Ответы на вопросы ЛГБТ-сети

В адрес Либертарианской партии России поступило письмо от тюменского регионального отделения ЛГБТ-сети со списком вопросов по нашей политической программе. Мы считаем важным отвечать на любые вопросы, касающиеся либертарианства и нашей партии. ЛГБТ-фракция партии подготовила развёрнутый ответ на заданные вопросы.

Либертарианство, как самая логичная и простая идеология за всю историю человечества, для решения большинства общественных проблем предлагает такие же простые и логичные методы. Более того, все предлагаемые либертарианством решения являются примирительными — они позволяют устранить значительное количество конфликтов между честными, мирно настроенными, относящимися с уважением к себе и окружающим людьми.

Основой либертарианского подхода являются принцип самопринадлежности и запрет на агрессивное насилие, в том числе и на государственное принуждение. На наш взгляд, политическая система, построенная на этих простых принципах, будет выгодна для всех жителей нашей страны, включая и ЛГБТ-персон.

1. Приветствуете ли вы участие ЛГБТ-персон в вашей команде/партии?

Членами Либертарианской партии России (далее — ЛПР) могут быть все граждане Российской Федерации, достигшие восемнадцатилетнего возраста, разделяющие цели и задачи партии, а также соблюдающие ее Устав, вне зависимости от их сексуальной ориентации или гендерной идентичности.

В нашей партии уже состоят как представители ЛГБТ, так и те, кто испытывает к ним неприязнь (гомофобы, бифобы, трансфобы, традиционалисты), или вообще безразличен к этому вопросу. Нас объединяют идеи либертарианства — свободы каждого человека при недопустимости агрессивного насилия. Мы против агрессивного вмешательства в чужую жизнь и попыток указывать другим, как жить, с любой стороны. Методы такого мирного либертарного сосуществования людей описаны, к примеру, в книге либертарианца Уолтера Блока “Овцы в волчьих шкурах”.

2. Приветствуете ли вы участие ЛГБТ-объединений в российской политике?

Мы приветствуем участие в политике любых людей и организаций, отстаивающих свое право на свободу. Наши политические противники — те, кто отстаивает государственные запреты и насилие.

3. Какие фракции, связанные с защитой прав ЛГБТ, есть в вашей команде/партии?

В составе нашей партии существует ЛГБТ-фракция, ставящая перед собой задачи формирования либертарианской политической повестки партии и продвижение либертарианства в ЛГБТ-среде.

Члены ЛПР и раньше участвовали в различных мероприятиях совместно с ЛГБТ-активистами (например, в круглом столе по проблемам ЛГБТ во время выборов в координационный совет оппозиции или в радужном флешмобе в Санкт-Петербурге).

4. Какова ваша позиция по статье КоАП РФ 6.21 «Пропаганда нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних»?

ЛПР выступает против любого государственного ограничения свободы слова, включая упомянутую статью. Право ограничивать определенные высказывания и устанавливать правила модерирования есть только у владельцев частных площадок, и уж точно такие правила не должны обеспечиваться мерами государственного насилия. Кроме того, ограничение доступа несовершеннолетних детей к какой-либо информации может производиться только непосредственно их родителями либо опекунами. Все законы, ограничивающие свободу слова, по нашему мнению, необходимо отменить.

В 2012 году члены ЛПР совместно с ЛГБТ-активистами участвовали в пикетах возле Мосгордумы и Государственной Думы против принятия закона о запрете “пропаганды нетрадиционных отношений среди несовершеннолетних” и введения статьи 6.21 в КоАП.

5. Какое у вас отношение к переносу из статьи УК РФ 116 побоев в отношении близких лиц в статью КоАП 6.1.1 (как к декриминализации семейного насилия)?

Вопрос о квалификации тех или иных статей в рамках кодексов представляется довольно частным, и мнения тут могут быть разные: декриминализация побоев уменьшает наказание, но в то же время облегчает его процедуру.

Для нас тут гораздо важнее общая либертарианская позиция. Она заключается в том, что любое агрессивное физическое насилие неприемлемо, включая семейное. Даже побои, не повлекшие телесных повреждений, могут являться агрессивным насилием (если не являются самозащитой). Жертва любой физической агрессии должна иметь право применять к агрессору любые меры защиты вплоть до летальных, просить помощи у неограниченного круга лиц либо, по решению жертвы, прибегать к судебному разбирательству.

6. Какие меры вы собираетесь принимать в отношении дестигматизации ЛГБТ в нашем обществе и недопущению их дискриминации?

ЛПР категорически против государственной дискриминации ЛГБТ, а также ограничения любых мыслей и высказываний.

