Северная Корея в юридических фирмах и альтернативный проджект менеджмент

Ability to work under pressure

Помните этот момент из “Пароль: рыба меч”? — Стэнли нужно подобрать пароль к базе данных Министерства обороны. За 60 секунд. С пистолетом у виска. Пока девушка под столом понуждает его к оральному сексу.

Мне давно интересно, почему юридические фирмы относятся аналогичным образом к своим юристам: биллить 11 часов в день, быть всегда на связи, бросать одну задачу и делать другую более срочную, отпрашиваться у партнера на обед, в конце концов.

Для тех, кто не смотрел: Стэнли пароль взломал. В дедлайн уложился. Результат орального секса заделиверил.

Но у меня есть вопросы. Первый: как много подобных проектов Стенли сможет сделать за день/неделю/месяц, пока не попадет в Клуб 27? И второй: получил ли Стэнли удовольствие от орального секса?

Ой, да ладно, никто ничего такого не требует

Смотрите, Google предлагает сотрудникам 20% своего рабочего времени тратить на создание чего-то нового и прикольного. В офис WIX в Тель-Авиве (а теперь еще и в Киеве) сотрудники могут приходить со своими собаками. Компания Anadea сделала напротив своего офиса в Днепре детский садик для детей своих программистов.

В офисе одной топовой (в то время) юридической фирмы из моего резюме нельзя было за рабочим столом пить кофе. Время на чай\кофе было дважды в день. Если кого-то ловили на питье кофе третий несанкционированный раз в день — могли вызвать “на седьмой этаж” и выписать пиздюлей.

Каков был мой шок, когда я вышел первый день в Делойт и на столе у партнера стоял…недопитый пакет ряженки. На каждом этаже был кофейный автомат, и я несколько недель заливался разнообразными напитками. Не потому, что без них не работается, а проверял систему. Оказалось, что ни количество подходов, ни время, проведенное у автомата, не интересует никого, кроме моих внимательных почек.

Второй мой культурный шок случился лет через 6 после первого. Я заехал к знакомому в киевский офис GlobalLogic. Проехался на самокате (на скейте я езжу, как полупустая цистерна с молоком, а надевать ролики к костюму-тройке было сами понимаете), поиграл в пинг понг и настольный футбол. Каждый этаж — как отдельный мир: японская переговорка, этаж Силиконовой долины, джунгли. Дартцы, спортзал, программисты слоняются в шортах и тапочках.

Офис был полупустой, и на мое вопросительное выражение лица Андрей своим выражением лица сказал, что сейчас всего 11 утра, и никто в такую рань не приходит. А еще он сказал, что всем плюс-минус наплевать, есть ли ты в офисе: главное, чтобы код хорошо писал. Но это уже голосом сказал.

Это был сочный и от души плевок во все, что я знал о работе в офисе. Потому сейчас мне как минимум странно видеть, что юридические фирмы на контрасте с изменившейся действительностью пытаются привлекать к себе талантливых людей описаниями вакансий вроде: мы будем вас пытать, не давать спать по 26 часов в сутки, снимать кожу и пусть даже при этом хорошо платить.

Кстати, подписывайтесь на нас: Facebook | YouTube | Medium

Хотите пруф? Вот первые попавшиеся на глаза вакансии:

Work under pressure

Вспомните, как вы при собеседовании ответили на вопрос ичара о готовности работать under pressure and within tough deadlines. Я уверен, что вы ответили так же честно, как и на вопрос “почему вы подали резюме именно в нашу компанию”.

Я знал нескольких консультантов, которые могли биллить 2300 часов в год и не свихнуться. Какое-то время я гордился знакомством с ними и хотел быть на них похожим. Затем бросил пить и Burn, и мате.

Для большинства людей, которые попадают в мясорубку под названием “work under pressure”, это всего лишь временное неудобство, которое нужно пережить, чтобы потом с хорошим опытом и мешками под глазами (в лучшем случае, в худшем — только с записью в резюме) свалить или в индастри, или в компанию, в которой наконец отменили рабовладельческий строй.

