Резкий разворот Уругвая: 95% электричества производится из экологически чистой энергии

Джонатан Уоттс (Монтевидео) — Jonathan Watts in Montevideo

@jonathanwatts

3 декабря 2015

Менее чем за 10 лет стране удалось уменьшить «углеродный след» и снизить затраты на электроэнергию. Без государственных субсидий. Делегаты на саммите в Париже смогут узнать много полезного из уругвайского опыта.

В то время, как мир собрался в Париже для решения труднейшей задачи перехода от ископаемого топлива к возобновляемым источникам энергии, своим примером одна маленькая страна по другую сторону Атлантики показывает, что переход, на самом деле, — по-детски прост и доступен.

Менее чем за 10 лет, Уругвай сократил свой «углеродный след» без всяких государственных субсидий и не повышая тарифы для потребителей, утверждает Национальный Директор по энергетике Рамон Мендес (Ramón Méndez).

Сейчас возобновляемые источники энергии обеспечивают 94.5% электроэнергии страны, а цены ниже, чем в прошлом по отношению к инфляции, говорит Рамон Мендес. Стало меньше отключений, поскольку разнообразный энергопарк означает большую устойчивость и надежность при засухе.

А еще 15 лет назад все было по-другому. На рубеже века нефть составляла 27% импорта в Уругвай, а по новому газопроводу собирались начать поставки газа из Аргентины.

Сейчас самая большая статья импорта страны — ветровые турбины.

Увеличился в энергобалансе и удельный вес биомассы и солнечной энергии. Если к этому добавить существующие ГЭС, то получится, что возобновляемые источники энергии сейчас составляют 55% энергетического баланса (включая топливо для транспорта). Это превышает средний общемировой показатель (12%).

Несмотря на относительно небольшую численность населения (3,4 млн.), Уругвай в последние годы находится в свете прожекторов всего мира. Страна приняла революционное решение о легализации марихуаны, инициировала жесткую борьбу с табакокурением и имеет одну из самых либеральных политик в Латинской Америке в области абортов и однополых браков.

Сейчас она вызывает интерес своим прогрессом в декарбонизации экономики. Она получила высокую оценку Всемирного банка и Экономической Комиссии для Латинской Америки и Карибского бассейна. В прошлом году, Всемирный фонд дикой природы назвал Уругвай среди «лидеров Зеленой Энергии»: «Уругвай определяет мировые тенденции инвестирования в возобновляемую энергетику».

Для укрепления этой репутации Р. Мендес провел на этой неделе переговоры в ООН по поводу национального обязательства Уругвая по сокращению выбросов парниковых газов, одного из самых амбициозных национальных обязательств в мире: речь идет о 88%-ом снижении выбросов углекислого газа к 2017 году по сравнению с уровнем 2009–2013 годов.

Здесь нет никакого технологического чуда. Ядерная энергетика в стране отсутствует напрочь, и за последних два десятилетия не было построено никаких новых ГЭС. Ключ к успеху прост и может быть взят на вооружение любой страной: четкое принятие решений, благоприятная законодательная и регуляторная среда и прочные партнерские связи между государственным и частным секторами.

В результате инвестиции в энергетику — в основном, в возобновляемые источники энергии, а также в сектор сжиженного газа — в Уругвае за последние пять лет выросли до $7 млрд, что составляет 15% от годового ВВП. Это в среднем в пять раз больше, чем в остальной Латинской Америке, и в три раза больше показателей, рекомендованных климатическим экономистом Николасом Стерном (Nicholas Stern).

«Мы поняли, что возобновляемые источники энергии — это финансовый бизнес», говорит Р. Мендес. «Строительство и эксплуатационные затраты низкие, так как пока вы предлагаете инвесторам безопасную среду, инвестиции остаются очень привлекательными».

Результаты видны по Дороге № 5 от Монтевидео на север. За 200 км, вы проедете три агропромышленных комплекса, работающих на биотопливе, и три ветряных электропарка . Крупнейшим из них является электростанция Перальта (Peralta, 115MW), построенная и запущенная немецкой компанией Энеркон (Enercon).

Ее огромные турбины — каждая высотой 108 метров — возвышаются над лугами, на которых пасется скота и резвятся птицы нанду .

Наряду с постоянным ветром — в среднем около 8 mph (miles per hour, миль за час) — самое интересное для иностранных инвесторов то, что как Энеркон будет получать гарантированную фиксированную цену в течение 20 лет. Гарантия дана государственной электрокомпанией. А так как эксплуатационные расходы будут стабильно низкими (всего 10 сотрудников), это гарантирует прибыль.

В результате иностранные фирмы выстраиваются в очередь, чтобы подписать контракты на поставку ветряной энергии. Конкуренция толкает ставки вниз. За последние три года затраты на производство электроэнергии уменьшились на более чем 30%. Кристиан Шефер (Christian Schaefer), курирующий технический специалист в Энерконе, говорит, что его компания надеется расширить свой бизнес. Другая немецкая компания, Nordex, уже строит еще больший ветропарк, далее на север вдоль Дороги № 5. Грузовики, перевозящие турбины, башни и лопасти — теперь часть уругвайского пейзажа.

