Глава 3. Человек, изменивший всё

Возвращаясь к книге Рыбчинского, мы открываем новую главу. И в ней речь пойдёт о человеке, которого называют «основноположником нового урбанизма» и, я бы добавила, человеком превратившим градостроение в нечто большее. Вся третья глава посвящена целиком этому человеку. Её имя — Джейн Джекобс.


Джейн Джекобс, как и многие другие ранее упомянутые личности, не была архитектором по образованию, но была журналистом. В 1952 году она начала работать репортёром в журнале «Архитектурный форум», вначале освещая вопросы «женского толка» (школы, больницы, прочие социальные институты), а затем — городского планирования и городского упадка (заброшенные здания, комплексы, заводы). Её статьи были известны критичным отзывом о многих громких проектах в Нью Йорке и других городах.

В 1956 году главный редактор журнала пригласил Джейн Джекобс заменить его и выступить на конференции по градостроительству от Гарвардской высшей школы дизайна. Там, она не только произвела впечатление на многих, включая Льюиса Мамфорда и Уильяма Уайта-младшего — заместителя редактора Fortune. Именно он предложил ей написать статью для запланированного журналом цикла публикаций о проблемах американских мегаполисов.

Статья Джекобс , «Центр города — для людей», вышла в 1958 году и стала завершением цикла. Сам цикл был посвящен критике существующего порядка в широчайшей тематике — градостроении, транспорте, трущобам, управлению городом и его ростом.

Как будут выглядеть эти проекты в реальности? Они будут просторными, зелёными, малолюдными, с длинными парковыми аллеями. Всё будет прочно, симметрично, упорядоченно. Чисто, достойно, монументально. Одним словом, они будут обладать всеми признаками ухоженного, величественного кладбища.

Так писала в своей статье Джекобс о реконструкции городов. Уже тогда, в этой статье, она не просто критиковала, но предлагала то, что видела единственным вариантов благоустройства города — реконструкция должна сохранять и усиливать традиционные черты городской жизни.

Вскоре, фонд Рокфеллера предложил Джекобс переделать её статью в книгу. Так и родилась «Жизнь и смерть больших американских городов», ставшая одной из самых нашумевших и самых иконичных книг урбанистики ХХ века, сменившей курс градостроения.


Жизнь и смерть больших городов

Город — то гигантская лаборатория проб и ошибок, неудач и успехов в градостроительстве и проектировании.

Книга была написана крайне простым языком и адресована широкому кругу читателей. Джекобс, не имевшая специального образования, основывала свои доводы на простых наблюдениях, но её выводы были сокрушительными для архитектуры и городского планирования.

Примеры в книге она брала в основном из жизни Гринвич Вилледж (район Нью Йорка в котором она жила), но описывала и старые городские районы. Например, Бэк-оф-зе-Ярдс в Чикаго, бостонский Норт-Энд, новую застройку в Филадельфии, Питтсбурге, Балтиморе. Как и в статье, она считала оживлённые улицы ключом к успешному развитию района, однако теперь поднимала так же и тему безопасности.

Сильна тема «уличного балета» — взаимодействия людей на улице, восприятие ими города, зависимости их поведения от окружающего.

Так же Джекобс поднимает вопрос об обучении специалистов в области архитектуры и градостроения и оторванности самого обучения и результатов их работы от реального мира. Она утверждает, что планируя город, архитекторы не задумываются о том, как в нём будут жить люди, о социальной составляющей, психологическом комфорте.

Она критиковала все основные идеи царствовавшие в то время в планировании города, называя их «антигородскими». Анализируя их влияние, она основывается на ситуации в больших американских городах-мегаполисах — Нью-Йорке, Лос Анджелесе, упуская из виду города поменьше.

О красивом городе:

Люди избегают этих монументальных пространств, а их влияние на город можно назвать скорее негативным, чем облагораживающим.

О городе — саде:

Эбенизер Говард, в частности, просто проигнорировал сложную и многоликую культурную жизнь огромного города, его не интересовали такие сюжеты, как поддержание порядка в крупных городах, идущий в них обмен идеями, их политическое устройство, возникновение в них новых образований.

О Лучезарном городе:

Сама идея по возможности избавиться от городских улиц, ослабить и свести к минимуму их социальную и экономическую роль в жизни города — самый вредный и разрушительный элемент ортодоксального городского планирования.

Критика Джекобс

На удивление, даже учитывая резкие нападки на всё то, из чего состояло в 1960-тых градостроение, Джекобс получила довольно немного критики. Но, та малая часть критики, что всё-таки была озвучена била точно в цель по недостаткам книги.

Льюис Мамфорд, автор «Города в истории», стал, пожалуй, её основным противником. Он признавал, что Джекобс была проницательным наблюдателем городской жизни, но охарактеризовал книгу в целом как «смесь здравого смысла и сентиментальности, зрелых суждений и истерических рыданий школьницы».

Джейн Джекобс в своей книге не учитывала и не собирала статистику и социологическую информацию. Она пользовалась своими наблюдениями, экстраполируя их с окружающих её людей на весь мир, что само по себе уже ошибочно. Будучи журналисткой, она к тому же часто прибегала к драматизации и преувеличениям для пущего эффекта. К тому же, её собственные политические взгляды (анархизм) значительно влияли на саму работу.

В книге Джекобс практически не затрагивает социальные и экономические проблемы, сегрегацию, прочее. Ратуя за малый (уличный) бизнес, она напрочь забывает о корпорациях, которые не только дают работу многим жителям, но и влияют на городские процессы.

В силу ограниченого знания об градостроении она или не знала или намеренно упускала из виду планы развития других городов, которые соответствовали её идеям, но были созданы, как и прочие, архитекторами и градостроителями.

Так же, критикуя ранее созданные концепции градостроения, она совершенно забывает о том, в какое время они были созданы и какие проблемы пытались решить, концентрируясь исключительно на их недостатках.

Мамфорд так же возражал против утверждения Джекобс, будто плотная застройка, оживлённые улицы и разнообразие экономической деятельности сами по себе позволяют побороть преступность и насилие, указав, что в Харлеме (на то время — самом опасном районе Нью Йорка) —« все три условия налицо, а толку — никакого».

Так же, она часто делала далеко идущие выводы на основе единичных примеров. Например, в 1958 году, она использовала данные о высоком уровне преступности в Лос-Анджелесе, для того, чтоб доказать, что города ориентированные на автомобили по определению, опасны для жителей. Однако, тезис не выдержал проверки временем. Вскоре после выхода книги произошел резкий рост преступности в городах, ориентированных на пешеходов.


И всё же, несмотря на все недостатки книги, сама свежесть её взглядов и энергия действий заставили очень многих пересмотреть не только отношение к городу вокруг себя, но и его планирование. Джейн Джекобс удалось вернуть архитекторам и градостроителям единицу городского измерения — человека и его потребности, а так же сделать решение этих потребностей основной целью градостроения.