“Притяжение”, или Район номер Чертаново?

Честная достойная работа всей съемочной группы от идеологов до финального монтажа! Огромный шаг для отечественного кино. Но не так все гладко.

Ну наконец-то, дождались — не на Манхэттен, а на Москву, а вернее, на спальный район Чертаново падает НЛО в виде шара с кольцами и, как видно из трейлера, на своем пути сбивает кучу жилых многоэтажек. Есть человеческие жертвы. И вроде даже мы вступаем с ними в контакт, но сами не осознаем, с помощью какого средства коммуникации. Еще в трейлере видно, что в основе фильма лежит социальная драма, чем-то напоминающая “Район №9” Нила Бломкомпа, но если дотошно разбираться сходство это достаточно поверхностное. К сожалению, подробный анализ возможен только со спойлом, а этого я принципиально делать не буду, поэтому попытаюсь дать вам понять, что ждет на экранах кинотеатров.

По словам авторов идеи, в основу фильма лег конфликт 2013 года, произошедший в московском Бирюлево, по итогом которого были разгромлены овощебаза и торговый центр. Трансформация лозунга легко читается “Земля — землянам” = “Россия — русским”. Создатели картины мудро вывели врага за пределы реального мира, сделав национальный конфликт межпланетным.

Этот фильм есть смысл смотреть именно в кинотеатре, ведь видеоряд получился очень достойный. В основном за счет графики и спецэффектов. По сюжету, действие картины разворачивается поздней осенью, листвы нет уже даже пожелтевшей, таким образом в кадре только железобетонные стены, асфальт и тонны пепла и пыли. Достаточно мрачно, цветовая гамма серая и холодная. Инопланетные технологии выглядят идеально отполированными, зеркальными или в светлых синих тонах. Тем ни менее все инопланетное видится большим, мощным, восхищающим. При том, что большая часть натурных съемок проходит на фоне руин жилого квартала, на мой взгляд, декораторы были достаточно внимательны к деталям, которые заметны сразу, тогда как обычно такие детали всплывают на повторных просмотрах.

По эмоциональной насыщенности и умению держать внимание зрителя — однозначно высшая оценка. Два часа в кинотеатре пролетают незаметно, думать и даже анализировать происходящее на экране не успеваешь — картина полностью захватывает зрителя. Исключительная (особенно для русских фильмов) режиссерская работа. Более того, по словам съемочной группы, до финального монтажа фильма все сцены были показаны фокус-группам. Так, сцена урока в учебном классе была переснята, в связи с тем что фокус-группе она не понравилась! Вы не представляете, как радостно было это слушать! Наконец-то наши киношники научились тестировать собственные продукты до вывода их в широкий прокат. И действительно, это, пожалуй, первый российский фильм, после просмотра которого в голове не остается сцен, возмущающих настолько, что ты не понимаешь, как их могли допустить в финальный монтаж, почему их не пересняли. На пресс-конференции Федор Бондарчук, режиссер ленты, был немногословен, но даже из шуток и косвенных речей становилось ясно, насколько серьезно человек подходит к делу, выкладывается и срастается с командой на съемочной площадке.

Актеры, возможно, вывернулись на изнанку но выдали все, на что способны, при этом не переигрывая. На мой взгляд, самыми сложными персонажами в фильме являются “реальные пацаны с района”, дело в том, что академикам с высшими образованиями их сложно играть. Нужно уметь отключать мозг, оставив только эмоции, голую ярость, отсутствие тормозов. Зритель должен бояться таких персонажей, и это самый сложный момент. Если зритель хоть на долю секунды усомнится в реальности угрозы от этого персонажа, то из страшного гопника последний превращается в маминькиного сыночка, напялившего рэперские тряпки. Страшный герой становится смешным! Видимо залог успеха кроется в правильном подборе актеров. Если у Александра Петрова и Никиты Кукушкина уже был подобный опыт, то для Ирины Старшенбаум это, пожалуй, первая серьезная работа. Школьница-бунтарка — сомнений не было, но поверил.

Саундтрек — и про него не забыли! Для российских картин, к сожалению, это редкость, когда музыку подбирают действительно качественно. На текущий момент официальный саундтрек уже виден в некоторых сетевых библиотеках, но для прослушивания доступна только одна песня — Closer в исполнении Паулины Андреевой, именно ее можно услышать в напряженные моменты ранних трейлеров. Удивительно, но в той библиотеке которой пользуюсь я, в составе саундтрека отсутствует песня группы Грибы — Intro, а она там точно играла, в машине лихачей. Неувязочка… Звуковые эффекты создавал Дейв Уайтхед — исследователь звуков, который работал над “Районом N9”, “Элизиумом” и “Прибытием”. По словам Бондарчука, перед началом работы над фильмом Дэйв несколько дней ходил по Москве с микрофоном, записывал новые для него, но привычные для москвичей, звуки. Например, он первый раз в жизни увидел кашу из подтаевшего снега — для художника это был восторг, звук снимал как снаружи, так и изнутри, завернув микрофон в водонепроницаемый чехол.

Из претензий к фильму:

  1. Пришельцы. При красивых технологиях фильм выдает очень слабые научные теории о происхождении пришельцев, их философии и системе ценностей. То есть, при всей серьезности картины, я разочаровался столь поверхностной проработкой мира пришельцев.
  2. Сходство с “Районом №9”. Неоспоримо, оно есть. Но сказать, что это именно недостаток ленты, не могу. Недавно я осознал, что “Район №9” оказывается вовсе не популярен в России, однако проблемы, которые в нем заявлены, актуальны по всему миру. Считаю, что даже если бы “Притяжение” было чистым переносом “Района” на российский менталитет, этот фильм уже был бы достоен просмотра. Но в действительности это две абсолютно не похожие ленты, но, можно сказать, связанные общей проблематикой.

Оценка фильму — 5, если сравнивать его с российскими лентами, и, возможно, 4, если с зарубежными. Прибытие мы, конечно, не переплюнули, но подобрались очень близко, тем более что оба фильма вообще находятся в разных плоскостях и не подлежат сравнению. Более того с технической точки зрения мы давно не уступаем Голливуду! Смотреть всем!!!

Show your support

Clapping shows how much you appreciated Petr Desyatov’s story.