За что предприниматели не любят юристов

Юрист не спрашивает, юрист презюмирует. Не видит, а усматривает. Юристу нельзя просто что-то сказать, его можно только проинформировать. Но все это скорее поводы для насмешек, не более. Так за что же нас именно не любят?

Читати українською в Юридичній газеті

Есть миллион причин любить юристов. И всего несколько — чтобы не любить. Даже несмотря на это оправдание, чтобы никого не обидеть, я буду писать о себе и только о себе, а если буду привирать, то только совсем чуточку.


Не только Ленин о нас отзывался прохладно. Семь лет назад я столкнулся с платонической нелюбовью к юристам впервые и тогда же в подавленных чувствах прочел эту заметку о продаже стартапа.

Знаю, вы не собираетесь ходить по линку, потому кратко изложу суть: один стартап хотел продаться компании Visio (теперь она принадлежит Майкрософту). Юристы Visio дали на ревью проект контракта, от которого у фаундеров стартапа поседели волосы и слетели линуксы. Но оказалось, что за 30 минут телефонного разговора с CFO можно легко исключить весь нелепый legalese. Вот эта фраза мне понравилась больше всего:

This happens in every company when a contract is passed around for review and everyone feels they have to mark it up with extraneous demands to feel like they had their say. Most of these points might have sounded great in law school but were impossible for a startup to deliver.
Be smarter than your lawyer…

Но предприниматели о нас редко пишут. В книгах о предпринимательстве юристам выделяют оскорбительно мало глав. И наверное, это к счастью: если уж и вспоминают о нас, то обычно чтобы потроллить или чтобы предостеречь предпринимателя.

Таким образом, принимая во внимание вышеизложенное

Когда на бизнес-конференции большая часть зала выходит, это либо кофе-брейк, либо спикерский слот купил какой-то уважаемый юрист.

Я знаком со многими юристами, и в основном это не скучные монотонные энциклопедии. Они прыгают с парашютом, катаются на вейках, бегают айронмены, поедают художественную литературу гигабайтами.

Но я вот что заметил: у нас есть проблема с самомнением. Потому любой диалог, лекция, переговоры и даже монолог всегда состоят из двух частей. В первой части юрист дает всем понять, что он в разговоре как минимум, самый юрист, как максимум — самый умный. Вторая часть предназначена для того, чтобы понятно объяснить что-то сложное. Беда только в пропорциях: хорошо, если на первую часть юрист тратит меньше 90% отведенного времени. Обычно больше. Потому на объяснение сложных вещей интересно и не скучно просто-напросто не остается времени.

Я думаю, все вы слышали скучные, ужасно скучные и ну просто невероятно абсолютно космически-нано-гипер скучные юридические речи (которые мы все умно называем докладами). Представьте себе, что случится, если убрать вторую часть. Пусть она в процентах и небольшая, но давайте ее совсем уберем и посмотрим, как зазвучит человек, который просто хочет казаться умным:

Боюсь, именно так слышат нас предприниматели.

Yes, no, maybe

Доводилось ли вам встречать юриста, который на юридический и обращенный явно ему вопрос честно сказал бы “я не знаю”?

Недавно в переписке юрист одной из сторон на вопрос о различии режимов налогообложения в Делавере и Калифорнии написал ровно одну строчку, которую я дословно привожу:

“Делавэр — это, конечно, не оффшорная юрисдикция, но при определенных обстоятельствах имеет определенный режим налогообложения”

И тут я вспоминаю взгляд, с которым герой Джеймса Белуши в фильме К9 останавливает собаку. У юристов тоже есть такой фирменный взгляд. Этот взгляд означает, что собеседник слишком слаб знаниями для того, чтобы понять его ответ, либо же слишком мало времени в сутках, чтобы объяснить. Так думает юрист. Но ведь все мы понимаем, что за фразой “но у судов нет однозначного толкования этой нормы” часто скрывается ответ “я не знаю” и реже “я даже вопрос не понял”.

Кто знает, как долго еще мы сможем водить за нос клиентов этим взглядом. Главное помнить, что если они раскусят этот взгляд, то раскусят и то, что за фразой на конференции “тема слишком обширная, а времени слишком мало” прячется то, что спикер уложил в 20 минут вообще все свои знания и ни секунды больше не может сохранять лицо умным.

Важна каждая запятая

С этими словами юрист копипастит в договор весь гражданский кодекс и перечисляет в преамбуле все нормативные акты, которые этот договор регулируют (включая номер и дату публикации в Голосе Украины). В результате договор получается увесистым, солидным и чем-то похожим на дом Пшонки: за него не стыдно заплатить дорого, да и людям показать. И не беда, что рука устает подписывать на каждой странице.

