Как проводить исследования

9 февраля я выступлю с темой: «Исследование здесь и сейчас». Организация самого этого мероприятия является исследованием, как и всё, что мы делаем в Mind Design. И хотя мы запустили анонс только пару дней назад — уже можно сделать любопытные выводы о том, что у нас не умеют говорить о важных вещах (идеи, ценности, подходы), ограничиваясь «крестьянскими» темами вроде обсуждения технологий и «успешный успех» (для контр-примера посмотрите лекции на ТЕДе).

Поэтому хочу пояснить, что я вкладываю в слово «исследование» посредством 4 принципов (на встрече будет больше).

Принцип 1. Я знаю, что ничего не знаю

Легко рассматривать мир, схематизируя его, разрезая по кусочкам и наводя поверхностный марафет. Из неадекватности такого подхода родилась шутка про «все люди делятся на 2 типа». Гораздо сложнее рассматривать каждое явление как уникальное, хотя именно в уникальности скрыто то содержание, которое двигает нас вперёд. Как рассказал мне директор одной компании: «В своё время я прочитал много книжек про успех и подумал, что другие тоже их прочитали, поэтому надо действовать быстрее, чтобы успеть раньше них стать успешнее. Через год я работал на той же работе, как и многие другие».

Легко создать очередную аутсорсинговую компанию, найти своих клиентов и быть потребителем огромного рынка. Сложнее быть созидателем, который создаёт рынок. Я постоянно общаюсь с людьми, которые устали от рутинной высокооплачиваемой работы и ушли в депрессию, поэтому не надо говорить, будто я рассуждаю о «сферических конях». Если у вас созидательные цели, то без хорошего исследования вам не обойтись, а оно начинается с формулы: «Я знаю, что ничего не знаю».

Например, у вас есть информация, что детям-сиротам в этой жизни повезло не очень. Но если вы пойдёте и пообщаетесь с ними, а потом изучите типичную российскую семью (как сделал я), то у вас невольно вырвется: «Иногда лучше без родителей». Начав своё исследование в этой сфере, я придерживался формулы Сократа, и потому не имел никакого личного отношения (вроде жалости) к проблеме. И для меня теперь очевидно, что «насилие+полная семья» гораздо хуже, чем «без семьи+без насилия» — детские впечатления от насилия искоренить практически невозможно.

Принцип 2. Не ждать

Самое глупое в исследованиях — это обособиться в лаборатории и ждать, когда необходимые данные появятся в научном журнале и толпы учёных начнут делать свои выводы. Нужно идти на встречу объекту исследования и иметь его в непосредственной близости. Я не доверяю физикам, которые не смогут сделать для меня часы из картошки.

Дело в том, что объект любого исследования должен быть самоочевиден, иначе мы впадаем в логическое противоречие — это основа науки. Если мы начнём делать выводы, исходя из абстракции, то не сможем надёжно закрепить результаты исследования, а без этого нет научного метода. Объект физики — это материальный мир в своей целокупности, а не теоретическая база. Объект любой гуманитарной науки — это человек или(!) общество. Теория — это идеальная модель или «ложь в пределах допустимого» для лучшего усвоения нашим мышлением одного конкретного проявления. Мы не можем понять, почему свет от стекла отражается именно так, не прибегая к теории. Но если мы ни разу не видели отражение света — то теория будет для нас бессмысленна.

Любая штука, которую мы изучаем, пронизана всеми смысловыми связями мира (всеми!), иначе бы её не существовало. Закрепим:

Изучать «объект-как-таковой» — значит изучать его в реальности. Изучать объект в его идеальном состоянии значит изучать лишь одно его проявление. Каждый реальный объект создаёт множество проявлений, большинство из которых противоречат друг другу. Многие путают это понятие и изучают «объект-в-вакууме», в итоге строят теории о вакууме, а не об объекте.

Поэтому я не доверяю исследователям, которые ни разу не пытались разрушить основы научного знания и выдвинуть радикальные (в миролюбивом смысле слова) идеи.

Принцип 3. Ценность и подделка

Основанием для исследований часто является финансовая выгода или другие «символьно-материальные» плюшки. Такие исследования могут быть применимы только локально и в конкретный момент развития компании/проекта/человека. Эти же исследования не помогут людям в долгосрочной перспективе, потому что мы находимся в живой среде.

