Холократия — это треш

это треш

С этой фразы мои коллеги-юристы обычно начинают аккуратный разговор со мной после выступления по сабжу на очередной юридической конференции в Киеве, Минске, Харькове, Москве, Лондоне. Кто-то намеренно подчеркивает свое отношение к холакратии ударением на второе “о”, которого в этом слове нет, кто-то по незнанию. Но и те, и другие откровенны в своем мнении — холакратия в юриспруденции не работает.

Тут я должен написать, что они все конечно же не правы. Но не напишу. Потому что я сам не уверен в своей правоте. Этим текстом и тем, что за ним стоит, я пробую убедить в первую очередь себя. В том, что холакратия в пост-индустриальной юриспруденции намного лучше иерархии.

Юридические фирмы в мире, который стоит на месте

В Делойте было принято обмениваться разнообразными обоссаками о корпоративном мироустройстве. Больше всего я запомнил вот эту о круговороте говна в консалтинговом бизнесе:

Это реалистично и смешно, но черт возьми, управленческая пирамида работает тут годами. Клиенты идут в Четверку за качеством. Большинство известных мне юридических фирм и близко не дотягивают по качеству до Четверки. И основав Axon Partners, мы скопипастили эту модель работы над качеством.

Оооокей, так в чем же тогда моя проблема?

Пост-индустриальная революция

Впервые я услышал о том, что мир стоит на каком-то там пороге в январе 2016 , когда после форума в Давосе этими новостями запестрел интернет.

В Википедии определение четвёртой промышленной революции зловещее: прогнозируемое событие, массовое внедрение киберфизических систем в производство (индустрия 4.0), обслуживание человеческих потребностей, включая быт, труд и досуг. Изменения охватят самые разные стороны жизни: рынок труда, жизненную среду, политические системы, технологический уклад, человеческую идентичность и другие. Вызываемая к жизни экономической целесообразностью и привлекательностью повышения качества жизни, четвёртая промышленная революция несёт в себе риски повышения нестабильности и возможного коллапса мировой системы, в связи с чем её наступление воспринимается как вызов, на который человечеству предстоит ответить.

Выходит, что интернет, автоматизация, Prozorro и электронное декларирование это всего лишь залатывание прошлого. А будущее это вообще хз что: мы видим только маленький кусочек этого будущего. Оно состоит для нас из роботов с искусственным интеллектом, нейронных сетей, нано-компьютеров.

Каждые сто лет что-то происходит и “мир меняется”. Просто горизонт нашего мышления обычно короче, чем 100 лет, да и какие уроки мы могли бы вынести из предыдущих индустриальных революций, которые были бы актуальны для сегодняшней ситуации?

Единственный урок, как по мне, состоит в том, что нужно или меняться или сдохнуть. Каупервуд, как вы помните, разбогател на конках, но индустриальной революции не выдержал.

А нам что с вашей индустриальной революции?

Один из моих шефов — уважаемый партнер топовой и успешной юридической фирмы — обычно весь день пинал хуи. Двери были со стеклом и как минимум я сделал именно такой вывод о его рабочем графике.

Сейчас я СЕО юридической фирмы (вы называете его управляющий партнер), далеко не такой успешной и еще меньше топовой. Тогда, давно, я хотел тоже стать партнером и тоже пинать хуи. Но у меня не получается. И вот почему:

