Get Out. Как фильм «Прочь» встряхивает сердца

Почему в этом триллере работает всё.

Я люблю хорроры и триллеры. Только вот беда: меня они не пугают. Если не считать нескольких случаев из детства с отдельными эпизодами «Секретных материалов» и парой японских ужастиков, мне ни разу не было страшно при просмотре, чтении или игры в хорроры.

Мой любимый писатель — Стивен Кинг. Маркетологи и журналисты дали Кингу прозвище «Король ужасов», но мне ни разу не было страшно, когда я читал его произведения (а их я прочёл немало). Отдельные откровенно ужастиковые книги Кинга и вовсе ввергают меня в уныние. Как и большая часть современных фильмов ужасов.

Я правда завидую людям, которые могут отбросить в сторону любое произведение в жанре хоррор, будь то книга, фильм или видеоигра, и сказать: «Я не могу. Мне страшно».

Тогда почему я люблю мрачние истории с кровью, чудищами, ментально нестабильными людьми и необязательными сценами секса?

Как сказал Такаёси Сато, объясняя основы психологического ужаса игры Silent Hill 2, всё это — элементы, которые позволяют автору встряхивать сердца людей. А встряхивать сердца — это то, что должны делать хорошие произведения.

Триллер «Прочь», написанный и срежессированый популярным американким комиком Джорданом Пилом — именно такое произведение.

Он ни разу не напугал меня, но точно дал моему сердцу несколько раз встряхнуться.

Что за «Прочь»?

Вот хорошая аннотация к этому фильму:

Молодой чернокожий парень едет на выходные в поместье богатых родителей своей белой подруги.

Это всё, что стоит знать перед просмотром фильма. Если вы ещё не смотрели его, то бросьте читать эту статью и идите смотрите.

Если не бросили, то вот пара интересных фактов.

  1. При бюджете в 5 млн. долларов, с момента выхода в январе 2017 года фильм собрал более 200 миллионов, а его рейтинг на Metacritic — 84 из 100.
  2. Это первая режиссёрская работа Джордана Пила, известного в США по комедийному дуэту «Ки и Пил» и одномённому скетч-шоу на канале Comedy Central.
Вы знаете Джордана Пила по этой гифке.

А теперь идите смотреть фильм. Только избегайте трейлера — там много спойлеров. Как и в тексте ниже (хоть я и буду стараться сводить их к минимуму).

Итак, почему же «Прочь» работает как триллер и хоррор?

1. Саспенс

Для меня хороший хоррор или триллер ценен в первую очередь своей мрачной атмосферой. Пример: «Сияние» Стэнли Кубрика (кому-то он ещё кажется очень страшным, но тут я никак не прокомментирую).

Отличный хоррор или триллер идёт дальше — он держет в напряжении своей историей. И чем дольше, тем лучше.

«Сияние» Кубрика здесь почти ничего предложить не может: то, что Джек Торрэнс в исполнении Джека Николсона причинит вред невинным — понятно уже из первой сцены с ним. Зрителю лишь остаётся устроится поудобнее и ждать, когда это случится, попутно наслаждаясь мрачной атмосферой.

«Прочь» держит в напряжении до конца. Здесь всё — не то, чем кажется. Даже держащийся большую часть фильма на поверхности социальный комментарий о «преимуществах и недостатках бытия афро-американцем в современном мире» во второй половине фильма переварачивается с ног на голову. И такой карнавализация подвергается каждый элемент фильма.

В первой трети фильма есть несколько скримеров, но они — отвлекающие манёвры, добавленные специально для того, чтобы зритель настраивался смотреть очередной стандартный то-ли-триллер-то-ли-хоррор. Намёки на расизм хозяев дома — такие же хлебные крошки, отправляющие зрителя по ложному следу.

Главный герой фильма — Лукас — всё ждёт, когда подвергнется гонениям из-за своего цвета кожи. И мы, зрители, ждём чего-то подобного. Вот он встречается с родителями Роуз, и нам покажут их подозрительно-неодобрительные взгляды. Нет. Нам показывают немую сцену, снятую с десятка метров, и всё вроде бы хорошо.

Значит, что-то тут и правда не так? Но что? Весь саспенс в фильме строится вокруг этих вопросов.

Вот парочка бытовых диалогов, и все ведут себя мило и прилично. Но тревожная музыка и контрастная картинка говорят — нет. «Беги прочь». Где-то здесь зритель и Лукас оказываются в одной тарелке. Связь налажена — идеальный момент встряхивать сердца зрителей.

Джордан Пил тонко улавливает момент, когда пора прекратить играться со зрителем и выложить все карты. Многие триллеры и хорроры страдают от того, что зритель самостоятельно разрешает интригу прежде, чем авторы хотя бы намекнут на её решение. Тогда весь построенный саспенс (если он был построен) становится похож не на удавку на шее, но на натирающее в промежности бельё.

«Прочь» обвивается вокруг шеи как стальная струна. Даже в те моменты, когда ломает комедию.

2. Сатира

В нескольких сценах (некоторые из них — ключевые) фильм превращается в настоящую чёрную комедию.

И это не выглядит деконструкцией жанра вроде «Хижины в лесу» или «От заката до рассвета». Наоборот — гротеск, абсурд и откровенная скетчевость ситуаций лишь добавляют ощущения «чёрт, здесь что-то серьёзно не так» и делают происходящее на экране ещё более напряжённым.

В отличие от тех же «Хижины в лесу» или «От заката до рассвета», «Прочь» не высмеивает жанровые и социокультурные штампы — он изящно избегает их, издевательски заставляя зрителя с умным видом ждать эти штампы.

3. Звук и картинка

Начиная со вступительных титров, написанных зловещим бирюзовым шрифтом на фоне непроглядного леса и тревожной музыки, «Прочь» выглядит и звучит как любой другой хоррор или триллер.

Тут контрастная картинка, делающая дневные сцены мрачнее, напряжённая музыка, намекающая, что что-то не так. Вот только в отличие от других современных представителей жанра, эти элементы не просто задают атмосферу — они влияют на восприятие истории.

Неловкий бытовой диалог улыбчивых людей под напряжённую музыку работает лучше любого скримера. А безмятежность загородного пейзажа, где даже днём в тени может что-то прятаться выглядит менее уютно, чем какая-нибудь заброшенная хижина, вокруг которой развешаны туши мёртвых животных.

Это стопроцентное кино, которое во всю использует картинку, музыку, игру актёров, сценарий и монтаж. Помести эту историю в любой другой формат, и она не произведёт того же эффекта.

В этом году я понял, что всё ещё способен не просто смотреть хорроры, не испытывая уныния, но даже получать от них удовольствие. Сначала «Сплит» М. Найта Шьямалана, и теперь вот «Прочь» вернули мне веру в любимый жанр.

Но «Сплит», при всех его достоинствах, — осторожный и дистанциирующийся от реальности фильм, который в определённый момент перестаёт быть триллером и превращается в комикс-муви (и такова задумка Шьямалана, да). «Прочь» же — остаётся верен себе до конца. Даже когда происходящее на экране здорово отдаёт абсурдом.

Потому — посмотрите этот фильм. И запомните Джордана Пила — ему ещё есть что рассказать.