Почему женщины получали больше удовольствия от секса при социализме

перевод с английского: Игорь Я.

Когда американцы задумываются о Коммунизме в Восточной Европе, они представляют себе ограничение перемещения, унылые пейзажи из серого бетона; уставших мужчин и замученных женщин, стоящих в длинных очередях; секретные службы, подсматривающие за личной жизнью граждан.

Несмотря на то, что большинство из этого было правдой, наш общепринятый стереотип о жизни в Коммунизме не показывает полной картины.

Кто-то может вспомнить, что в странах Варшавского договора у женщин были права и возможности, которые, в это же время, были неизвестны в странах Запада при либеральной демократии: доступ женщин к образованию и обучению навыкам, равные права в труде, оплачиваемый отпуск по уходу за ребёнком и бесплатная медицинская помощь для детей.

Но самое главное, что практические не освещалось: женщины жившие при Коммунизме были больше удовлетворены в личной жизни.

Сравнительное социологическое исследование, проведённое в восточной и западной части Германии, после воссоединения в 1990 году, позволило обнаружить, что женщины из восточной части получали в два раза больше оргазмов, чем женщины из западной.

Исследователей поразила разница в сексуальном удовлетворении, с учетом того, что женщины из восточной части были вдвойне загружены, и работой и домашним хозяйством.

К примеру, в послевоенное время, женщины из западной части занимались, в основном, только домашним хозяйством, при этом используя современную бытовую технику — чудо капиталистической экономики. Но они реже занимались сексом и были менее удовлетворены, чем женщины, стоящие в очередях за туалетной бумагой.

Как объяснить эту особенность проживания за Железным Занавесом?

Вот Анна Дурчева из Болгарии. Я познакомился с ней в 2011 году, когда ей было 65.

Прожив 43 года при Коммунизме, она часто жалуется на новые, свободные рыночные отношения, которые мешают болгарам вести нормальную личную жизнь.

«Конечно было и что-то плохое в то время. Однако моя жизнь была полна романтики.» -рассказывает Анна.

«После развода у меня была работа с нормальной зарплатой, и мне не нужна была поддержка. Я могла себе позволить то, что хочу.»

Дурчева в течении многих лет одна растит дочь. И она утверждает то, что качество её жизни было лучше, нежели дочери, которая родилась в конце 70-х и живет в более стрессовом обществе.

«Всё чем она занимается — только работает и работает.» — сказала мне Анна в 2013 году. «Она возвращается домой затемно, чересчур уставшая чтобы обращать внимание на мужа. Да и он тоже уставший. Сидят оба перед телевизором как зомби. Вот в моё время, мы больше веселились.»

В прошлом году в Йене, университетском городке в западной Германии, я общался с 30-летней Даниелой Грубер, которая недавно вышла замуж. Её мать, выросшая при Коммунистическом строе, настаивает на появлении внуков.

«Она не понимает насколько сейчас это сложно. Пока стену не снесли было значительно проще.» — намекает на снос берлинской стены в 1989.

«У них детские сады и ясли были, отпуск по беременности и родам. Рабочее место на время работы оставалось за ними. А я работаю от контракта до контракта, у меня нет времени вынашивать ребёнка.»

Матери и дочери, которые выросли до и после 1989 года, сходятся во мнении о том, что женщины во времена Коммунизма имели более полноценную жизнь. Они были обязаны этим качеством жизни, также тому, что «режимы» сделали равноправие женщин главной целью для продвинутого общества «научных социалистов», как они сами себя называли.

Хотя восточноевропейские коммунистические государства и нуждались в женском труде для реализации своих программ быстрой индустриализации после Второй мировой войны, идеологическая основа равенства женщин и мужчин была заложена Августом Бебелем и Фридрихом Энгельсом в XIX веке.

В первые годы существования Советского Союза, после прихода к власти большевиков, Владимир Ленин и Александра Коллонтай сделали возможной осуществление и сексуальной революции. Коллонтай утверждала, что любовь должна быть освобождена от материальной зависимости.

Советы уравняли женщин в правах в 1917 году, за 3 года до США. Большевики упростили процедуру развода, гарантировали право рожать, строили общественные прачечные и столовые для облегчения быта. Женщины получили возможность работать и стали финансово независимыми от мужчин.

В Средней Азии в 1920-е годы советские активистки боролись за свободы для мусульманских женщин. Эта кампания, проводимая на государственном уровне, встретила яростную реакцию местных патриархальных мужчин, не желающих сбрасывать со своих сестер, жен и дочерей оков традиций.

