О национализме

Раньше я был как молодой Чан Кайши — верил, что национализм европейского типа является необходимым и неизбежным условием модернизации родной страны (в моем случае — России), установления в ней принципов классического либерализма, рыночной экономики и демократии. Это было раньше, когда я был молод и мало знал о консерватизме, не читал «австрийцев» и в целом был похож на многих других студентов-первокурсников, жаждущих перемен.

Сейчас за спиной огромный багаж знаний, законченный университет, опыт написания книг и статей и опыт жизненный. Сейчас я абсолютно уверен в том, что национализм — крайне устаревшая идеология из XIX века, эпохи не только расцвета классического либерализма, но и антиклерикализма, сциентизма и массового сумасшествия по технологическим успехам, которые привели к Первой Мировой Войне, а затем и Второй — двум войнам, сломавшим хребет Западной цивилизации, сломавшим уже безвозвратно. Национализм, таким образом, это еще и шаг на пути в могилу, этакое ограничение себя рамками, добровольное помещение себя в клетку, где ты будешь рыкать на всех, аки пёс, «ради собственной нации» вводя протекционистские тарифы, субсидируя собственные убыточные, отечественные, но зато родные предприятия. Иными словами, это ещё и социализм в чистом виде, со всем его интервенционистским подходом к экономике и желанием поиграть мускулами перед соседями.

Действительно, само появление национальных государств на мировой арене, их усиление, словно выкройка и чертеж, совпадает с ростом этатизма и напряженности в Европе. Как писал великий Бертран де Жувенель, если короли могли надеяться только на три месяца войны, а потом либо плати, либо забудь о своей войне, то национальные государства превратились в огромные фабрики, на которых установлены конвейеры по производству, прежде всего, внушительных цифр на бумаге. Цифры эти отражали произведенное оружие, танки, самолеты, корабли — в общем, принципиально им необходимо было производить все необходимое для «грядущей неизбежной войны». Эти огромные фабрики с их национальными правительствами, как ни странно, демократически избранными, имели такие полномочия, которые не снились ни императору Цинь Ши-хуанди, ни Людовику Великолепному (Королю-Солнце). Призывное рабство? Пожалуйста, да еще какое! Полномасштабные мобилизации. А вслед за ними войны, столь же полномасштабные. Да, средневековые войны, например, были маленькими и местечковыми, зачастую о них не слышали в соседней провинции. Но не такими будут войны между национальными государствами и войны, которые их сформируют, которые станут их предтечами (вроде Тридцатилетней войны). Такие войны ведутся на убой, где каждая клеточка страны непосредственно задействована в событиях по убиению себе подобных. Итоги же таких «славных» войн, корень которых лежит в глупой гордыне национализма, прекрасно описал в своих послевоенных романах Эрих Мария Ремарк. Вы тоже можете каждый раз вспоминать безногих афганских ветеранов, это тоже жертвы национальных идей, чьи героизм и храбрость были быстро забыты национальными правительствами. Да да, даже СССР — это плод того самого национализма, только помноженный на количество народов, что проживали на территории бывшей Империи.

И, хочу заметить, это общая черта всех, кто придерживается этой устаревшей идеологии позапрошлого столетия. Вспомните прошлый наш год. Небезызвестный националистический интернет-журнал чуть ли не ежедневно призывал брать Киев, брать Одессу, брать Львов и т.д. Разумеется, количество жизней молодых людей, которые были бы убиты для реализации очередной национальной идеи, никто подсчитывать не стал бы даже предположительно. С другой стороны, то есть со стороны древнейшей столицы Руси, звучали совершенно аналогичные призывы брать Москву. Видите, тут нет никаких перемен… за 200 с лишним лет нет ничего нового, как и в марксизме, который очень тесно взаимосвязан с национализмом, благо все коммунистические освободительные движения после ВМВ в странах Африки и Азии были националистическими, или, как это описывали в советской агитке, «национально-освободительными». Да что там! Ведь даже лидеры Гоминьдана и КПК, все как один, учились в западных университетах, пронизанных технократизмом, национализмом и этатизмом. То же мы говорим и о африканских лидерах всех подобных течений. Думали, это один Сталин породил всех этих коммунистов? А вот и нет. Хо Ши Мин и Пол Пот учились во Франции, а последний, как известно, был ярым националистом, борцом за чистоту кхмерской нации!

В то же время, человечество, слава Богу, не дает себя убить самоубийственными идеями. Есть прекрасная панацея от всех этих заблуждений, в виде торговли. Когда люди торгуют между собой, они перестают друг друга убивать. Как ни удивительно, но это действительно так. Возьмите в пример Японию. С начала реставрации Мэйдзи и вплоть до 1920-х годов Япония — торговое государство, инвестирующее миллионы в Корею, Китай, Тайвань и получающее инвестиции из Европы и США. Япония в этот период становится крупнейшей экономикой в мире. А потом не в меру любящие свой народ националисты начинают убивать министров (недаром это время назвали «эпохой правления наемных убийц») и требовать китайской и европейской крови. Им очень хотелось войны и после 1936-го года, когда они полностью берут власть в свои руки, Япония нападает на Китай, убивая там миллионы мирных жителей и насилуя женщин, ставя биологические опыты над, в том числе, русскими. А результатом этой агрессии становится полное уничтожение экономики Японии, ядерные удары по ее городам, миллионы убитых молодых людей в джунглях Бирмы и в пустынях Силин-Хото и потеря независимости. Торговое государство США раздавило националистическую Японию, даже не услышав её жалобного писка. И вот, после этого поражения, Япония сегодня снова в рядах экономических лидеров, снова инвестирует в Китай и Корею и больше не хочет никаких завоеваний. Её корпорации и так завоевали дома и автомобильные вкусы миллионов людей по всему миру. Без всякой войны. И такие случаи не просто повсеместны — это закон физики и химии, это жизнь.

Итак, друзья, главная мысль здесь в том, что все, кто желает видеть свою страну сильной и красивой (не важно, где вы живете) — все вы обязаны быть капиталистами и приверженцами свободной рыночной экономики. История нас иному не учит. Порой учит очень жестоко. Посмотрите на всех, кто в порыве гордыни надеялся на торжество коммунизма, или на торжество своей колониальной империи, или на торжество национализма. Нет более никого из них. Все они мертвы, все покрыты пылью. «Ибо иго Моё благо, и бремя Мое легко» — говорил Христос ученикам. А учение Его заключается в свободе и отказе от гордыни, как корне всего зла. Я думаю, эту Его заповедь прекрасно усвоили те страны, где уровень экономической свободы высок, как никогда ранее. Это не значит, хотя так могло бы показаться, что я призываю отказаться от идеи вообще. Что-то общее, некая общая ценность должна объединять общество и двигать его вперед. Но не нужно искать эту идею в устаревших и ошибочных теориях. Достаточно обратиться к идеям, естественным для нас всех, людей, которые не изменяются со временем. Все люди хотят жить в процветании, хотят быть сытыми, как материально, так и духовно. Жизнь показала, что удовлетворение этого желания через унижение другого, кто слабее, через ограбление и насилие — ошибочный метод. Если теория ошибочна в сути, то она не может привести ни к каким положительным результатам. Следовательно, в качестве идеи, можете даже назвать её национальной, нужно брать теорию верную, доказавшую свою правоту на практике. Таковой «теорией-идеей» является консерватизм, основанный на христианских ценностях (куда входит естественное право со всеми вытекающими), принципах австрийской экономической школы и свободной экономики.