В то же время мы считаем допустимой частную дискриминацию без агрессивного насилия: владелец вправе устанавливать для третьих лиц свои условия пользования принадлежащей ему собственностью. При этом частные лица и общественные организации имеют право устраивать бойкоты и пикетировать частные заведения, чьи действия им не нравятся. Из принципов функционирования свободного рынка, где предпринимателю выгодно сбыть производимую продукцию как можно большему числу покупателей, следует, что многие владельцы предприятий будут ориентироваться на наиболее широкий круг потребителей.

Частная дискриминация работает в обоих направлениях. Если человеку не нравятся геи — он может не пускать их в свое заведение, потому что это его частная собственность, и только ее хозяин устанавливает, кому продавать свой товар и кого пускать к себе домой. Геи пойдут в другой магазин, где их деньги заработает другой, более толерантный продавец, который заодно может и вывесить табличку “гомофобам вход запрещен”. Люди свободны сами транслировать в общество свои идеи — так, чтобы вас не беспокоили те, кто вам несимпатичен, а вы не беспокоили их. Таким образом, ликвидация искусственно созданной государством социальной напряженности и нейтрализация существующих стигм произойдет благодаря реализации потенциала свободного рынка.

Любое же агрессивное насилие, по нашему мнению, неприемлемо. От агрессивного насилия пострадал либертарианец и ЛГБТ-активист Дмитрий Чижевский. Мы хотим сделать всё возможное, чтобы такое никогда больше не повторилось.

7. Что вы предлагаете предпринять для нормализации ситуации с правами человека (в т.ч. ЛГБТ-персон) в Чечне?

В апреле 2017 года в связи с задержаниями геев в Чечне ЛПР выступила со следующим заявлением: “Либертарианская Партия России осуждает заявления представителей власти Чечни и напоминает, что государство не должно покушаться на свободу совести гражданина, его естественное право следовать своим убеждениям до тех пор, пока это не причиняет физический вред окружающим людям. Преследование человека из-за его религиозной, национальной или сексуальной принадлежности недопустимо ни со стороны обычных граждан, ни со стороны правоохранительных органов”.

Мы выступаем за свободу каждого человека не подвергаться агрессивному насилию. При этом мы также выступаем за широкую децентрализацию власти, укрепление региональной и муниципальной автономии, право на свободу вероисповедания и традиционного уклада жизни, право на свободу перемещения по стране — и в первую очередь за право самозащиты от агрессивного насилия. Таким образом, мы хотим сократить конфликты и снизить насилие без дополнительного ограничения свобод, будь то свобода публично выражать свою сексуальную ориентацию и гендерную идентичность или же свобода исповедовать религию и соблюдать традиции. Касательно консервативно настроенных российских республик наша позиция такова: частные сообщества могут проводить дискриминацию внутри себя только на основе правил, добровольно принятых всеми участниками этого сообщества. При этом государство, безусловно, не должно потворствовать никакой дискриминации административными методами. Поэтому мы предлагаем, во-первых, ввести строгую ответственность за агрессивное насилие; во-вторых, провести аресты и люстрации местных чиновников, потворствующих произволу; и в-третьих, обеспечить свободу переселения в другие, менее консервативные субъекты Федерации.

8. Какова ваша позиция по вопросам взаимоотношений религий и государства?

Религиозные организации не должны напрямую участвовать в государственных процессах. Однако они могут служить ориентирами для формирования добровольных правил у отдельных групп людей. Нравственные ориентиры, вероисповедание и мировоззрение каждый человек выбирает для себя свободно и самостоятельно, это проявление базового принципа самопринадлежности. Религию каждый принимает добровольно, и так же добровольно может от нее отказаться. Никто не вправе принуждать другого человека к определенной вере и религиозным практикам. Никакое вероисповедание не может быть запрещено. Но к человеку, угрожающему агрессивным насилием (не важно на основе каких воззрений), на основании этих его угроз может быть применена самозащита. Жертва любого агрессивного насилия должна иметь право защищаться от него с применением любой силы, включая оружие, полицию и суды, по своему выбору. Никакое мировоззрение не может быть оправданием агрессивного насилия, государственного принуждения.

9. Какова ваша позиция по распределению государственных грантов для российских правозащитных организаций?

Согласно либертарианской модели минимального государства, средства, поступающие в федеральный бюджет через налоги, допустимо направлять только на содержание обороноспособной армии, дипломатических служб, уголовных судов, федеральной полиции — и ни на какие другие цели. Правозащитные организации могут существовать за счет частной благотворительности, освобожденной от налогообложения. Государственное финансирование НКО легко может привести (и привело) к государственному контролю над этими НКО и над их политикой. Мы против государственного контроля над частными и общественными организациями.

