Джонни Яблочное Зёрнышко

Спекулянт, торговец алкоголем, капиталист

Джонни Яблочное Зёрнышко превратился в икону прогрессизма, как в своё время и шервудский стрелок — Робин Гуд. Известный преступник и враг государства возвращал гражданам несправедливо изъятые налоги. Так он стал героем социалистического фольклора. Говорили, что он «крал у богатых и отдавал бедным».

Легенда Америки — Джонни Яблочное Зёрнышко — шагал по стране и сеял яблочные зёрна, дабы никто не голодал. Он был аскетом, проповедовал Евангелие и не мог причинить боль даже самому крохотному Божьему созданию. Одна из вымышленных историй гласит, как он от злости закинул свой ботинок куда подальше, чувствуя себя виноватым — ведь он случайно убил червяка, на которого наступил.

Некоторые из этих вымышленных качеств основывались на реальном характере. Настоящий Джонни Яблочное Зёрнышко жил значительно беднее, чем мог себе позволить. Так он давал людям ложное представление о своей бедности.

Но вот о главных достижениях Джонни американским школьникам ничего не рассказывают. А ведь он успешно богател при помощи спекуляций и тщательно просчитывал требования к своей частной собственности, которая появлялась за счет его яблочных зёрен.
Строго говоря, жизнь Джонни Яблочного Зёрнышка —это история успешного капиталиста.

Джонни продавал людям алкоголь

История о Робине Гуде — вымысел на основе другого вымысла. Однако сказ о Джонни Яблочном Зёрнышке — вымысел, рожденный реальной личностью. Джон Чепмен родился 26 сентября 1774 года. Его отец был ветераном Войны за Независимость. Именно он направил своего сына на путь садовода.

Яблоки в то время не были обыденной едой. У них есть интересное свойство, о котором вы, возможно, никогда не слышали — это гетерозиготность.

Грубо говоря, нельзя предсказать, какого сорта яблоки вырастут на дереве. Современные сорта вроде «Ред Делишес» надёжно воспроизводятся черенкованием — в ствол новой яблони сажают в «корневище». Поэтому плоды растут те же самые, что и на старой яблоне. А вот в случае бесхозных семян можно получить случайный сорт.

Слева черенкование (прививка) яблони. А справа то, что можно таким образом получить — два сорта на одном дереве.

Джон Чепмен не верил в черенкование. Он видел в этом самонадеянную манипуляцию над законами природы, которая оскорбляла его христианские чувства. Вплоть до смерти Чепмена в Штатах мало кто занимался черенкованием.

Поэтому большинство выращенных яблонь давали горькие, кашицеобразные плоды. А то и вовсе неподходящие для еды. Так что обычно яблоки использовали для производства крепкого сидра.

В те времена водопровода не существовало. Где достать очищенную воду? Можно было её постоянно кипятить, но это долго и трудно. Упущенное время было бы лучше потратить на что-то более полезное.

Поэтому деревенская беднота производила яблочный сидр — он был куда более пригодным для питья, чем природная вода. В начале XIX века алкогольным напитком угощали даже детей, но часто это было самой здоровой альтернативой из всех возможных.

В конце концов, движение трезвости привело яблочную индустрию к выращиванию продуктов питания. Вышеупомянутый «Ред Делишес» пришел к нам из XIX века, когда фермеры соревновались в производстве наиболее вкусных яблок. Черенкование стало популярным, а пословицу «Кто яблоко в день съедает, у того врач не бывает» раскрутили как рекламу для поощрения людей есть яблоки.

Сорт яблок «Ред Делишес»

Но при жизни Чепмена яблоки использовались преимущественно для сидра. Когда он путешествовал по Огайо и другим неразвитым штатам, то, выращивая яблоневые сады, предвидел будущее желание поселенцев покупать сидр, а не еду. Что характерно, это приносило прибыль.

Гомстединг и спекуляция землей

В противоположность легенде, Джон Чепмен выбирал землю для своих яблоневых садов не просто так. Его бизнес-решения основывались на экономическом расчете. Когда он сажал зерна на ничейной земле, то захватывал её по праву гомстеда. Каждый яблоневый сад давал ему право на землю.

Его сады были инвестициями. Когда он приезжал на новую землю, то сажал на ней яблоневые семена. Потом он передвигался дальше. Когда-нибудь он возвращался назад к своим старым садам — теперь полностью освоенным — и продавал земли новым поселенцам. Они нуждались в земле, а яблоневые сады были ценным товаром, который позволял им начать своё дело не с нуля. Джон Чемпен правильно угадал желания будущих потребителей и неплохо с этого поимел.

Легенда о Джонни Яблочном Зёрнышке описывает его как бедного странника, любящего природу. Его любовь к природе — чистая правда. Что он одевался достаточно скромно, чтобы показать свою бедность — тоже правда. Но настоящий Джон Чепмен накопил огромные богатства. Сколько он заработал, посчитать сложно, поскольку он не доверял банкам и прятал свои деньги в тайниках. Но все историки признают, что он был успешным предпринимателем. После своей смерти он оставил за собой внушительную сумму и около пяти квадратных километров ещё не проданных яблоневых садов.

Джонни Яблочное Зёрнышко

Ещё при жизни Джонни Яблочное Зёрнышко — так его стали называть задолго до смерти — любил каждый, кто знал его. Ему часто предлагали кров во время поездок, а дети были от него без ума. Когда он продавал свои семена людям, то предпочитал бартерный обмен товарами вместо денежного. Добавим к этому его любовь к природе и животным — хотя и тут, скорее всего, в легенде преувеличили. Нетрудно понять, почему его жизнь обросла мифами и стала идолом прогрессивной морали.

Джонни Яблочное Зёрнышко полностью заслуживает титул национального героя Америки. Но, прежде всего, как герой американского капитализма.