Казахстан: мания регионального величия

Фото: Иван Янушкевич / Kloop.kg

ссылка на первоисточник:

http://www.1917.com/XML/6+32jME-pGmkUarUbu5DAoYeb6o

Автор: Тимур Даутов

Президентские выборы в Кыргызстане, состоявшиеся в воскресенье 15 октября, не привлекли должного внимания российских СМИ, пройдя практически незамеченными. Того же нельзя сказать о Казахстане: и без того сомнительная с точки зрения демократических процедур предвыборная гонка была отмечена грубым вмешательством казахстанских политических элит и разразившимся впоследствии дипломатическим скандалом, по-прежнему не сходящим с передних полос масс-медиа обеих стран. Не исключено, что эта выходка была лишь разовой попыткой отвлечь казахстанское общественное мнение от накапливающихся внутренних проблем и кризисных тенденций в экономике. Однако беспрецедентная дерзость этой авантюры может свидетельствовать и о возросших региональных амбициях Астаны: от традиционно надменной и высокомерной риторики по отношению к небогатым среднеазиатским соседям, Ак Орда может перейти к реальным действиям и качественно новому курсу внешней политики в Средней Азии. Ставка на буржуазно-либеральные круги Кыргызстана была сделана в интересах казахстанского капитала, предвкушающего те инвестиционные (и, безусловно, эксплуатационные) возможности, которые открывает интеграция Киргизии в Евразийский экономический союз, и стремящегося урвать наиболее лакомый кусок киргизского рынка.

Начало нынешнему кризису положила встреча президента Казахстана Нурсултана Назарбаева с Омурбеком Бабановым — оппозиционным киргизским олигархом, лидером партии «Республика — Ата-Журт», и на тот момент одним из двух основных претендентов на президентский пост в Киргизии. Официальная встреча, состоявшаяся в Алма-Ате в разгар предвыборной гонки 19 сентября, большинству наблюдателей показалась явной попыткой главы соседнего государства вмешаться в президентские выборы и отдать явное предпочтение одному из кандидатов. В ходе беседы с Бабановым Назарбаев выразил надежду на “эффективное взаимодействие с вновь избранным президентом, которому окажет свое доверие кыргызский народ”. Однако в официальный отчет о встрече не вошли менее официозные, практически кулуарные слова президента, произнесенные на казахском языке: “Тебя я знаю давно. Занимался бизнесом, получил большой опыт. Возглавлял правительство. Я всё это помню. Если кыргызский народ поддержит такого человека, как ты, тогда Казахстан будет поддерживать его в любое время. И пусть другие на меня не обижаются”. Назарбаев, как и Путин, пользуется значительной популярностью в обнищавшей за постсоветские годы Киргизии; трудно, следовательно, не усмотреть в таком публичном «благословении» попытку конвертировать этот авторитет в предвыборное преимущество для олигарха Бабанова.

Реакция киргизской стороны последовала незамедлительно. 20 сентября Министерство иностранных дел Кыргызстана вручило казахстанской дипломатической миссии ноту протеста, в которой выразило “недоумение в связи с прошедшей встречей Президента Республики Казахстан Н.А. Назарбаева с одним из кандидатов в Президенты Кыргызской Республики” и осудило попытку вмешательства в предвыборный процесс. В аналогичном духе высказались представители ЦИК Кыргызстана, оценив прошедшую встречу как «нарушение». Ответ Казахстана также не заставил себя ждать: в своей ответной ноте МИД РК лишь издевательски «развел руками», выразив “крайнее удивление реакцией Министерства иностранных дел Кыргызской Республики” и отмахнувшись от «домыслов» южного соседа.

