Рынок, а не открытые границы

Либертарианский подход к вопросу иммиграции [перевод]

Mигранты, мигранты, мигранты. Сколько копий было сломано в дискуссиях по этому вопросу! И мы здесь не исключение: не проходит и пары месяцев, чтобы в нашем паблике VK не появилось горячего обсуждения на эту тему. И если большая часть постов и статей на RLN ориентирована на широкую публику, то сегодня особый случай. Эта статья о либертарианском подходе к вопросу иммиграции написана для самих либертарианцев!

И она бьёт точно в цель. Русское либертарианское (и отчасти консервативное) пространство, так же как и зарубежное, часто использует риторику открытых границ. Выступаешь за ограниченную иммиграцию? Фашист и антирыночник! Среди многих либертарианцев существует твёрдое убеждение о том, что свободные, открытые для всех границы — обязательное условие функционирования свободного рынка. Но это всего лишь заблуждение, противоречащее самому духу либертарианства. В сегодняшней статье это заблуждение пытается развеять председатель института Мизеса (США) Джефф Дейст. Опираясь на концепцию ограниченной миграции Ханса Хермана Хоппе (ведущий представитель современного поколения АЭШ и анархо-капиталист по-совместительству), автор приводит убедительные доводы в защиту того, что решение об открытии или закрытии границ для мигрантов должен принимать рынок (то есть рядовые граждане), а не чиновники. Что ж, перейдем к самой статье.


Череда жестоких и будоражащих терактов в Германии продолжилась недавней атакой тунисского иммигранта на рождественскую ярмарку в Берлине. Это событие вновь подняло неудобные вопросы об иммиграции, столкновении культур, исламе и идентичности: можно ли быть немцем больше, чем кто-либо другой, просто живущий в Германии? Также возникает прагматичный вопрос о том, кто должен обеспечивать безопасность в публичных местах, учитывая драматичные неудачи немецкого правительства в этом деле.

Либертарианцы могут избегать этих вопросов, или же игнорировать их. Мы можем отделаться поверхностными суждениями о том, что каждый человек индивидуален, что нельзя обвинять ислам, или что пакистанцы виноваты в убийствах не больше немцев. Мы можем даже принять холистический (антоним слову “индивидуалистический” — прим. RLN.today) подход к велферному этатизму, внешней политике и миграции населения. Но ничто из вышеперечисленного не поможет немцам разрешить проблему ужасающей преступности здесь и сейчас. Вместо того, чтобы смиренно уговаривать глубоко не либеральную и враждебную аудиторию в правительстве, медиа и академической среде, мы должны продвигать популистские аргументы в пользу радикальной приватизации собственности и безопасности. Представьте себе, на какие меры пойдёт частный торговый центр, парк или стадион в ответ на террористический инцидент на их территории!

Кроме того, мы должны выступать за принятие решений, касающихся иммиграции (впрочем, как и любых других политических вопросов), на местном уровне. Немцы, как и все остальные, хотят и заслуживают реального самоопределения. Чем меньше политическая единица, тем ближе мы подходим к мизесовской концепции предоставления власти каждому индивиду. Массовая и спонсируемая государством иммиграция из исламских стран навязывается немцам, будучи политическим проектом ЕС и немецкого правительства. Это не результат рыночного спроса. Мы не наблюдаем здесь колоссального движения рабочей силы к заинтересованным работодателям или родственникам, а видим скоординированное и поэтапное переселение людей, которые в большинстве своём не являются настоящими беженцами. Либертарианцы правы, критикуя этот политический проект и поддерживая рядовых немцев, которые просто хотят наслаждаться жизнью в своих городах, а не “учиться жить с терроризмом”.

Если же мы пойдем другим путём, то рискуем оказаться неуслышанными или что хуже: либертарианцы (в общественном мнении) начнут ассоциироваться с бесполезными идеями “государственной политики”, идущими прямиком из Брюсселя, Вашингтона и Берлина. Общая критика либертарианства состоит в том, что “все это великолепно звучит в теории”, но на практике не предлагается конкретных решений реальных проблем. Но эта критика не справедлива. Либертарианство предлагает наиболее прагматичные, соразмерные и эффективные решения, которые только можно представить: решения свободного рынка. Тогда как современные правительства, с их политическими интригами, склеротичными монополиями, неэффективной бюрократией и порочными стимулами, уже доказали, что не могут грамотно устранить сложные проблемы пограничного контроля и терроризма. Именно потому, что эти проблемы настолько комплексны и сложны, они должны быть даны на откуп рынку.

Щекотливый вопрос иммиграции, изобилующий большим количеством реальных экстерналий (внешними факторами — прим. RLN.today) и искажённый общественной собственностью, требует рыночного разрешения. Существует рынок иммиграции, также как и рынок услуг безопасности. Сторонники открытых границ игнорируют интересы консолидированных групп на рынке (“in-group preferences of the marketplace” в оригинале — прим. RLN.today), также как игнорируют колоссальные экстерналии, связанные с внезапным наплывом мигрантов. Реальный вопрос заключается не в том, должны быть границы открытыми или закрытыми, а в том, кто именно принимает это решение? Когда кто-либо спрашивает меня о либертарианской позиции по вопросу иммиграции, я отвечаю, что либертарианцы хотят ровно столько миграции, сколько требуется рынку.

