Почему в России дорогие кредиты

Для тех, кто не понимает, почему в одних странах ставки «высокие», а в других «низкие». Почему они «высокие» в России. Почему россиянам выдают такие «дорогие» кредиты. Кавычки здесь не просто так — любые ставки, принимаемые центральными банками государств — это государственное планирование по отношению к производству такого товара, как деньги. А потому, никогда нельзя узнать, насколько принимаемые ими ставки соответствуют рыночным реалиям. Но не об этом речь.

Прежде всего: в «высоких» ставках нет никакого заговора США против России.

Денежно-кредитные власти обеих стран, как и стран Европы, управляются представителями кейнсианской школы.

Итак, низкие или даже отрицательные ставки есть в странах, где уровень сбережений населения весьма высок. Иными словами, у граждан много наличных денег на руках и во вкладах. Кейнсианцы считают такое положение дел невыгодным для роста экономики, потому полагают, что нужно создавать искусственные издержки для хранения денег, с тем, чтобы население не сберегало деньги, а тратило их, тем самым «стимулируя» экономический рост. Как правило, м2 в таких странах увеличивается прежде всего из-за государственных расходов, вроде Obamacare.

Обратная ситуация в странах, где у населения нет или мало сбережений. Следуя той же порочной логике, регуляторы создают искусственные мотиваторы для сбережения денег, увеличивая процентную ставку. Несмотря на то, что кредиты от этого выдаются под более высокий процент, вклады теперь становятся более привлекательными. Граждане несут свои деньги в банки и создают вклады под выгодные (как кажется) проценты. В то же время у денежно-кредитного сектора появляются дополнительные возможности расширять кредитование за счет этих вкладов. Разумеется, для экономики и такая политика губительна, так как денежная масса из-за кредитования растет, потому падает покупательная способность национальной валюты.

Отметим, что кредитная экспансия происходит в обоих случаях. В первом случае низкая процентная ставка может провоцировать кредитный бум. Во втором случае за счет вкладов и очень низкой нормы обязательного резервирования.

Также, не стоит вестись на аргументы российских сторонников понижения ставок, которые заключаются в том, что снижение ставок поможет росту экономики. Если ставки будут низки, то и вклады будут менее востребованы.

Я слышал, что в России Партия Роста доступные кредиты делает основой своих экономических реформ. Как и положено кейнсианцам, они наивно верят, что кредитный бум даст экономический рост. На самом деле экономический рост будет очень кратковременным и номинальным, и закончится еще более затяжной депрессией. Кроме того, Россия уже находится в депрессии и методом выхода из неё избрала ложный путь увеличения денежной массы за счет новых кредитов и субсидий. Партия Роста и ей подобные предлагают то, что уже действует, но в больших масштабах.

Однако очевидно, что население в стране слишком бедно и обещания новых кредитов для граждан мне кажутся каким-то издевательством. Для выхода из депрессии нужны совершенно другие меры. В частности, следует прекратить наращивать денежную массу, что остановит падение покупательной способности рубля и приведет, вкупе с нижеследующими мерами, к прекращению роста цен и их снижению.

Меры же следующие, и они почти классические — снижение прямых и отмена косвенных налогов, что приведет к появлению у населения сбережений, снижение государственных расходов. Но более всего необходимо провести реформы денежно-кредитного характера. Если говорить о ближайших годах реформ, то требуется постепенно повышать норму обязательного резервирования, из года в год. Банковский сектор станет намного стабильнее и надежнее, вкладчики будут уверены в том, что их вклады не пропадут. Россия и так за 2013–2015 год на спасение банков потратила 4% ВВП. Доведение нормы резервирования до 100% будет завершением части экономической реформы.

Таким образом, с одной стороны мы получаем рост сбережений у населения, а с другой — стабилизацию и увеличение надежности банковского сектора. С увеличением нормы резервирования кредитному буму придет конец, а кредитование будет происходить за счет инвестиций населения и компаний, которые они будут совершать из своих сбережений.

Разумеется, это лишь часть реформы. Продолжение я постараюсь описать позднее.