Но несмотря на вечно меняющиеся тренды и информационный шум, мы всё же обитаем в мире смыслов, которые не меняются никогда. В основе любого исследования должно лежать смысловое поле, которое отвечает на вопрос «зачем?». Казалось бы бессмысленный вопрос в мире бизнеса, но как раз в ответе на нём строится успешный бизнес: зачем потребителю наш продукт; зачем человек поступает так, а не иначе, когда заходит на сайт; зачем люди начинают искать работу (если бы я не разобрался в последнем вопросе и думал, что людей интересуют только условия труда, то, наверняка, предлагал бы типичных «корпоративных монстров»).

Ответы на вопрос «зачем?» называются «ценностями» — они влияют на нас. Приобщившись к ценности и следуя её законам, мы можем строить человечные бизнесы, делать научные открытия и быть профессионалами. Навязывая свои законы и придумывая свои ценности, мы как та парочка: «Один доит козла, а другой держит под ним сито» (очень старое выражение). Если людям это нравится, то они конечно заплатят за зрелище, но сделает ли нас это людьми?

Принцип 4. Как усмирить абстракции

Есть всеобщее и пагубное убеждение, что мы обладаем несколькими уровнями абстракции. Если проще, то люди думают будто они могут из необоснованных данных делать обоснованные выводы (например, из мнений какого-то эксперта).

Я никак к нему не отношусь, но фразу хорошая (кадр из встречи Обамы и Леттермана).

Меня поражает, как Западные СМИ преподносят проблему женщин ближнего Востока, говоря о женской дискриминации. Хотя женщина Ближнего востока (возможно) защищена больше, имеет больше прав и в целом не жалуется на жизнь — просто для нас такой образ жизни не привычен. Кроме шуток, из репортажа одного западного СМИ (читай с негативным оттенком): «Им даже запрещено работать и их полностью содержит мужчина» — вот ужас!

А теперь по делу: исследование — это не абстракция. Это нахождение и обоснование такого факта или явления, которое меняет наш взгляд на реальность. Принципы теории Дарвина были описаны до Дарвина, также как и бессознательное придумал не Фрейд — они просто придали им основополагающую роль и более толково описали их роль в реальности (хотя по поводу Фрейда можно поспорить).

У нас есть один уровень абстракции, который и есть наше мышление. Он нужен, чтобы когда я смотрю на картошку, я не думал, что я — картошка. Поэтому нужно непосредственно сопоставлять исследуемый объект с нашим пониманием: без промежуточных теорий.

Пример из моей сферы: я не могу сказать, что человеку не нравится моя вакансия, потому что у него лучше условия или интереснее проект, пока не сформирую у него правильное восприятие от моего предложения и не добьюсь обратной связи. Для этого я постоянно экспериментирую с описанием вакансий и стараюсь наиболее содержательно вести диалог, добавляя больше нужных фактов (вместо очередного спама с этой вакансией — скидываю новость о проекте или интересные технические решения, которые внедрила команда). И вы уже наверное догадались, что многие из тех, кто сначала сказал «Нет», позже соглашались пообщаться просто потому, что «ощутили» проект — увидели, что за наим стоят реальные люди.


В своё время я посетил множество лекций и мероприятий и запомнил только те, в которых человек рассказывал про свои ценности и как он следует им в своей жизни. В таким выступлениях я слышал то, что не услышу больше нигде. Когда я опубликовал анонс, то ожидаемо получил вопросы: «А о чём конкретно мероприятия? Про какую-то методологию? Какую пользу я вынесу?». Отвечаю:

  • Оно для тех, кто устал от топтания на месте и хочет вспомнить, за что любит/любил свою работу.
  • Конечно, любой опыт уникален, но не любой ценен. Уметь выцепить ценность из хаоса жизни гораздо важнее, и поэтому я буду рассказывать о ценности понятия «человечность» на примере моих исследований: не про деньги, не про успешный успех и не про модели, а про осознанный опыт.
  • Также перед встречей (и в принципе) советую ознакомиться с основными идеями Жана Бодрийяра.

P.S. Лучшая исследовательская книга про HR, которую я прочитал — «Остров сокровищ» Стивенсона (с замечательными иллюстрациями Роберта Ингпена). Наглядно показано, к чему ведёт плохая HR-политика и ситуация, когда люди собираются не по ценностям, а по потребностям.

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.