Серьезную эскалацию казалось бы утихающего уже дипломатического скандала вызвала резкая речь действующего президента Кыргызстана Алмазбека Атамбаева в адрес его казахстанского коллеги — неприкасаемой фигуры в публичном дискурсе Казахстана, чья прямая критика считается абсолютным табу. На церемонии вручения государственных наград 7 октября, обсуждая предстоящие выборы Атамбаев заявил: “Правильно уважаемый Нурсултан Абишевич Назарбаев говорит, даже ВВП Алматы в 5 раз больше, чем ВВП всего Кыргызстана. Правильно. ВВП Казахстана больше, чем ВВП Кыргызстана в 20 раз. И в среднем на одного гражданина Казахстана доход в 10 раз больше, чем в Кыргызстане. А почему тогда пенсии в Казахстане выше только в 1,5 раза, а не в 10 раз? А тарифы в 5 раз выше. Почему? Потому что разворовывают богатство Казахстана. […] Потому что у меня бы не обогащались различные олигархи, типа Утемуратова, которому на поклон ездят наши бабановы, сариевы и другие”. Досталось и политической системе Казахстана: Атамбаев сделал подчеркнутый акцент на проведении честных выборов в Кыргызстане, и добавил: “Я поддерживаю слова Назарбаева о том, что…, он на встрече с Бабановым говорит: “Хорошо, если молодой президент будет в Кыргызстане”. Но у нас самый старший кандидат в президенты на сегодня — на 20 лет моложе Назарбаева. А я — на 16 лет с лишним. Так кому нужен молодой президент? Нам или Казахстану? […] Не надо соваться к нам, учить. Мы нашли свою дорогу”.

Неудивительно что казахстанская общественность не осталась равнодушной к словам Атамбаева; больше того — значительная ее часть восприняла их с воодушевлением и поддержала критику казахстанского режима. Видеозапись выступления Атамбаева по состоянию на 12 октября набрала не менее 1,5 млн. просмотров в казахстанском сегменте интернета, став для отвыкших от публичной критики Назарбаева казахстанцев глотком свежего воздуха. Стоит напомнить, что, в отличие от Казахстана, как и в целом преобладающих в регионе авторитарных режимов, в Киргизии после революции 2010 года установилась буржуазно-демократическая модель с соблюдением (хоть и весьма относительным) свободы слова, прессы и собраний. Недвусмысленные намеки на то, что Назарбаев «засиделся» во власти, а также на отсутствие даже сколько-нибудь серьезной имитации политической жизни и честных выборов в Казахстане просто не могли не вызвать значительного общественного резонанса. Очевидно, президент Киргизии осознает и степень общественного недовольства курсом Астаны на повальную приватизацию и масштабные рыночные контр-реформы: относительно недавно в Казахстане был повышен пенсионный возраст, а в сентябре с предложением повысить тарифы на коммунальные услуги и усилить принцип рыночного тарифообразования (под предлогом привлечения иностранных инвесторов) выступил лично Назарбаев. Накопившаяся в обществе усталость от назарбаевской «стабильности», как и ее — «стабильности» — действительная иллюзорность, становятся все более очевидными: их вскрыли массовое протестное движение 2016 года, возникшее на фоне предложенной реформы по либерализации земельного законодательства (в итоге отмененной) и затяжной экономический кризис, продолжающийся в богатой полезными ископаемыми стране с 2015 года. Реакция на атамбаевскую критику лишь подтверждает эту тенденцию.

Разумеется, казахстанские власти не могли оставить без ответа выпады со стороны государства, на которое привыкли смотреть в лучшем случае как на младшего и порой беспокойного регионального партнера. Сам Назарбаев сохраняет надменное молчание и не выступает с прямыми ответами на резкие заявления в свой адрес. Всю «грязную работу» было поручено делать своре придворных «политологов». С более дипломатическими, но в равной степени недвусмысленными заявлениями выступили другие официальные лица: к примеру, премьер-министр Казахстана Бакытжан Сагинтаев поспешил напомнить, чего стоит казахстанское «добрососедство», намекнув, что не пристало южному соседу кусать руку, периодически протягивающую подачки в виде гуманитарной и технической помощи.