Меньшинство же получает промоушн до синьора/советника/партнера и превращается в надсмотрщика в колонии для малолетних юристов строгого режима ((с) Oksana Kobzar).

У юриста всегда должен быть при себе блокнот ᷅\_(ヅ)_/ ᷄

Несколько лет назад, а тогда я уже изрядно поработал с ИТ бизнесом, меня познакомили с собственником невероятно большого сервиса по продаже билетов. Узнав, что я юрист, он сказал, что ненавидит юристов за то, что те всегда с блокнотами. Я свой сразу спрятал, но динамику дальнейшего разговора это не улучшило.

Эта история моей привычки не изменила, и всяким вашим Evernote, OneNote я предпочитаю блокнот и разноцветные карандаши. И какой был мой ужас, когда я услышал от живого и здравомыслящего человека, не комуниста и не церковнослужителя, а целого юриста, вот такую фразу:

“В офисе юристы должны всегда быть с блокнотами для того, чтобы в любой момент принять задачу от руководителя” .

Подозреваю, что вы упрекнете меня в преувеличении северно-корейскости некоторых юридических фирм. Потому постараюсь приводить все известные мне факты из жизни юристов-консультантов и корпоративных юристов прямой речью их непосредственных Чучхе:

  • “Мои юристы приходят в офис на 8:30. Причем подбежать запыхавшись к турникету в 8:30 — это значит опоздать. В 8:30 уже нужно быть на рабочем месте, готовым к рабочим задачам”.
  • “Мы приняли решение, что юристы каждое утро должны улыбаться, когда говорят доброе утро. Сперва все сопротивлялись, но теперь перестали и улыбаются”.
  • “Мы приняли решение работать в Битрикс”. “Как вы решили проблему того, что люди не любят пользоваться CRM-системами?”. А мы заставили. Ввели правило трех штрафов. На первый раз символический штраф. Во второй раз в 10 раз больше. Что у них на третий раз — я уже не слушал”.
  • “Порядок на столе — порядок в голове”.
  • “Сотрудники должны заниматься спортом. Все наши юристы выносливые, как спецназ”.
  • “У нас есть список обязательных фильмов, которые должен посмотреть каждый сотрудник”. От ичара печально известного украинского монополиста “Мегаполис” я слышал, что там был не просто список обязательных мотивационных книг и книг по личной эффективности, а была и четкая последовательность их прочтения.
  • “Должна быть дисциплина”.

Допишите в комментарии, кто что еще интересного встречал:)

Банка с камнями

Пришёл я как-то утром в воскресенье в офис, чтобы наконец написать возражения на иск. Дело было сложное, нужно было что-то эдакое придумать. Потому в рабочий день все никак не получалось. Воскресенье и пустой офис для этой работы как раз подходили.

На входе встретил меня партнер и говорит: о, Гадомский, хорошо, что ты пришел. В понедельник утром, говорит, наш управляющий партнер летит куда-то там, и ему срочно нужна справка по судебному делу, которое мы вели сто лет назад, и деталей никто не помнит, и где оно никто не знает. Но это все очень ответственно, важно и, разумеется, на утро понедельника.

Возможности юриста, пусть даже это супермен, которому не нужно спать, есть и заниматься сексом, я представляю в виде сосуда. Работодатель изо всех сил пытается заполнить этот сосуд до бортиков: выдумывают KPI, добавляют обязательную маркетинговую нагрузку, обучение, мелкие беспорядочные поручения. И еще нанимают ичара, который помогает все это плотненько в сосуд утрамбовать.

В идеальном мире, который партнеры и ичары построили себе где-то на кольце Сатурна, этот сосуд действительно полностью и очень гармонично заполнен. Даже есть немного места для воздуха. Но наш мир, в отличие от колец Сатурна, не идеален. Поэтому за корявым управлением и тучей второстепенных срочных заданий юрист либо просерает дедлайны, либо качество его работы падает до уровня юристов с объявлений на троллейбусных остановках. Ну, либо сосуд просто лопается без объяснения причин.