Иммиграционные вопросы широко обсуждались в либертарианской среде. Вероятно, наиболее наглядным будет спор между открытыми границами Уолтера Блока и ограниченной иммиграцией Ханса Хермана Хоппе. Сложно добавить больше по существу вопроса, чем было отмечено Блоком и Хоппе. В связи с вышесказанным, некоторые тезисы могут нести в себе повторения или уточнения:

  • Границы удовлетворяют врождённое стремление людей к порядку и разделению. Возникновение границ и их существование это естественный процесс, протекающий без вмешательства политических субъектов (к слову, до эры современных государств границы были определены менее жёстко и обладали определённой “пористостью”).
  • Нация это не государство, как отмечал Мюррей Ротбард. Нации могут и появляются естественным путём, тогда как государства часто есть результат различных ухищрений, которые порой трагически изменяют предыдущие, более естественные границы.
  • Интересы консолидированных групп имеют большое значение. При условии, что эти группы сосуществуют без принуждения и насилия, либертарианство не может определять эти интересы как-либо по-особенному.
  • Не все люди хорошие и благонамеренные. Люди не являются взаимозаменяемыми. Люди с деньгами, знаниями или востребованными навыками куда более предпочтительны в роли иммигрантов, чем люди без подобных атрибутов. Бедные или криминогенные иммигранты несут с собой высокие издержки для принимающего их общества. Любое мировоззрение, которое отрицает этот факт или приуменьшает его значение, просто не имеет отношения к реальности. Либертарианство, берущее свои корни в естественном праве, по определению должно лучше согласовываться с реальностью, чем любое мировоззрение, основанное на праве позитивном. Почему мы теряем это из виду?
  • Совершенно естественно, что люди хотят жить в безопасных районах, т.е. в “хороших домососедствах” на макроуровне. И они хотят знать, что их соседи не являются угрозой. Другими словами, существует рынок безопасности за пределами своей собственности — не каждый может владеть и управлять обширными территориями, подобно Теду Тёрнеру (основатель CNN, тут чувствуется ирония — RLN.today). Именно поэтому существуют закрытые жилые комплексы. А категоричное настаивание на том, что “никто не имеет право контролировать собственность, которая ему не принадлежит” не опирается на реальность.
     (Вне контекста последнее утверждение выглядит сомнительно. Возможно, это укор особо категоричным либертарианцам, отрицающим любые коллективные формы собственности. Только индивид, только хардкор — RLN.today).
  • Почти все случаи интенсивной массовой миграции не являются естественными (рыночными) процессами. Обычно подобное случается из-за войн, голода или других, спровоцированных государствами и их правительствами бедствий. Следовательно, сопротивление такому явлению (массовой миграции) нельзя определять как антирыночную политику.
  • Каждый человек обладает естественным правом контролировать своё тело и свободно перемещаться. Ни один человек не должен быть ложно посажен в тюрьму, порабощен или перемещен в какое-либо место против его воли. Но право покинуть любое место не равнозначно праву в него попасть. В случае с частной территорией попасть на неё можно только с разрешения её владельца. Но, когда обширные участки земли контролируются (и/или принадлежат) государству, вопрос резко усложняется — и единственный способ его облегчить это приватизация. Пока этого не произойдёт, будет весьма поверхностно просто настаивать на праве каждого идти туда, куда он пожелает.
  • Открытые границы — это, по большей части, концепция больших правительств. Без государственных стимулов (питание, жильё, одежда, образование, мобильные телефоны и т.д.), а также частой оплаты через некоммерческие организации (фонды) проезда до страны, иммиграция была бы куда более ограниченной.
  • Как уже было отмечено в одной из предыдущих статей, в либертарианском обществе нет общественного пространства. Есть границы собственности, а не государственные границы. Когда речь заходит о реальной собственности и физическом ее пересечении, у нас есть владельцы, гости, лицензиаты, приглашенные на работу и нарушители.
     (Вероятно, автор подчёркивает тот факт, что в анархо-капиталистическом обществе не существует понятия иммигрант. В этом ключе, анкапы, категорично выступающие за концепцию открытых границ, оказываются непоследовательны — RLN.today)
  • Либертарианство, если брать фразу судьи Эндрю Наполитано, это не договор о коллективном самоубийстве. Оно не требует от нас игнорирования истории, традиций, культуры, семьи и инстинктов самосохранения. Оно не требует, чтобы мы жили как “оторванные от своих корней” гипер-индивидуализированные акторы, которые не идентифицируют себя ни с чем большим, чем они сами и не имеют никакого чувства дома.

Иммиграция это сложный и трудноразрешимый в текущих условиях вопрос. И поверхностные высказывания не помогут либертарианцам обрести больший вес в политических дебатах.


Оригинал статьи на mises.org
Впервые опубликовано на rln.today 23 декабря 2016