“Последний богатырь”: Очередная попытка найти смысл

К русским фильмам многие соотечественники относятся с предубеждением. К русским высокобюджетным — с ещё большим. Ну а если фильм снят ещё и на доллары, а не на рубли, то всё — создатели могут готовиться закатывать помидоры, которыми их закидают на премьере.

“Последний богатырь” — не первая попытка студии Disney сделать красивую окупаемую русскую сказку. Сборы покажут, удалось это или нет.

Завязка — москвич Иван заработал на квартиру, машину и прочие блага тем, что выдаёт себя за самого настоящего мага. Но однажды, совершенно случайно, он оказывается в мире сказки, в Белогорье. Здесь добро победило зло, и начался реальный беспредел.

Сюжет про попаданца из нашего мира в фантастический не нов. Так же как приём “а сделаем хороших персонажей плохими, а плохих — хорошими”. Скорее, здесь интересен подход к пониманию поколения людей, которым сейчас 25–27 лет, стремящихся только к материальным благам, избегающих принятия решений и обладающих крайне гибкой моралью. И, конечно, сюжет фильма ставит главного героя, Ивана в такую позу, что он просто вынужден меняться. Но сказка на то и сказка, что в ней возможно многое. Например, превращение советской интердевочки Елены Яковлевой в Бабу-Ягу. Или временное помрачение рассудка художников. Иначе не объяснишь идентичность внешности Василисы из “Последнего богатыря” и Рей из “Звёздных войн”.

Конечно, всегда есть к чему придраться, особенно если захотеть. Но качественные костюмы, спецэффекты, блестящий кастинг — неоспоримы. Так же как и красота природы нашей страны. В некоторые моменты шкала патриотизма может зашкалить — это вам не какая-то Новая Зеландия! А наш родной Можайский район, Адыгея, Кабардино-Балкария и прочее.

“Последний богатырь” — не детский фильм. Скорее, он рассчитан на подростков от 12 лет. Смеяться, глядя на экран, можно много и часто. Ну а удастся найти смысл или нет — во многом зависит от того, кто смотреть будет.

Купить билеты без очереди на “Последнего богатыря” можно на “Киноходе”.

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.