О работниках интеллектуального труда

Michael Dubakov из компании TargetProcess написал отличный текст о компаниях-кирпичах и компаниях-воздушных шариках. Украду у него немного неблагодарной статистики.

“За последние 10 лет средний ВВП на душу населения вырос в 10 раз. То есть 50 лет назад на одного человека в среднем приходилась $ 1 тыс., сейчас это $ 10 тыс. Стало в 10 раз круче жить.

Есть и рост образованности. Если 50 лет назад в мире было только 40% грамотного населения, то сейчас — уже 80%. Неплохой тренд. У нас становится все больше интеллектуальных работников и все меньше работников ручного труда.

Пока еще роботы всех не заменили, но скоро это произойдет.

По оценкам экспертов, количество работников интеллектуальных профессий достигнет в ближайшие десятилетия 80 или даже 90%. То есть все компании, которые будут существовать, будут в основном состоять из интеллектуальных работников. И в этом есть определенная проблема.

Они такие непростые люди — эти интеллектуальные работники. Они программируют, программируют… А потом вдруг думают: зачем я живу, что я тут делаю, какую пользу я приношу миру?

И не всегда потребности компании совпадают с потребностью в самореализации таких сотрудников.

Тренд очевиден: мы от общества производства переходим к обществу знаний. В производстве все уже давно понятно. Пришел когда-то Тейлор со своим научным менеджментом, и с тех пор производительность труда работников ручного труда увеличилась в 40 раз. А еще роботы придут — я не знаю, во сколько она вырастет. Наверное, в сотни раз. Здесь все просто”.

Scrum в юридической фирме

Пусть юриспруденция — это все меньше искусство (как нам говорили в университете), и все больше тупо бизнес (как нам говорят партнеры, которые получили юридическое образование заочно), но юридическая работа все еще стабильно остается работой интеллектуальной. И творческой.

Какой дедлайн нужно установить математику, чтобы тот доказал теорему Ферма? Сколько исковых заявлений, отзывов, ходатайств, апелляций может написать юрист за сутки? Сколько текстов писал за сутки Хармс? Может ли юрист делать due diligence Укрпочты одновременно с написанием статьи в Esquire и подготовкой речи-открытия (a.k.a. доклада) на IBA Annual Meeting?

Пять лет назад я прочел Agile манифест, но мало что понял. Два года назад разобрался (ну как разобрался, прошел 4 дневный курс в КМБШ авторства Artem Serdyuk) и как это обычно случается после курсов в бизнес школе, начал “с понедельника” использовать одну из Agile-методологий — Scrum— в юридической практике.

Вот такие проблемы я очень хотел с помощью скрама решить:

  • отсутствие времени и желания посмотреть на работу со стороны и попробовать придумать что-то новое, например: “а не написать ли нам законопроект”, или “а давайте вместо Legal Alert сделаем видеоролик?”.
  • ошибки.
  • постоянный перегруз, работа допоздна и на выходных.
  • демотивация от перегруза и от однотипной работы, желание уйти в в другую, пусть такую же точно или даже хуже, но другую, юрфирму.

Если упростить мысль, то я хотел совместить качество работы большой четверки со свободой какого-нибудь креативного агентства (да, это ватный линк).

Вооружившись скрамом, мы вот что сделали:

Партнеры перестали устанавливать дедлайны без согласования с командой.

Каждый понедельник мы всей компанией, включая львовский офис и наших удаленных юристов, собираемся на встречу. На ней обсуждаем новые задачи, которые пришли на протяжении прошедшей недели:

  • формируем команду.
  • обсуждаем новые проекты и задачи.
  • команда определяет количество времени, которое уйдет на задачу, включая аналитику, подготовку текста, проверку и вычитку документа (задачу всегда делают три юриста: младший юрист, старший и партнер).
Так выглядит задача. Правда, команды тут нет, потому как это статья в Медиум, а не клиентская задача. Ну и дедлайн я пропустил основательно
  • на основании суммы часов, которые каждый из юристов потратит на задачи, мы делаем sprint backlog задач на неделю. Задачи, которые в sprint backlog не попали, остаются в общем бэклоге — их мы распределим на следующей неделе.
Вот как выглядит дэшборд по маркетинговым задачам
  • Все время пытаемся заставить себя проводить 15-минутные встречи каждый день для синхронизации статуса задач, но эта практика никак не приживется.
  • В пятницу мы снова встречаемся всей компанией и проводим retro meeting. На нем обсуждаем, какие задачи выполнить не успели, что помешало и как это “что-то” исправить.