10. Как вы относитесь к учету мотива «ненависть» при квалификации преступлений, например, «мотив ненависти по сексуальной ориентации». В т.ч. в контексте статьи 282 УК РФ «возбуждение ненависти либо вражды»?

Наказанию должны подлежать все акты агрессивного насилия вне зависимости от их мотивов. Мы не считаем, что ненависть может являться дополнительным отягчающим обстоятельством, поскольку она и так почти всегда сопутствует актам насилия. Мы против государственных ограничений свободы слова, даже если эти слова содержат ненависть. Учитываться может только прямое соучастие в насилии в виде конкретно выраженных угроз. Важнее всего обеспечить право жертвы насилия на самозащиту, а не создавать новые ограничения, работающие в первую очередь на благо тех, кто их обходит.

11. Считаете ли вы, что нужно признать ЛГБТ-персон отдельной социальной группой в рамках российского законодательства, в т.ч. для использования в этом контексте статьи 282 УК РФ «возбуждение ненависти либо вражды»?

Мы выступаем за полную отмены статьи 282 УК РФ. Для защиты от насилия эта статья избыточна (например, для угроз уже есть статья 119 УК РФ), а сформулирована она намеренно нечетко, что открывает дорогу судебному произволу. Специальные же ограничения свободы слова могут служить только для борьбы со свободой слова. Также мы выступаем против коллективной ответственности и считаем важным рассматривать каждый случай насилия отдельно, на уровне индивидов, а не социальных групп.

12. Какие формы социальной поддержки для ЛГБТ-персон вы можете предложить?

ЛПР против государственной поддержки любых социальных групп за счет налогов граждан. Проекты социальной поддержки могут существовать на частных предприятиях (по решению собственника) либо в виде частных благотворительных фондов, не обладающих рычагами государственного насилия.

13. Опишите ваши планы по реабилитации жертв политических репрессий по мотивам сексуальной ориентации и гендерной идентичности, в том числе, осужденных по статье 121 УК РСФСР «Мужеложество».

Одним из первых этапов реформы уголовного законодательства и правоприменения должна стать немедленная амнистия всех осужденных по «политическим» статьям УК РФ (например, ст. 275, 282); всех осужденных за преступления без жертвы; всех осужденных по «экономическим статьям» на основании уголовных дел, возбужденных не по заявлению потерпевших; всех осужденных за клевету, «оскорбление религиозных чувств», разглашение государственной тайны, «пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений» и прочее. Ответственные за противоправные законы и бывшие чиновники путинского и коммунистического режимов должны быть люстрированы. В новой, справедливой судебной системе жертвы политических репрессий смогут подать судебные иски против тех, кто фабриковал дела против них, и тем самым возместить свой ущерб и очистить свое имя.

14. Считаете ли вы необходимым расширить понятие «изнасилование» (ст. 131 УК РФ), в т.ч. убрать его гендерные рамки?

Из особенной части УК РФ должны быть исключены статьи, без необходимости конкретизирующие состав правонарушения, например, статья 132 УК РФ. Сексуальное насилие — это насилие; неважно, к кому и как оно применяется. По нашему мнению, жертва имеет право защищаться от любого агрессивного насилия, включая сексуальное, любым доступным ей способом вплоть до летальных, а также через суд и правоохранительные органы. Мера наказания может быть основана на традициях правоприменения или общественном консенсусе, но мнение самой жертвы обязательно должно быть учтено.

15. Что вы собираетесь делать с существующими гендерными законами, дискриминирующими мужчин и женщин в нарушение статьи 19.3 Конституции РФ о гендерном равенстве, например, в области воинской обязанности, пенсионном и трудовом законодательстве?

ЛПР категорически против государственной дискриминации, законодательство должно быть построено по принципу равенства всех граждан перед законом. Мы уважаем традиции нашего общества, но они могут иметь лишь добровольный характер, недопустимо применять государственное насилие для их соблюдения. Воинский призыв должен быть незамедлительно отменен, как и все другие случаи государственных принуждений и ограничений на основе гендера.

16. Какова ваша позиция по вопросам самообороны и гражданского оружия (для самозащиты от нападения агрессоров)?