  • Меня окружают юристы, которые во многом умнее меня. У меня больше 10 лет юридического опыта, я работал с IBM, Intel, Microsoft, BlaBlaCar, Erste Bank, я преподаю в нескольких университетах, умею казаться умным на встречах и разнообразных конференциях. Но я все равно считаю себя менее умным, чем юристы, которые работают в Axon от силы третий год после университета. А умнее они потому, что быстрее ищут информацию, лучше меня программируют, лучше организовывают процессы, лучше планируют и… лучше предсказывают будущее.
  • Я не авторитет по возрасту или по должности. Никому не интересно, сколько мне лет, или что написано у меня на визитке, если кто-то из младших юристов считает меня неправым. Вы спорили когда-то со своим партнером? А со стажером спорили?
  • Я сижу со всеми вместе в open space и если буду пинать хуи, то это будет видно всем без исключения.
  • Людей не мотивируют деньги. Я не знаю, что их мотивирует и все время пытаюсь это узнать. Мы собираемся на стратегические сессии, устраиваем тактические встречи, постоянно думаем над развитием компании, выписываем ценности и цели. Все вместе. Вопрос зарплат, бонусов конечно же встает. Бывшие однокурсники наших юристов работают в топовых юридических фирмах и зарабатывают иногда вдвое больше. Тем не менее, они все еще работают с нами. Что их тут держит?
  • Никто не хочет делать скучную работу. Занести документы в канцелярию, сделать копии, подготовить для нового клиента LSA — это все скучно и неинтересно. Заставить даже стажера делать скучную работу конечно можно, но стоит ли именно заставлять?
  • В Харькове, Одессе, Львове, Житомире тоже есть юристы. Есть отличные юристы, которые не хотят жить в Киеве, но не против работать удаленно.
  • Вокруг нас Upwork, freelance.com, есть даже несколько заточенных под юристов платформ. Если раньше юридические фирмы конкурировали за юристов с другими юридическими фирмами, то сейчас мы конкурируем еще и с платформами.
  • Младший юрист и стажер не просто имеет собственное мнение, но и хочет его высказывать публично. Прошло время, когда за статью в Право Украины компания поощряла юриста. Никому нахер не интересно, что ты там пишешь в эту пропасть шаблонных текстов, утыканных “крізь призму”, “вбачається”, “таким чином” і “дану проблематику досліджували такі вчені, як”. В интернет 2.0 важно, что и как ты пишешь в соц сетях, комментируют ли тебя на Медиуме и сколько у тебя подписчиков на YouTube.

Получается, что меня окружают инициативные творческие люди с собственным мнением и отсутствием любого страха перед моим бесспорным авторитетом (по признаку возраста или живота). Они могут легко найти себе заказы на фриланс платформах, могут накодить юридического бота, не любят делать унылую работу и терпеть не могут, когда ими руководишь. Их не мотивируют деньги, им в лом сидеть в офисе, у них больше чем у меня подписчиков в Твиттере.

Хорошую фразу услышал от своего друга Жени Розинского:

Легко управлять стадом баранов. Попробуйте поруководить стаей кошек.

Сегодняшние молодые юристы — это стая кошек. Если им приказать, они забьют хуй на приказ. Если их наказать, они огрызнутся и пошлют меня туда же.

На пути к холакратии у нас адхокократия

Я же сейчас убеждаю сам себя, поэтому буду начистоту. У нас никакая не холакратия.

Холакратия — это очень сильно регламентированная модель управления “кошками”. С конституцией, четко выписанными ролями, жесткими правилами и процедурами. Вот тут детали — http://www.holacracy.org/. У нас далеко не все из этого есть.

Но и иерархии у нас тоже нет.

Вот как мы работаем:

