Мадам и “Мадам”

Аманда Штерс, малоизвестный у нас драматург, сценарист и режиссер, хотя на счету у нее 10 романов, звание “Шевалье искусств и литературы”, а ее первая пьеса изучается в Гарвардском университете, сняла умную и смешную (ну бывает же такое!) комедию с букетом звезд, еще не намазоливших всем глаза. В этом букете: очаровательная австралийка, номинант на премию “Оскар”, лауреат премий “Эмми” и “Золотой глобус” Тони Коллетт противостоит любимой актрисе Педро Альмодовара, дважды номинантке на премию “Гойя”, модели и музе Жана-Поля Готье и Тьерри Мюглера, сногсшибательной Росси де Пальма. Мужа Энн играет известный американский артист и продюсер 78-летний Харви Кейтель, все еще ловелас в поисках любви.

Завязка такая: состоятельная американская семья приезжает в Париж. Им уже недостаточно денег и роскоши, им хочется европейского аристократизма и корней. Поэтому они приобрели замок, устраивают светские приемы, интересуются искусством и даже учат французский язык. Внезапно приезжает сын от первого брака Боба (главы семейства), гольфист, сценарист в творческом тупике, дебошир и просто непредсказуемый субъект, сделавший когда-то себе литературную славу на истории отца и Энн (жены отца). Энн в досаде. И то ли из суеверия (за столом оказывается 13 человек), то ли из желания позлить мужа, переодевает горничную Марию (Росси де Пальма), дает ей наставления от “светской львицы” по правилам хорошего тона (много не есть, много не пить, мало говорить и мало улыбаться — даже мы освоим) и сажает за стол. А сценарист в поисках сюжета запускает слух о королевской крови Марии, которую она, якобы, скрывает. На ужине Мария околдовывает своей непосредственностью и открытостью ирландского брокера, продающего предметы искусства, и у них начинается любовная история. А Энн, сначала в недоумении, потом в ужасе (обман может вскрыться и разрушить ее репутацию), а потом в обиде на жизнь (“мне приходилось бороться за все, даже за мужчин, а тут такая любовь…”) преследует Марию по всему Парижу в попытках показать ей ее место и доказать, что любви не существует.

Любовная история с мезальянсом (уже за столом Мария объявляет брокеру (Майкл Смайли), что он похож на Хью Гранта в сюжете фильма “Реальная любовь”, в котором рассказывается как раз о романе министра с горничной, если вы помните) оборачивается сначала противостоянием двух женщин, Энн и Марии, потом столкновением двух разных женских миров и жизненных стратегий, а затем перерастает ненавязчиво (хотя звоночки тут и там) в разговор о фейке и подлинности.

Пока Энн пытается доказать Марии и ее возлюбленному, что у них не может быть ничего общего и нет будущего, мы узнаем, что у этой красивой, светской, умной женщины с безупречными манерами тоже не все благополучно. Что она несчастлива в браке, что ее стройная фигура (“чтобы быть секси”) — результат отработанных рвотных тактик после еды, что даже ухаживающий за ней молодой мужчина делает это только из желания отомстить своей жене, что она одинока. Энн так взъелась на Марию неслучайно: ведь ей, тренеру по гольфу, пришлось приложить много усилий, чтобы перейти в другую социальную категорию и стать “мадам”, властительницей горничных. Она привыкла контролировать свой вес, свой дом, свои стратегии и просчитывать ходы в отсутствии удачи. Она гордится своей безупречностью и продуманностью. И вдруг происходит что-то, неподвластное ее пониманию.

Мария — других ценностей и стихийных убеждений. Она религиозна, добра, отзывчива, заботлива; мать-одиночка, работающая, чтобы дать образование своей дочери, и предел ее мечтаний — правильная фасовка разрыхлителя для теста. Для нее внезапно свалившаяся любовь — радость, счастье, окрыление, а не возможность самоутвердиться и отвоевать у жизни позиции. Энн, истинная американка, убеждает Марию: “Пойми, это не твой мир. Если твое мнение имеет какой-то вес, то почему ты прислуга?” (парафраз “Если ты такой умный, то почему такой бедный?”) Но Мария проявляет поистине королевское достоинство, отстаивая свое право на выбор, в том числе моральный.

И здесь сталкиваются два мира (даже неполиткорректно — европейские ценности с американскими), подлинность с подделкой. Боб, имитирующий неистощимое богатство, оказывается на грани финансового краха. Энн, светская львица, охраняющая социальные границы, оказывается тренером по гольфу пасынка. Она же заявляет о приливе семейных чувств в столице любви, но врет, точно зная, что это невозможно. Статус картины Караваджо так и остается неубедительным (подлинник или оригинал). Призрачный мир благополучия хрупок, поэтому все озабочены сохранением масок, ведь шулерство — тоже непременное условие игры, а искренность — скорее, аномалия.

В комедии нет явного социального пафоса и сарказма. Скорее, есть сочувствие и понимание позиций всех персонажей, даже самых лживых и изворотливых. Нет драмы, хотя нет и хеппи-энда, на который надеешься до последней минуты. Но акценты расставлены недвусмысленно.

Ходы по-французски изящны, дуэт столь непохожих друг на друга героинь и актрис восхищает, диалоги интересны. Россо де Пальма со своей неординарной внешностью не столь эксцентрична, как у Альмодовара, но ее яркий темперамент и выдающаяся фактура придают французской комедии особую тональность и дополнительный комико-драматический шарм.

Обязательно посмотрите. Это умная комедия без снобизма, но и без сентиментальности. На “Киноходе” билеты без наценки.

5/5

Show your support

Clapping shows how much you appreciated Lust for sense’s story.