Жадность во спасение

Стоит ли регулировать рынок во время стихийных бедствий и ЧС?

Природные катаклизмы и чрезвычайные ситуации — не такая уж и редкость в нашем мире. Часто в минуту, когда происходит какое-то ЧП, медиа любит рассказывать нам про случаи «жадности» — дескать, таксисты увеличивали стоимость услуг в три раза, «жадные капиталисты наживаются на горе людей» и так далее.

Это заблуждение об аморальности роста цен во время беды происходит из-за непонимания законов экономики. С таким же успехом можно возмущаться, что скорость ветра при урагане растёт,и что при наводнении уровень воды поднимается, а не падает. Надеемся, что перевод этой небольшой статьи поможет вам по-другому взглянуть на проблему и задуматься о том, стоит ли вмешиваться в рынок, когда вокруг происходят неприятности. Слово автору оригинальной статьи, Марку Стекберку.


Два года назад столица Северной Каролины Роли ожидала появления серьезной снежной бури. Для тех, кто живет на северо-востоке, это обыденное явление, а вот для нас, живущих в Северной Каролине, это повод для паники.

Поэтому я решил покинуть работу на пару часов пораньше, чтобы добраться до дома раньше бури. Перед тем, как я вышел из офиса, жена прислала мне СМС, в котором попросила захватить по пути домой немного молока.

Я заехал в три продуктовых магазина, но в каждом из них молоко уже смели с прилавка. Несмотря на нарастающую панику, ни один из этих супермаркетов не увеличил цену на продукты вроде молока и хлеба.

Гипермаркет Walmart был моей последней надеждой. Я подумал, что если и там молоко распродали, то домой я вернусь с пустыми руками. Семья будет довольствоваться тем, что осталось в холодильнике. По крайней мере пока не растает лед и снег, что, к счастью, в Северной Каролине должно было случиться дня через два.

Я зашел в Walmart и направился в молочный отдел, но увидел только пустые полки. Да, там тоже было распродано молоко. Гипермаркет не увеличил цену и продавал его по $2,79 за галлон.

Но минутку! Напротив пустых полок с молочными продуктами я увидел еще одну полку с табличкой на дверце. За дверцей с табличкой были десятки галлонов молока.

Что же было на табличке? «Цена на молоко Маола временно увеличена до $6.50 за галлон». Это было более чем в два раза дороже чем обычная цена в Walmart. Я, совершенно довольный, схватил галлон из холодильника, оплатил и отправился домой.

Для большинства людей повышенная цена, которую Walmart назначил за это молоко, была очевидным оскорблением «светлых идеалов»; явный пример «жадной корпорации, которая наживается на клиентах во время кризиса и нужды».

Я вижу всё иначе. Я был благодарен Walmart’у за то, что тот повысил цену на молоко бренда Маола. Удорожание помешало жадным клиентам, которые без оглядки на окружающих стащили себе по два и три галлона дешевого молока. Вот что случилось: повысив стоимость за бренд Маола, Walmart дал людям надлежащий стимул рационально рассчитывать свой уровень потребления. Для таких людей, как я, кто не смог приехать в магазин раньше, осталось это молоко. И это было сделано не из заботы о моем благосостоянии, а из заботы о благосостоянии магазина.

Как экономист, я учу своих студентов о преимуществах того, что насмешливо называют ценовой наживой, и почему для тех, кто находится в нужде, важно допущение подъема цены до и после природной или техногенной катастрофы. Меня часто спрашивают: «А как бы вы чувствовали, если бы это произошло с вами?»

Ну, со мной это уже происходило, и это только один пример.

К сожалению, большую часть времени я испытываю нечто совсем иное: трату времени в ожидании в очереди, чтобы получить какой-то товар, или не получить его вовсе из-за того, что цене было запрещено расти.

Обратите внимание на то, что в Техасе сейчас сильно не хватает воды, и на враждебное отношение к тем, кто повысил цену на воду в бутылках. Это действие вредит техасцам, которые буквально еле высовывают голову из-под воды? Или эти высокие цены напротив помогают им? Особенно тем, кто нуждается в этом больше остальных, избавляя их от столкновения с жадными плюшкиными, и уменьшая вред от мгновенно возникающего дефицита свежей воды?

Повышение цены не только сдерживает жадных от неразборчивого накопления ограниченного количества воды, которое находится в доступе в зоне бедствия, но и создает стимулы для людей в местах вроде Остина, Далласа, Нормана, Оклахомы, Литтл Рока, Арканзаса перевозить запасы воды из мест, где ее много, в места, где нужда в воде столь высока. Без награды, которая проявляется в более высокой цене, многие просто не будут этого делать.

Для тех из вас, кто будет спорить и говорить, что люди в районах, не затронутых бедствием, должны по доброте душевной и добровольно везти запасы в зоны бедствия бесплатно, или практически по той же цене, которую они сами заплатили за нее, у меня есть вопрос. А почему вы этого сами не сделали? Почему вы ждете действия такого рода от других людей, если считаете это морально превосходным поведением?

А, и так, для протокола. Когда я оплачивал молоко в Walmart, то заплатил $3,18. То есть обычную цена этого молока. Walmart просто забыл перебить цену в своей системе? Или может менеджер в магазине был уверен, что простая табличка про увеличение цены в два раза будет достаточно эффективной защитой от клиентов, которые хотят набрать побольше, несмотря на отсутствие реальной необходимости?

Доктор Марк Стекберг, доцент кафедры экономики в Университете Кэмпбелл

Оригинал статьи


Возможно Вас заинтересуют другие статьи на RLN:

  • Послание главы Mises Institute новым либератарианцам
  • Что будет обеспечивать законность при анархо-капитализме?
  • Блокчейн и большие государства. Кто победит?

А ещё мы начали выпускать собственные видеоролики. Alexander Kitchenko за полторы минуты рассказал, как работают государственные запреты:

https://youtu.be/w1nLjZAiSkE

Подписывайтесь на нас в Telegram и ВКонтакте.

Alexander Kitchenko