За неделю до президентских выборов ситуация накалилась до предела. Тревожные сообщения начали поступать с привычно оживленной казахстанско-киргизской границы: соцсети, а вслед за ними и СМИ, запестрели фотографиями и видео с пропускных пунктов, на которых образовались многокилометровые очереди людей и транспорта на въездах на территорию Казахстана в результате ужесточения пропускного режима казахстанской стороной; возле пограничных пунктов на казахстанской стороне были выставлены блокпосты с вооруженными военными, в которых проверки продолжались. В Комитете национальной безопасности Казахстана (в чьем ведении находится погранслужба) объяснили происходящее некой «плановой пограничной операцией», однако политическая подоплека всей ситуации видна невооруженным глазом. Суточная проходимость людей и товаров через границу сократилась примерно вдвое; в многочасовой очереди уже скончалась одна пожилая женщина — гражданка Казахстана. Кроме того, поступают сообщения и об усилившихся проверках киргизских трудовых мигрантов (в том числе легальных), которых на территории Казахстана лишь по официальной статистике насчитывается не меньше 125 тыс. Таким образом, буржуазный казахстанский режим в преследовании своих интересов не готов остановиться ни перед чем, и активно отыгрывается на обычных киргизских трудящихся. По состоянию на данный момент (18 октября), даже после подведения итогов выборов (на которых победил кандидат партии власти Сооронбай Жээнбеков), ситуация на границе остается прежней.

Министерство экономики Кыргызстана обратилось с официальными жалобами в секретариат ВТО и Евразийскую экономическую комиссию (ЕЭК) по поводу ситуации на киргизско-казахстанской границе и усиления санитарного и фитоконтроля, заявив о нарушении Казахстаном основных принципов свободной торговли, предусмотренных Евразийским экономическим союзом. Однако со стороны Евразийского союза никакой помощи не могло последовать: по всей видимости, действия Казахстана вполне согласованы с союзным ему путинским режимом. 10–11 октября в Сочи прошло заседание Совета глав государств СНГ и Высшего Евразийского экономического совета. Атамбаев отказался ехать на заседание и решил остаться в стране для личного наблюдения за подготовкой выборов; аппарат его администрации опубликовал официальное заявление: “Учитывая выявленные факты подготовки массовых беспорядков в день выборов со стороны отдельных политиков с привлечением криминала, а также финансовую поддержку таких политиков из-за рубежа, президент решил отменить свой рабочий визит, чтобы лично контролировать порядок и безопасность в стране”. В противном случае сложно было бы избежать прямой конфронтации двух президентов; отправившийся на саммит вместо Атамбаева премьер-министр КР Сапар Исаков лишь переговорил в кулуарах с Назарбаевым, отделавшись устным (и в итоге не выполненным) обещанием “снять все образовавшиеся вопросы [о границе]”. Официальная Астана предпочла по этому поводу отмолчаться.

О переговорах Назарбаева и Путина в Сочи известно еще меньше: казахстанская пресса немало спекулировала по поводу содержания случайно попавшего на камеру разговора Путина с Назарбаевым «за кулисами» заседания, а отчеты об их официальной встрече ограничились дежурными и расплывчатыми фразами об обсуждении «двухсторонних отношений», торговле и пр. Однако очевидно, что столь масштабный кризис в казахстанско-киргизских отношениях не мог быть просто оставлен без внимания двух крупнейших сил в регионе. Столь же очевидно, что Астана не могла предпринять настолько серьезные внешнеполитические шаги и пойти на эскалацию без как минимум молчаливого согласия основного евразийского гегемона — России. Кулуарная политика традиционно недоступна простым смертным, и о конкретных связях и взаимных интересах российско-казахстанских элит и Омурбека Бабанова остается только спекулировать (равно как и об их разногласиях с нынешней киргизской властью). Но нельзя не отметить, что Бабанов был вполне готов позиционировать себя как проназарбаевского и пропутинского кандидата, заявив в интервью накануне выборов 13 октября, что «восхищается» Назарбаевым и относится к Путину с уважением, рассматривая последнего «как пример». Таким образом, складывается впечатление, что Кремль и Ак Орда сделали рисковую ставку на оппозиционного кандидата, по той или иной причине более соответствующего их интересам. Молчание Москвы ясно говорит о том, что эта в итоге провалившаяся операция была целиком поручена Казахстану: российская внешняя политика слишком сосредоточена на Украине и на Ближнем Востоке, где события вновь набирают обороты, чтобы разбираться в тонкостях среднеазиатской политики.