По сравнению с большинством других небольших стран с высокой долей возобновляемых источников энергии, энергобаланс Уругвая боолее разнообразен. В то время как Парагвай, Бхутан и Лесото полагаются почти исключительно на гидроэнергетику, а Исландии — на свои геотермальные источники, Уругвай имеет более разнообразный парк, что делает его более устойчивым к изменениям климата.

Благодаря ветряным электростанциям, таким, как Перальта, после сезона дождей плотины ГЭС теперь могут поддерживать свои резервуары в течение дольшего времени. По словам Мендеса, это дало возможность снизить уязвимость к засухе на 70%. Это немало, учитывая, что засушливый год обходится стране почти в 2% от ВВП.

Это не единсвтенное преимущество для экономики. «За последние три года мы не импортировали ни одного киловатт-часа», говорит Мендес. «Мы привыкли быть зависимыми от импорта электроэнергии из Аргентины, но сейчас мы экспортируем нашу электроэнергию. Прошлым летом мы продали треть произведенной электроэнергии Аргентине».

Впереди еще много дел. Транспортный сектор по-прежнему зависит от нефти (на долю которой приходится 45% в общем энергобалансе). Но промышленность, в основном, переработка сельскохозяйственной продукции, теперь получает электроэнергию в основном от ТЭЦ, работающих на биомассе.

Р. Мендес относит успех Уругвая на счет трех ключевых факторов: авторитет (стабильная демократия, которая никогда не объявляла дефолт по своим долгам, и потому является привлекательной для долгосрочных инвестиций); комфортные природные условия (постоянный ветер, неплохое солнечное освещение и большое количество биомассы в сельском хозяйстве); и, наконец, сильные государственные компании (которые являются надежным партнером для частных фирм и умеют создавать привлекательную деловую среду).

Каждая страна в мире может повторить эту модель, говорит Мендес. Уругвай доказал, что возобновляемые источники энергии могут снизить затраты на производство электроэнергии и производить свыше 90% спроса на электроэнергию без поддержки угольных или ядерных электростанций, и что государственный и частный сектора могут эффективно вместе работать в этой области.

Но, пожалуй, самый большой урок, что Уругвай может преподать делегатам в Париже — это важность четкого принятия решений. Как это не раз имело место в бесчисленных конференциях ООН по климату, уругвайская делегация парализуется от бесконечных и склочных дискуссий об энергетической политике.

Все изменилось, когда правительство наконец-то согласилось на долгосрочный план, получивший поддержку всех политических партий.

«Нам пришлось пройти через кризис, чтобы придти к такому результату. Мы провели 15 лет в плохом месте», сказал Мендес. «Но в 2008 году мы начали реализацию долгосрочной энергетической политики, которая охватывала все … Наконец-то мы имели ясность мыслей и действий».

«Это новое направление нашей политики сделало возможным быстрый переходный период. И сейчас Уругвай вкушает заслуженные плоды успеха».

Малые страны — гиганты возобновляемых источников энергии

Уругвай получает 94.5% своего электричества из возобновляемых источников энергии. В дополнение к старой ГЭС, огромные инвестиции в ветряки, биомассу и солнечную энергию в последние годы, позволили увеличить долю этих источников в общем энергобалансе до 55%, что превышает средний общемировой (12%) и европейский (20%) показатель.

В начале этого года Коста-Рика поставила своеобразный рекорд: в течение 94 дней она не использовала ископаемое топливо для генерации, благодаря своему энергобалансу ( 78% гидроэлектроэнергии, 12% геотермальной энергии и 10% ветряной). Правительство поставило перед собой цель: 100% возобновляемой энергетики к 2021 году. Но транспорт остается по-прежнему «грязным».

Исландия имеет преимущество — вулканы. 85% батарей обогрева питается именно энергией из геотермальных источников ее нагрева, и 100% электричества — с опорой на ГЭС — производится также от геотермальных источников. Это сделало Исландию крупнейшим в мире производителем зеленой энергии на душу населения.

Парагвай имеет одну огромную плотину ГЭС в Итайпу (Itaipu), которая генерирует 90% электроэнергии страны.

Лесото получает 100% своей электроэнергии от плотин, которые имеют достаточно свободных мощностей для экспорта электроэнергии в Южную Африку.

Богатые гидроэнергетические ресурсы Бхутана позволяют ему экспортировать электроэнергию, что составляет более 40% экспортных поступлений страны. Но чрезмерная зависимость от одного источника может быть проблемной. В сухой сезон Бхутану приходится импортировать электроэнергию из Индии.

Translation by Alda Engoyan — VoxEurop

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.