  • По скраму. Каждый понедельник у нас плэннинг митинг: мы собираемся всей компанией, включая удаленных юристов (Одесса, Харьков) и наш львовский офис. И разбираем новые задачи по клиентам. Разбираем их исходя из необходимости закончить любую задачу до конца недели. Т.е. до пятницы. Если задача длиннее, то разбиваем на подзадачи. Команда, а не партнер, решает, сколько времени уйдет на ту, или другую задачу. Вариант “та что там делать, мы тысячу раз такое делали” проходит только если вся проектная команда считает точно так же. Затем в пятницу вечером мы собираемся на ретро встречу: обсуждаем, что мы успели сделать, а что нет и почему. Немного больше деталей есть вот тут, поэтому не буду повторяться.
  • У нас четыре учредителя (я и еще трое каких-то чуваков) — мы собираемся на партнерки и решаем там стратегические вопросы. Не пора ли подыскать финансового директора, какие практики развивать. Мы называем это кругом партнеров.
  • У нас есть круг юристов. В рамках этого круга юристы решают, не сильно ли они загружены и не нужен ли еще человек в команду. Они выбирают новых людей в команду. Они готовят петицию, если чувствуют, что круг партнеров к ним несправедлив. Да, и про зарплату в том числе.
  • Круга младших юристов пока нет, но будет вот-вот.
  • Все стратегические решения принимает круг партнеров, но мы обсуждаем все эти вопросы со всей командой, включая стажеров. Так было с открытием львовского офиса, к примеру. Решение о том, чтобы отказать в обслуживании клиенту, который управляет сайтом эротических знакомств, мы также принимали всей компанией.
  • Это все обыденность конечно и во многих других компаниях юристов считают за людей и советуются с ними. У нас юристы еще и владеют долей в компании. Доля у всех потому, что (а) владея компанией, они чувствуют ответственность за решения и относятся к стратегическим встречам не так, как мы, офисный планктон, обычно относимся к подобным встречам и (б) нам нужно компенсировать как-то то, что наши юристы зарабатывают меньше, чем могли бы у конкурентов.
  • Все наши финансы открыты для всех сотрудников. Все сотрудники знают, какой гонорар мы выставили клиенту, и сколько мы заработали и потратили каждый месяц.
  • В среду у нас творческий день. Каждый человек вкладывает свой смысл в этот день. Лично я использую его для того, чтобы выспаться, заняться маркетингом, встретиться с теми, с кем давно обещал и приехать на работу без ноутбука и на велосипеде. Кто-то просто не работает. Есть и те, кто в этот день любит посидеть в пустом офисе и закончить то, что не успел.
  • Мы сидим в коворкинге, посещение офиса не обязательно, приходить и уходить из офиса можно в любое время. Исключение только пленнинги и ретро митинги — на них опаздывать нельзя.

Мы не фасилитируем встречи так, как велит холакратия. Все наши юристы — партнеры в компании, но мы все еще не выписали роли каждого, как требует холакратия. Но нас спасают общепринятые в профессии штампы вроде “младший юрист”, старший юрист” и “партнер”.

Потому это еще далеко не холакратия. Нам пока неоткуда скопировать модель работы, никто не использует ее в консалтинге. Но мне ни секунды не хотелось вернуться к иерархии и быть чьим-то начальником. Так что пока у нас адхокократия.

И шо?

Для меня иерархия похожа на симфонический оркестр. В нем есть один альфа самец, написанные ноты, четкое распределение ролей. Это выглядит вот так:

А теперь представьте себе джазовый джем. Когда не знакомые между собой музыканты по очереди играют на сцене. Они знают тему и знают свой инструмент. Они понятия не имеют, сколько нот они сыграют, и сколько времени будет длиться композиция. Они будут играть и импровизировать в рамках темы, пока им будет что сказать и пока зрителям это будет нравиться.

Мы конечно не такие хорошие юристы, как они — музыканты, но вот когда я выше написал об импровизации, то имел ввиду что-то подобное:

Мы живем уже год в этом эксперименте с отсутствием иерархии. За год мы удвоились (было 9 стало 19). Никто из юристов от нас не ушел. Семеро юристов стали партнерами (=со-собственниками). Ни одного месяца мы не были в убытке. Мы не допустили ни одной существенной ошибки (во всяком случая, я не жалею ни об одном решении). Мы сделали юридического бота, который готовит юридические документы. Два проекта у нас в процессе разработки. Мы входим в ТОП-15 HR брендов, в тройке лучших юридических компаний, работающей в ИТ сфере. И английский журнал the Lawyer на прошлом Business Leadership Awards включил нас в шортлист в нескольких номинациях.

Считаю ли я иерархию трешем как месть за то, что большинство считает трешем холакратию? Нет. Autumn Leaves в исполнении симфонического оркестра ничем не хуже исполнения Chick Corea Acoustic Band. Просто они совсем разные.

Если вас еще не задолбало видео, то вот вам еще одно. Разрушающее совершенно все те аналогии с классикой и джазом. Ну а хуле, я же говорил, что и сам не до конца во всем уверен :)