Граждане имеют право защищать себя и свое имущество. Из права граждан на самооборону вытекает и право на владение различными видами оружия. Мы предлагаем упразднить понятие «пределов допустимой самообороны». В сложных случаях вопрос, имела ли место самооборона, должен решаться судом. Мы за свободное обращение огнестрельного оружия, поскольку именно оно позволяет защититься от нападения даже физически слабой жертве. Любые запреты на оружие влияют прежде всего на законопослушных граждан, в то время как преступники всегда находят способ обойти такие запреты. При этом пользование оружием, конечно, не является обязательным, для защиты от насилия по-прежнему можно прибегнуть к услугам полиции и суда.

17. Какова ваша позиция по вопросам ограничения свободного доступа граждан к информации? К образовательной информации о ЛГБТ? К образовательной информации о сексе? К эротическим материалам?

Мы выступаем за полную и безоговорочную отмену государственной цензуры в интернете и СМИ, как прямой, так и скрытой. Государственная цензура в литературе и других областях искусства также недопустима. Государство не вправе принудительно распространять или ограничивать распространение любых произведений искусства или образовательных материалов.

Согласно платформе Партии, либертарианцы также не признают «прав интеллектуальной собственности», так как они представляют собой ограничение на действия с материальными объектами, находящимися в чужой собственности, обеспечиваемое принуждением со стороны государства. У создателей интеллектуальных объектов существует немало возможностей рыночным путем получать от них выгоду, в том числе через частные соглашения и сделки. У владельцев информационных ресурсов есть право на модерацию своих ресурсов по своему усмотрению, без навязанных государством правил. Все законы, предусматривающие наказание за свободный доступ к информации или дающие государству право его ограничивать, должны быть отменены.

18. Признаете ли вы право гендерного самоопределения каждого человека, в т.ч. не бинарного?

Право на самоопределение, в т.ч. право на имя и любые личностные ярлыки, следует из принципа самопринадлежности — аксиомы либертарианства. Вы можете называть себя так, как вам захочется, и никто не вправе запретить вам это делать. Вас также нельзя принудить отказаться от своего самоопределения, в том числе насильно поменять свою гендерную идентичность или сексуальную ориентацию.

Окружающие могут называть вас так, как вы сами представляетесь, это было бы вполне логично. Но если они по какой-либо причине не хотят называть вас определенным именем или местоимением, их точно так же нельзя к этому принуждать. Можно игнорировать таких собеседников, спорить с ними, отказывать им в общении — но нельзя принудительно заставлять других людей употреблять те или иные местоимения, потому что это нарушит их свободу слова, а то или иное их обращение вашего права на самоопределение никак не нарушает.

19. Какие вы можете предложить меры для упрощения процедуры смены документов при трансгендерном переходе?

Мы за либерализацию системы персональных документов. Процедура смены пола «на бумаге» должна быть такой же легкой, как и смена фамилии или имени. Для этого нужно ликвидировать излишнюю государственную бюрократию и минимизировать требуемые государством документы. Конкретно по данному вопросу следует исключить медицинскую коррекцию пола из обязательных пунктов для изменения пола паспортного и отменить необходимость психиатрической экспертизы для доступа к медицинской коррекции пола.

20. Какова ваша позиция по проведению ЛГБТ-прайдов и прочих массовых мероприятий ЛГБТ сообществом?

Поскольку либертарианцы считают возможной частную собственность на землю, в том числе на улицы, наше отношение к проведению прайдов целиком и полностью зависит от формы собственности земли, на которой планируется проведение прайда. На частной территории собственник и только собственник определяет, кто и как может использовать его собственность. Государство же, по мнению либертарианцев, не обладает правом решать, кому разрешено использовать землю для демонстраций, а кому — нет. Поэтому отказ в проведении прайда на общественной (государственной) земле, с точки зрения либертарианцев, не может являться правовым и в любом случае противоречит статье 31 Конституции РФ (согласно которой проводить мирные общественные мероприятия в нашей стране могут любые граждане).

У ЛПР уже есть опыт участия в совместных уличных акциях с ЛГБТ-активистами в некоторых городах (например, кроме вышеупомянутых акций, на первомайских шествиях в Санкт-Петербурге в 2012 и 2013 гг).

21. Можете ли вы предложить какие-то меры для улучшения правового положения секс-работников?

Секс-работа должна быть декриминализирована, то есть не должно быть никакого государственного наказания за добровольный секс. Криминализированным может быть только агрессивное насилие; и любое насилие в сфере секс-услуг должно быть наказуемо не менее, чем в других. Легализация секс-работы как отдельного вида профессиональной деятельности возможна в форме частного предпринимательства по решению самих секс-работников. Декриминализация и легализация позволят сфере секс-услуг выйти из криминально опасного режима черного рынка, который неизбежно возникает при государственном запрете каких-то явлений.

