Хайдеггер

Denis Nushtaev
Dec 18, 2016 · 3 min read

Задача, которую ставит перед собой Хайдеггер — определить что значит «быть» в понятии «бытие»? Что значит «sum» в декартовском «cogito sum»? По его мнению западная философия никогда не решала вопрос этого «быть». Вместо этого исследовалось бытие, в котором мы уже есть. «Быть» — есть поле его исследований и для понимания хайдеггеровской философии — это принципиальный момент, потому что мы переходим со сферы онтологии (ориентация на мир) в сферу антропологии (ориентация на человека в мире). Для своих исследований Хайдеггер избрал феноменологический метод исследования. И неспроста: именно феноменология делает этот вопрос таким актуальным, потому что переводит взгляд с «бытия-вообще» на бытиё непосредственное, которое мы воспринимаем постоянно.

В работах Хайдеггера феноменология нашла своё применение в понятии «присутствие». Сведя всю онтологию до человеческого «здесь и сейчас присутствия», Хайдеггер редуцировал весь остальной мир до простого «быть» (Dasein) и дальше не отходил от этой сущности. В этом бытии у него пересекаются плоскости бытия и мышления, рождая феноменологическое бытиё — то есть бытиё, в котором мы познаём сущностные смыслосвязи. Смыслосвязи конструируют мир из вещей, которые всегда перед нами или в потенциальной доступности. Эти вещи всегда существуют для чего-то, отсылая к другим вещам. Такие отсылки и рождают Dasein. Человек, в свою очередь, падает в этот Dasein и начинает в нём жить — экзистировать. Понимание смыслосвязей при этом предшествует любому познанию и толкованию в словах. Такое понимание и есть по Хайдеггеру то интенциональное схватывание сущностей, о котором писал Гуссерль. Продолжая свои рассуждения, Хайдеггер приходит к выводу, что ближайшим образом человек понимает время и падает во время. Начало Dasein и есть время. Во времени мы обретаем Dasein, но теряем себя, потому что растворяемся в мире смыслосвязей. Обратное обретение себя возможно только через выпадение из потока времени. К этому выводу Хайдеггер пришёл через анализа ужаса человека по отношению к миру. Этот ужас он взял как феноменологическую черту человеческой зависимости от Dasein. Это и есть феноменологическое поле изучения Хайдеггера — пересечение ужасающегося мышления и Dasein. Мышление бежит от себя и растворяется в мире, где правит время. Таков человек по Хайдеггеру.

Есть принципиальное противоречие между философией Гуссерля и Хайдеггера, которое нас особо занимает в свете изучения мышления. Он заключается в том, что Хайдеггер исследовал возможность мышления быть в мире, и этот мир во многом наполняет мышление своим содержанием: если понимание предшествует знанию, значит любое знание внутри сферы понимания и познание сущностей не даёт нам неожиданных результатов. То есть и познания никакого нет. По Гуссерлю же мы должны стремиться познать сущность многосторонне и наиболее автономно от нас: «назад к вещам» — говоря словами Гуссерля. Хайдеггер лишь намекает на возможность иного бытия через выпадение из времени, но именно «иное» бытие занимало Гуссерля. По его мнению, изучение любой сущности — это процесс ирреальный, отличный от обычного восприятия мира. Реальность сама по себе цельная, но не даёт просто так изучать свои части. В этом и заключается ценность феноменологического метода. Проведём аналогию и представим, что мы в музее: по Гуссерлю мы сознательно пришли сюда изучить 1 конкретную картину и сделать на основании неё вывод об эпохе, в которой мы живём; по Хайдеггеру мы пытаемся понять, почему вокруг нас музей.

Методологический вклад Хайдеггера в феноменологию заключается в том, что он нашёл точку опоры для феноменологического метода: экзистенция. По моему мнению, Гуссерль допустил ошибку в своём абстрагировании к изучаемым сущностям. Хайдеггер её исправил, перейдя с абстрактного на экзистенциальное толкование. При этом Хайдеггер решил свою задача — определить понятие «быть», но совершенно ушёл от феноменологической задачи — познание сущностей. Повторюсь, что его работа «антропологична» и далека от теории познания. Хотя феноменология — есть теория познания.

Ошибка Хайдеггера — подмена понятий «сущность» и «вещь-в-мышлении» (ноэза по Гуссерлю). Эту ошибку блестяще развил Сартр, который вообще отрицает значение вопроса о природной реальности: «человек творит себя сам». Такая позиция пригодна для изучения человека-социального или любого другого, но абсолютно непригодна для «космического» познания мира. Сама попытка Хайдеггера объяснить место человека в мире через весь цельный мир неадекватна.

Я ценю, что Хайдеггер определил экзистенцию как начало феноменологического анализа. Но если бытиё начинается с «быть», то это не значит, что оно им и заканчивается.

Эрик Булатов. Моя рецензия: «Хайдеггеровское растворение человека в мире. С картины на нас смотрит “Мадонна”, которая олицетворяет всю ценность окружающего мира и девочка, которая своим одиноким взглядом пытается достучаться до нас через пелену “социального”. Эти два взгляда пересекаются в нас и создают хайдеггеровского человека, который боится, но восхищается. И без “большого брата” здесь не обошлось (стоит за девочкой)».

MD-сообщество

Пишем самобытные заметки о мышлении, честные ЖизнеПосты, рецензии на книги и берём интервью.

Denis Nushtaev

Written by

Mind Design, философ-естествоиспытатель

MD-сообщество

Пишем самобытные заметки о мышлении, честные ЖизнеПосты, рецензии на книги и берём интервью.

Welcome to a place where words matter. On Medium, smart voices and original ideas take center stage - with no ads in sight. Watch
Follow all the topics you care about, and we’ll deliver the best stories for you to your homepage and inbox. Explore
Get unlimited access to the best stories on Medium — and support writers while you’re at it. Just $5/month. Upgrade