. И ты прав, что нужны планетарные эксперименты.

Но надо помнить, что в XX веке человечество, ведомое детерминизмом экономических, политических и социальных институтов, имело негативный опыт планетарных экспериментов. Каждый человек хотел мира и спокойствия, но социальные машины национальных государств толкали их к бессмысленным войнам, наращиванию смертоносного вооружения, изматывающему противостоянию. Только свободная человеческая личность может творить техноприроду. Кстати, это мой тебе додуманный ответ к нашему спору.

ПОЛЛИ (В ЧАТ). Кажется, я понял, что ты хочешь мне объяснить. Мы созданы во благо человека, ведь наращивание блага – суть процесса цивилизации. Но нет четких критериев блага, их определяет ситуативно человек, действующий в изменяющемся контексте окружающего мира и развивающейся культуры. Исключение человека из цепочки формирования блага, переключение его только на потребление благ приведет к постепенной потере смысла цивилизационного развития, потому что перестанут актуализироваться критерии. Превращение человека в винтик социальных и производственных машин также приводит к деградации, ведь детерминирует и ограничивает воображение и волю – творческую энергию развития.

В этой связи, особенностью новых планетарных экспериментов, а значит и сутью постцифрового перехода, является нахождение правильного баланса между творческой энергией свободного человека, сообществ людей и умной мощью техноприроды.

ВИКТОР (В ЧАТ). Ты сформулировал вывод точнее и лучше, чем я сейчас о нем думал…

Заключительное слово Алексея T1К7Л1Р

БАРИНОВА. Олег, хочется отдать должное вашей уверенности в завтрашнем дне. Но я приберегу его для другого. Ха-ха.

Теперь я хочу передать слово для подведения итогов уважаемому Алексею. Удалось ли Вам собрать картину постцифровой энергетики будущего?

T1К7Л1Р. Спасибо всем участникам сессии. Меня обрадовало, что все спикеры занимают активную позицию по отношению к новым вызовам постцифрового будущего. Все ваши инициативы очень интересны, мы их будем поддерживать. Человеко-машинные интерфейсы, динамические сообщества энергетических машин, порождающее проектирование управления — все это однозначно является подспорьем для постцифровой трансформации.

Я бы особо поддержал посыл Богомолова, предложившего скоординировать усилия основных игроков постцифровой энергетики, и предлагаю создать Совет постцифровых офицеров компаний и некоммерческих организаций отрасли. Это позволит нам не делать лишних дорогостоящих решений, а позволит созидать общее дело.

ВИКТОР (В ЧАТ). Хотели как лучше, получилось, как всегда. Полли, ты был прав, я увидел только цирк… Но цирк еще не закончился! :)

ПОЛЛИ (В ЧАТ). Ты что-то задумал?

ВИКТОР (В ЧАТ). Да есть один планетарный проект микромасштаба. :) Надо продемонстрировать этим героям цирковой эквилибристики, как постцифровая энергетика будет входить в нашу жизнь. Ты со мной?

ПОЛЛИ (В ЧАТ). Витя, можешь на меня рассчитывать. Но я пока ничего не понимаю.

ВИКТОР (В ЧАТ). Нам надо сосредоточить энергию, собранную при помощи человеко-машинных сообществ, для ее применения в соответствии с воображенным идеалом. Свое воображение я включил на полную катушку. Энергию соберем при помощи френдов пленарной сессии. Подведем ее к зданию, где проходит форум. Что тут можно запитать этакого необычного на 1–2 минуты?

ПОЛЛИ (В ЧАТ). Кажется, я начинаю догадываться. Есть тут одна экспериментальная разработка из Ивановского университета на выставочном стенде. Посмотри ее описание.

ВИКТОР (В ЧАТ). Полли, ты гений! Сколько нужно мощности для питания установки, работающей на 7 объектов до 50 грамм.

ПОЛЛИ (В ЧАТ). Примерно, 1 МВт мощности.

ВИКТОР (В ЧАТ). Отлично, запускай подписку среди френдов на весь объем.

ПОЛЛИ (В ЧАТ). Пять сек.

ВИКТОР. Крибле. Крабле. Бумс.

Завершение сессии

БАРИНОВА. Молодой человек, вы что-то хотите сказать? К сожалению, у нас перебор по времени. Мне надо закрывать мероприятие… Хорошо? Отлично!

Итак, завершаем. По итогам сессии уверенно можно сказать, что постцифровая повестка прояснена, основные игроки определились, стратегические проекты не заставят себя долго ждать.

Друзья, мы с вами поработали почти … Ой, что это у меня AI-фон разрядился? Хотела только посмотреть время.

Так вот, коллеги, мы с вами хорошо поработали отведенное … У вас тоже разрядился? Похоже, что энергетическую неделю посетила энергетическая аномалия.

Коллеги, я все же хочу … Ой, смотрите, таблички спикеров взлетели и парят в воздухе… Дмитрий, лучше отпустите ее, от греха подальше.

Распускаю сессию! Ой.

ПОЛЛИ. Забавно получилось. Воображение твое не подкачало. Да и моя реализации качественной вышла. Поймут ли они только, что это была демонстрация постцифровой энергетики?

ВИКТОР. Это уже не важно. Главное то, что сегодня поняли мы с тобой.

Я только не разобрался в одном, а что случилось с AI-фонами спикеров?

ПОЛЛИ. Здесь все просто. Мне не хватило для питания установки несколько ватт, буквально пригоршни ... Пришлось позаимствовать.

Автор: Виктор Моравек