Кстати, если кому интересно, от чего кажется, будто чем больше вещь, тем проще ее дороже продать, рекомендую прочесть этот небольшой текст о торговле детскими вещами на фейсбучном паблике.

Мне всегда было интересно, откуда этот миф взялся именно в такой формулировке. Пять лет назад я готовил курс лекций по договорному праву для Могилянки и решил разобраться с истоками мифа. Я тогда основательно вгрызся в историческую правду и нашел несколько интересных фактов.

Прежде всего, я обнаружил вот это судебное дело:

Rogers Communications of Toronto, Canada’s largest cable television provider, and a telephone company in Atlantic Canada, Bell Aliant, is over the phone company’s attempt to cancel a contract governing Rogers’ use of telephone poles. But the argument turns on a single comma in the 14-page contract. The answer is worth 1 million Canadian dollars ($888,000).

Здесь журналисты оценили запятую в 1 миллион пускай даже канадских, но долларов. Следовательно, если перемножить все знаки препинания на 1 миллион, то вот юристу уже есть от чего считать гонорар в процентах или оценить стоимость сделки для какого-нибудь там рейтинга.

Но дальше я нашел еще одну историю. 31 декабря 1759 года Артур Гиннесс заключил договор аренды земельного участка сроком на 9'000 лет. И не прикидывайтесь пожалуйста, что каждый день работаете с подобными договорами. Вот и я был удивлен. Но не срок меня удивил. Скачайте вот тут договор в формате .DOC и убедитесь самостоятельно: в этом 14-страничном договоре нет ни единого знака препинания:

Я знаю, что вы скажете: “Дима, но это вовсе не повод писать безграмотные договоры”. Вот видите, вы ведете себя как юрист: перебиваете и комментируете, не выслушав. А я, между прочим, еще кое-что нашел.

Так вот, я нашел, какая запятая стоила намного больше 1 миллиона: 22 июня 1962 года Маринер-1 должен был направиться к Венере, но взорвался через 293 секунды после старта. Антенна аппарата потеряла связь с наводящей системой на Земле, в результате управление взял на себя бортовой компьютер, программа которого содержала ошибку. Вместо требуемой в операторе запятой программист поставил точку. Вот как был записан этот оператор: DO 50 I = 12.525 На самом же деле он должен был выглядеть вот так:
DO 50 I = 12,525

А в следующей главе вас ждет кульминация.

Базис и надстройка

Это то, с чем мы (юристы) никогда не смиримся: мир крутится не вокруг нас, увы. Да, мы в меру умны для того, чтобы на любом дью диле обнаружить риск отсутствия письменного согласия супруга на отчуждения доли в ООО. Некоторые из нас достигли в описании этого риска такого совершенства, что усматривают риск даже в отсутствии супруга: если у продавца есть несовершеннолетние дети, то риск возникает в отсутствие одобрения сделки органом опеки.

Первыми проблему необоснованно длинных контрактов публично почувствовали в IBM. В 2014 году они заявили о сокращении своих бесконечных контрактов до 2-pagers. Neil Abrams, IBM Vice President and Assistant General Counsel, по этому поводу высказался так:

“By dramatically simplifying and accelerating how clients contract for cloud services, IBM is making it easier and faster for companies to reap the benefits of cloud.”

Проще и быстрее. Клиенты продают. И переживают за каждого пользователя: изучают его поведение на сайте, меряют длительность посещения, оценивают влияние цвета фона на его поведение. И тут между клиентом и его пользователем вырастает стена непонимания из бесконечной простыни Terms of Services или End User License Agreement со всякими там капс локами.

Чем сильнее сужается к низу воронка продаж и чем дольше лид проходит все этапы, тем выше вероятность, что скоро платить гонорар юристам будет нечем.

Боссы IBM рассудили так: что будет, если мы отрежем у стола пятую ножку (т.е. уберем чепуху вроде “Договор составлен в двух экземплярах, по одному для каждой из сторон”)? Ничего. А если поставим его на три ножки? Может упасть. Хм. Но чтобы не упал, давайте сделаем стол круглым, а ножки поставим не так, а эдак. Да, будет чуть хуже стоять, но мы сэкономим 30 минут на прочтении договора, и от этого продажи вырастут в 1,5 раза. Из прибыли перекроем возможные риски.

