Машина по производству личного опыта

Мысленный эксперимент Роберта Нозика

I. Машина!

Вспомните тезис Бентама о том, что

наслаждение и только наслаждение есть добро.

А теперь проведите следующий мысленный эксперимент:

Предположим, что существовала бы машина по производству личного опыта, которая могла бы обеспечить вам любой опыт по вашему желанию. Крутые нейропсихологи могли бы простимулировать ваш мозг так, чтобы вы почувствовали, будто сочиняете великий роман, знакомитесь с кем-нибудь или читаете интересную книгу. И всё это время вы бы плавали в резервуаре с подключенными к мозгу электродами. Вы согласитесь подключиться к такой машине на всю жизнь, предварительно запрограммировав все события, которые должны с вами произойти?[…] Разумеется, пока вы подключены, вы не будете знать, что находитесь в резервуаре; вы будете думать, что всё происходит на самом деле. […] Подключитесь ли вы? [1]

Как отмечает Роберт Нозик: «Что ещё имеет для нас значение, кроме того, как мы ощущаем нашу жизнь изнутри?»

И сам же отвечает:

  1. Мы хотим делать определённые вещи, а не просто получить субъективное переживание того, что мы их делаем.
  2. Мы хотим существовать, быть определённой личностью — подключиться к машине это своего рода самоубийство.
  3. Подключение к машине опыта ограничивает нас реальностью, созданной человеком, то есть миром, который не глубже и не важнее того, который способны сконструировать люди.

Таким образом, согласно Нозику, мы понимаем, что есть вещи, которые мы ценим не меньше, чем чувственные переживания и личный опыт.

Мы можем и далее придумывать ряд таких машин, чтобы в каждой последующей устранять недостатки предыдущей. 
Трансформирующая машина может превратить вас в того человека, которым вы пожелаете быть. Или же машина результатов, которая создаёт в мире любой результат из тех, что вы могли бы достичь. Однако перспектива воспользоваться ими не становится более привлекательной.

Возможно, то, чего мы желаем, — это жить самим в контакте с реальностью.

II. О чём говорит аргумент Нозика?

Ещё раз приведём логику его рассуждений:

  1. Если всё, что для нас важно, — это наслаждение, то тогда мы бы подключились к машине опыта.
  2. Однако мы определённо не хотим этого делать.
  3. Следовательно, существуют вещи, значимые для нас помимо наслаждений.

Проблема с точкой зрения Бентама заключается в том, что она не учитывает наши осмысленные нравственные убеждения [2], как полагается хорошей нормативной теории.

Проиллюстрируем это на примере; представьте, что существует два возможных мира:

В Мире 1 вы любите человека А, и А любит вас в ответ. Вы переживаете много разнообразного опыта с человеком А, и эти переживания делают вас предельно счастливым.

В Мире 2 вы любите человека А, но вот А только делает вид, что любит вас в ответ. На самом деле, А вас ненавидит. Но подстраивается под ваши ожидания, поскольку вы дарите ему дорогие вещи. Он регулярно вам изменяет, но вы никогда об этом не узнаете.

По факту, опыт, связанный с человеком А в Мире 2, аналогичен опыту из Мира 1.

Следуя логике гедонизма, у вас нет никаких причин предпочесть Мир 1 Миру 2, поскольку количество получаемого наслаждения в обоих мирах одинаково. Одного это аргумента достаточно, чтобы поставить под сомнение философию гедонизма.


[1] Здесь и далее цитаты по стр 68–71, Анархия, государство и утопия / Роберт Нозик; пер. с англ. Б. Пинскера под ред. Ю.Кузнецова и А.Куряева. — М.: ИРИСЭН, 2008

[2] Осмысленные нравственные убеждения — это такие нравственные убеждения, которые мы получаем после размышления над ними, или же могли бы получить, если бы задумались.


Перевод заметки с сайта Университета Кентукки.

Больше о Роберте Нозике вы можете узнать в другой моей статье —