22. Считаете ли вы возможным расширение понятия брака (или гражданского партнерства) в области гендерного и количественного состава?

Брачный союз — добровольное объединение дееспособных граждан, регулируемое соответствующим договором. Количество и половой состав участников гражданских объединений не имеет значения. Брачный союз не может к чему-либо обязывать третьи стороны. Либертарианцы призывают отказаться от действующего Семейного кодекса и считают необходимой дерегуляцию этой отрасли права. Брачные договоры, по сути, — не более чем юридические контракты, которые может удостоверить любой нотариус. Брачные традиции и религиозные ритуалы являются заботой тех, кто их совершает, и не могут входить в сферу государственного регулирования.

23. Что вы можете предложить для улучшения процедур усыновления детей, в т.ч. ЛГБТ-родителями?

С момента рождения ребенка никто не вправе умышленно причинять вред его жизни и здоровью. Институт усыновления должен быть полностью выведен из-под контроля государства и освобожден от государственного регулирования. Контроль за соблюдением прав ребенка будут осуществлять частные благотворительные и правозащитные организации. Управление государственными детскими домами будет передано на муниципальный уровень. Таким образом, любым добросовестным группам лиц будет доступно участие в финансировании детских домов и разработке политики усыновления, которая может разниться от одного учреждения к другому.

24. Можете ли вы предложить какие-то изменения в законодательстве в области суррогатного материнства, например, для облегчения доступа к этой услуге?

Договор услуг рождения для других — это основной документ, связывающий генетических родителей и суррогатную мать, определяющий их права и обязанности, а также иные положения. Третьи стороны не могут обязывать к чему-либо участников договора.

К условиям, устанавливаемым договором для участников, относятся размер ежемесячной оплаты текущих расходов, сумма итогового гонорара, расписание визитов к врачу, условия получения суррогатной матерью медицинской помощи, место медицинского обслуживания, условия прерывания беременности и т.д.

25. Предлагаете ли вы какие-то изменения в систему возрастных рейтингов и ограничений детей в доступе к информации?

ЛПР выступает против любого государственного ограничения свободы слова. Ограничение доступа несовершеннолетних детей к какой-либо информации может производиться только их родителями либо опекунами до момента наступления их дееспособности, которая возникает по мере их эмансипации от родителей/опекунов и не обязательно привязывается к достижению определенного возраста. Возрастные рейтинги могут использоваться как рекомендательная информация для родителей/опекунов или как правила собственника заведения, самостоятельно устанавливающего ограничения по возрасту посетителей.

26. Какова ваша политика в области сексуального воспитания детей и подростков, в т.ч. дополнительных школьных курсов?

Люди имеют право самостоятельно определять способ, место и объем получаемого образования на рынке образовательных услуг. Навязывание единых и обязательных для всех государственных образовательных стандартов недопустимо. Каждая школа может самостоятельно разрабатывать образовательную программу на основе существующих научных методик образования, требований к подготовке школьников на рынках труда и высшего образования, а также требований родителей. Родители вправе сами выбирать школу для своих детей с необходимыми, по их мнению, образовательными и воспитательными курсами. Кроме этого, важное значение приобретает дополнительное дистанционное образование — курсы в сети интернет, в том числе и по личному выбору школьника. Таким образом, стандарты сексуального воспитания приобретают не обязательный, навязываемый государством, а добровольный характер.

27. Какие основные меры, вы считаете, необходимо предпринять для снижения уровня распространения ВИЧ в России?

Из предлагаемых нами мер на ситуацию с ВИЧ могут повлиять, в частности:

  • Либерализация информационного поля страны. Информация о заболевании и профилактике будет более доступна и не будет подаваться исключительно в тенденциозном виде.
  • Декриминализация секс-работы и употребления наркотиков. Цивилизованное потребление уменьшит риск заболевания, который сейчас во многом связан с подпольностью и незаконностью.
  • Отмена “интеллектуальной собственности”. Нынешнее патентное право искусственно тормозит развитие фармацевтических средств и лекарств от ВИЧ. Сейчас прибыль получает компания, успевшая первой подать патент, вследствие чего компании, занимающиеся поиском лекарства от ВИЧ, опасаются разглашения собственных наработок.

Таким образом, тема ВИЧ выводится, во-первых, из тени государственного замалчивания, во-вторых, из области криминальных отношений — и становится темой полноценного общественного обсуждения. Прогрессу в лечении и профилактике ВИЧ может способствовать предлагаемая нами ликвидация барьеров для развития частной медицины.

Текст подготовлен ЛГБТ-фракцией ЛПР