Идею поддержали и KPMG. Не знаю, правда, были ли у KPMG другие варианты, учитывая, кто их клиент. Но не суть, вот прямая речь партнера KPMG Lee Ayling:

“I think this is a good move by IBM. Contracts need to be simplified, shortened and understandable”.

Disclaimer или “патологический уход от ответственности”

Сергей Дивин написал отличную — злобную и мудрую — заметку о юристах в 2012 году, будучи генеральным директором EPAM Systems. В ней он назвал восемь причин нелюбви к бизнес-юристам. Шестой причиной значится патологический уход от ответственности:

Вы, наверное, знаете, что такое дисклеймер в аннотации к лекарству. Он может быть многостраничным, лишь бы влез в упаковку. Его задача — доказать потом в суде, что если пациент умрет после принятия лекарства, то вы, как производитель, за это не отвечаете. Для этого производитель лекарств перечисляет десятки ограничений и исключений.
То же самое порой делают юристы юридических компаний или корпоративные юристы. Каждое их утверждение может заканчиваться фразами: «если иное не установлено действующим законодательством» (кто мешает изучить это самое иное законодательство?), «данное юридическое заключение сделано только на основе представленных заказчиком документов» (всегда есть возможность запросить любые иные документы у заказчика для изучения), «вместе с тем анализ текста данного кодекса позволяет обратить внимание на наличие некоторых неопределенностей по вопросу правовых последствий…» (именно чтобы разобраться с этими неопределенностями, юристы и должны дать совет, как действовать, они для этого и нужны).

Я возмущен мнением господина Дивина, как и вы. Мы – консультанты и не можем нести ответственность за бизнес решения клиента. И точка.

Более того, дисклеймер необходим и в нашей электронной пееписке. И не только в новом письме, а и при каждом ответе на письма. Что может быть приятней глазу клиента, чем подпись юриста в 8 строчек + его фотография + ссылка на какую-нибудь конференцию + дисклеймер под ответом на невинный мейл со словами “ОК”. Подпись и дисклеймер наполняют ленту переписки о встрече на обед серьезностью, официальностью и радует глаз risk management team юридической фирмы.

(Если вы хотите доказать вашеми ПР директору, что бесконечная подпись это зло, используйте вот это: http://ksoftware.livejournal.com/318907.html)

Я также не представляю себе популярный контент папки Trash (разнообразные юридические дайджесты и legal alerts) без дисклеймера. Если в алерте не указать, что это ни разу не юридическая консультация, и мы не несем ответственности за ее правильность, то никто к такому алерту серьезно не отнесется.

Дисклеймеры важны также в юридических статьях и на сайтах юридических фирм. Под постами в Linkedin и Facebook.

Over-lawyering

Мы бережем и защищаем наши традиции не меньше, чем христианская церковь защищает иконопись от всяких там реальных пропорций человеческого тела и светотеней, а музыку — от дьявольских тритонов. Налет сложности и серьезности на нашей профессии толще, чем на профессии американского президента.

Хотя ведь все мы знаем, что нужно делать, чтобы к нам потянулись люди.

Кстати, раз уж вы дошли до конца, подписывайтесь на нас в Facebook | YouTube | Medium


Стандартный договор Van Halen требует, чтобы в их гримерке были M&M’s, причем, чтобы обязательно не было ни одной коричневой эмендемсинки. Если найдут, то имеют право не дать концерт (деньги не возвращают).

Говорят, песню Why Can’t This Be Law они посвятили юристу, который этот договор составил:


Copyright notice

Чтобы получить право на использование этого текста, включая перепост или лайк, пожалуйста обратитесь на poke_us@axon.partners. Если вы допустите использование текста без разрешения, я лично отправлюсь назад во времени, когда вы учились в школе, и сниму с вас штаны перед всем классом.

Disclaimer

Поскольку законодательство и практика его применения не всегда однозначны, а в некоторых случаях — противоречивы, считаю необходимым отметить, что настоящий текст предоставлен в условиях, когда законы и их интерпретация могут периодически изменяться. Кроме того, наличие описанных условий означает, что, время от времени, я могу предоставлять заключения по вопросам, которые связаны с двузначными либо неясными положениями законодательства. В таких ситуациях заключения будут основываться на моем текущем понимании законов, а также соответствующем профессиональном анализе. Этот текст и выводы, содержащиеся в нем, не должны восприниматься как исчерпывающие выводы по юридическим вопросам и правоприменительной практике в Украине, Беларуси, России, Гондурасе и вообще. Я не буду нести отвественность, включая моральную, репутационную, перед вами, государством, третьими и четвертыми лицами, а в особенности перед Макаронным монстром.