Предварительные итоги выборов были оглашены вечером 15 октября: победу одержал провластный кандидат от Социал-демократической партии Кыргызстана (СДПК), бывший премьер-министр Сооронбай Жээнбеков с 54% голосов; Омурбек Бабанов пришел вторым, набрав около 34%. Точно не известно, как повлияло на окончательный итог казахстанский фактор. Некоторые предварительные опросы общественного мнения пророчили молодому и харизматичному Бабанову уверенную победу, и вполне вероятно, что встреча с Назарбаевым, вопреки расчетам, оказалась контрпродуктивной мерой, и избирателям действительно пришлись не по вкусу иностранное вмешательство и агрессивные меры на границе.

Однако и киргизская буржуазная демократия не свободна от подозрений. Международные наблюдатели не выявили нарушений сколько-нибудь серьезных масштабов в день выборов. Но тенденции последних лет в политической жизни Кыргызстана отмечены ростом авторитарных поползновений со стороны режима и действующей власти: оппозиционные СМИ сталкиваются с многомиллионными исками и агрессивными действиями прокуратуры, и несколько депутатов (в том числе из фракции Бабанова) в предшествующий выборам период оказались за решеткой. Немало разговоров было и о том, что ЦИК может снять Бабанова с выборов после встречи с Назарбаевым. Влияние киргизских политических «кланов» — северного и южного — на политические процессы также не стоит обходить вниманием. Жээнбеков считается представителем «юга», и он приобрел там значительное влияние в свою бытность губернатором Ошской области после революции 2010 года и киргизско-узбекской резни; поступали сообщения о подкупе и запугивании этнических узбекских избирателей на юге страны (больше всего боящихся повторения насилия и нестабильности) с участием административного ресурса. Наконец, речь Атамбаева от 7 октября помимо вполне справедливых выпадов в сторону Назарбаева содержала также воинственные заявления о «дерьмократах, раскачивающих страну» и неприкрытые угрозы в адрес оппозиционных элит.

Поражение Бабанова на выборах было признано как казахстанским, так и российским режимами, и отзвучали уже дежурные поздравления избранного президента Жээнбекова, готовящегося вступить в должность по окончанию срока Атамбаева 1 декабря: у любой авантюры есть предел. Но казахстанская пограничная «блокада» продолжается, а назарбаевские элиты явно пытаются «сохранить лицо». Очевидно, предстоит затяжной и непростой процесс деэскалации ситуации, и Кремль и Ак Орда не успокоятся, не получив некоторых уступок и гарантий соблюдения своих интересов от новой администрации маленькой и бедной среднеазиатской республики, не имеющей иного выбора, кроме как подчиниться.

Реакционная политика Астаны не останется и без долгосрочных последствий как для самого Казахстана, так и для всего региона. Возросшие внешнеполитические амбиции казахстанской буржуазии могут поспособствовать лишь росту регионального напряжения, укреплению авторитарных тенденций в соседних государствах, и взрыву националистических настроений, которыми неизбежно воспользуются местные элиты для разжигания ненависти, разделения трудящихся по национальному признаку и более эффективного преследования своих капиталистических интересов под националистическими лозунгами. Казахстанские же элиты непременно будут рады новому «оружию» в своем арсенале, и намерены и далее отвлекать общество от насущных внутренних проблем и шоковой приватизации внешнеполитическими авантюрами. Наконец, близорукая политика российского регионального империализма и его ближайшего казахстанского союзника также не может не обернуться для них серьезными последствиями: грубое вмешательство в дела стран региона не гарантирует укрепления российско-казахстанского влияния — напротив, оно с легкостью может подтолкнуть их в сторону империалистических конкурентов — Запада и Китая. Выход из этой ситуации один: организация рабочих России, Казахстана и Средней Азии как независимой социалистической силы, способной положить конец манипуляциям буржуазных элит, ответить на разжигание вражды и ненависти прочной классовой солидарностью, сбросить наконец ненавистные, коррумпированные, олигархические режимы, и, установив на евразийских просторах истинно демократическую рабочую власть, обеспечить гармонию между нашими народами, мирное и совместное экономическое процветание, и зажечь огонь мировой революции.