В 1930-х годах Иосиф Сталин отказался от большой части прогрессивных шагов Советского Союза в области прав женщин — запретил аборты и пропаганду малодетных семей. Однако острый мужской дефицит рабочей силы, последовавший за Второй мировой войной, побудил другие коммунистические правительства продвигать дополнительные права для женщин, в том числе государствами проводились исследования по тайнам женской сексуальности. Большинство восточноевропейских женщин не могли путешествовать на Запад или читать свободную прессу, но “научный социализм” действительно приносил определенные выгоды.

“Еще в 1952 году чехословацкие сексологи начали исследования женского оргазма, а в 1961 году они провели конференцию, посвященную исключительно этой теме” — рассказала мне профессор Университета Масарикова в Чешской Республике Катерина Лишкова.

«Они сосредоточили внимание на важности равенства мужчин и женщин в качестве основы для получения женского удовольствия. Некоторые даже утверждали, что мужчинам нужно принимать большее участие в домашней работе и воспитании детей, иначе у них не будет удовольствия от секса».

Агнешка Кошчанска, профессор антропологии Варшавского университета, рассказала мне, что польские сексологи до 1989 года «не ограничивали секс только телесным опытом и подчеркивали важность социальных и культурных условий для получения сексуального удовольствия». Это был сигнал социалистическим государствам о том, что должен быть баланс между работой и личной жизнью: «Даже лучшая стимуляция, по их мнению, не поможет достичь удовольствия, если женщина подвергается стрессу или переутомлению, беспокоится о своём будущем и финансовой стабильности».

Во всех странах Варшавского договора введение однопартийного правления позволило кардинально пересмотреть законы касающиеся семьи. Коммунисты вкладывали значительные средства в образование и подготовку женщин и гарантировали их трудоустройство. Государственные женские комитеты стремились перевоспитать ребят, чтобы те могли признать девушек как полноценных товарищей, и попытались показать своим соотечественникам, что мужской шовинизм был остатком досоциалистического прошлого.

Несмотря на то, что гендерные различия в оплате труда и трудовая сегрегация сохранялись, и хотя коммунисты никогда полностью не реформировали патриархальность в семье, женщины пользовались определенной степенью самодостаточности, которую могли представить себе немногие западные женщины.

Им не нужно было жениться или заниматься сексом за деньги. Социалистическое государство заботилось об их основных потребностях, и такие страны как Болгария, Польша, Венгрия, Чехословакия и Восточная Германия, выделили дополнительные ресурсы для поддержки одиноких матерей, разведённых и вдов.

Большинство стран Восточной Европы, за исключением Румынии, Албании и Сталинского Советского Союза, предоставили доступ к половому воспитанию и абортам. Это уменьшило социальные издержки, связанные с случайной беременностью и сопутствующими материальными тратами.

Некоторые либеральные феминистки на Западе скрипя сердцем признавали эти улучшения, но критиковали достижения государственного социализма, за то, что они достигались не в результате деятельности независимых женских движений, а продвигались «сверху».

Многие теоретики феминизма сегодня празднуют эти изменения, но также продвигают культурный релятивизм основанный на «теории пересечения». Сегодня любая политическая программа, которая стремится навязать универсальный набор ценностей, таких как равные права для женщин, сильно запоздала.

Результатом изменения строя, к сожалению, стало то, что многие прогрессивные шаги в равноправии женщин, были забыты или отменены.

Дочь Дурчевой и Даниела Грубер теперь пытаются изо всех сил решить те проблемы работы и быта, от которых Коммунистическое правительство избавило их матерей.

Дурчева однажды сказала мне о Болгарской народной республике: «Республика дала мне свободу, а демократия часть возможностей отобрала обратно».

Что же насчёт Грубер, у неё нет стереотипов о жестокости Коммунизма в Восточной Германии. Она просто хочет чтобы сейчас было жить полегче.

Советские женщины стали равноправными на работе, дома, в постели, но они пошли ещё дальше и заняли места в государственном аппарате. За что можно их назвать империалистами культуры, ведь их действия вызвали кардинальные изменения по всему миру. Это влияние до сих пор можно видеть на примере наших матерей, бабушек, которые теперь являются гражданами демократического Европейского Союза.

Сейчас, действия тех товарищей, которые продвигали идеи равенства, могут показаться грубоватыми. Однако для того чтобы достичь того, к чему мы уже привыкли и что считается нормой, иногда приходится активно продвигать «сверху».

В первоначальной версии неправильно указана ответственность за доступ женщин к избирательному праву в России в 1917 году. Это было достигнуто в июле Временным правительством, а не большевиками, которые пришли ко власти в ноябре.

Оригинал статьи: https://www.nytimes.com/2017/08/12/opinion/why-women-had-better-sex-under-socialism.html?smid=tw-nytimes&smtyp=cur

no rights reserved