Спустя год мы перестали оценивать время на выполнение каждой задачи и вместо этого стали оценивать сложность в размерах футболок: S (таких можно сделать 3–4 за день), M (это работа на полдня или даже больше), L (минимум один день), XL (вообще не ясно, сколько, но за неделю нужно сделать хоть что-то).

Когда встречи по понедельникам стали занимать больше 2 часов, мы его сократили до простого распределения задач и формирования команд. Обсуждение задач происходит сразу после встречи уже в командах. Мы называем это спид-дейтингами.

Мы перестали брать от клиентов работу “сделайте пожалуйста на вчера”, или “у меня вечером подписание SPA посмотрите, пожалуйста, договор”

Трудно отказывать клиенту. Рынок приучил, что юрист всегда готов вычитать SHA ночью, потому что клиент вдруг поздно спохватился. Но работа ночью еще никогда не гарантировала высокого качества. Ну и продолжительность жизни юриста не увеличивала.

Но ведь срочные задачи все равно возникают

Да, возникают, и мы закладываем 10% времени на такие задачи.

Ясно, что не всегда мы укладываемся в эти 10%. Юрист может ждать судебного процесса полдня. Или клиент очень срочно просит встретиться, да и встреча может затянуться, ну, вы знаете, как это бывает.

Как мы меряем эффективность

Несколько раз мы пропустили пленнинг, и вся неделя была как адский ад: никто не понимал, что происходит и кто чем занят. Так и меряем.

Выводы и вот это вот все

У меня есть неоспоримое преимущество перед теми, кто меня будет критиковать: я пробовал на себе разные подходы к управлению от никаких до каких-то. В частности, 100 недель мы работаем по скраму.

Если ты (или вы), дорогой читатель, решил, что scrum — это волшебное заклинание, такой себе one-size-fits-all, то отнюдь. Все подходы, которые лично я считаю издевательством над юристом, его честью и достоинством, этот самый юрист может считать высшей благодатью, а тирана-начальника — богом.

Я искренне считаю, что это абсолютно тупая затея просить писателя, физика, экономиста, юриста сделать что-то гениальное и при этом заставлять или даже рекомендовать заниматься спортом, приходить на работу в 9:00, не есть мяса (или, наоборот, есть мясо), или любыми иными способами угнетать творческую личность. Творческая личность либо пошлет вас сразу (если она действительно творческая), либо не сразу, а после первого нервного срыва. А если не пошлет, то значит у вас искаженное понимание творчества.

Но вывод из этого потока юридического яда я хочу сделать другой. Главное быть всегда в своей тарелке и вовремя подстраиваться под блюда, которые в эту тарелку подкладывает изменяющийся мир.

Мы работаем в разных странах, в разных индустриях и имеем дело с совершенно разными проектами. Одни регистрируют ТОВки сотнями, другие ходят в процесс с двадцатью ходатайствами и после каждого второго заявляют судье отвод, третьи дотошно копипастят проспекты эмиссий, четвертые укрывают клетчатым пледиком своего подзащитного.

У нас у всех разные характеры, мы все по-разному реагируем, если нам на улице станут на ногу и по-разному достигаем гармонии с окружающим миром. Так что если вам комфортно гнобить людей, выдавливая из них качество, то не стоит ничего менять: скорее всего вас окружают люди, которые в другой обстановке работать-то и не смогут.


Все, кого обидел, извините. Всем, кто несмотря на искреннее извинения считает меня мудаком— это взаимно. В благодарность за то, что выдержали поток моих детских юридических обид, вот вам немного акапельного давления от Фредди и Дэвида: