Нищие города первого мира

На фото: одно из зданий Детроита

От автора перевода: все чаще в отдельных городах так называемого первого мира можно встретить обнищание населения, в котором левые склонны обвинять рынок и конкуренцию. Однако если внимательно изучить статистику, что и делает автор статьи, которую вы можете прочитать ниже, выясняется, что главным фактором нищеты является зарегулированность рынков государством. Высокие налоги, безумное лицензирование любой деятельности (как вам, например, лицензии на плетение волос и деятельность гадалок?), засилье профсоюзов — все это звенья цепи, которые держат рынок скованным, а население — бедным.

А вслед за бедностью в общество проникает и повышенный уровень насилия, который подстегивается государственными ограничениями на владение оружием гражданами. Уровень насилия растет, нищих становится больше, профсоюзы и политики чувствуют себя прекрасно, а население продолжают убеждать в том, что виноваты не политики, не государство, а «капиталисты». Тема, актуальная не только для США, но и для России и стран бывшего СНГ. Теперь подробнее обо всем этом, слово автору оригинала:

Пока я обходил ямы, игнорировал звуки выстрелов, и проходил мимо попрошаек на улицах Нового Орлеана, в голову лезли мысли о моем путешествии в Фом Пен в Камбодже. Их рушащаяся инфраструктура и массовая бедность были схожими чертами двух городов, и только одно их отличало друг от друга — Фом Пен находится в стране с развивающейся экономикой, а Новый Орлеан — в развитой стране.

Когда я нахожусь в США, я часто встречаю явление, которое я называю «города третьего мира в странах первого мира», и неважно, речь идет тут о Детроите, Балтиморе, или даже о моем любимом Новом Орлеане. Эти города третьего мира имеют одну общую черту: отсутствие свободного и открытого рынка.

Среди экономистов широко распространено мнение, что экономическая свобода серьезным образом определяет богатство наций, и городская среда здесь не исключение. Экономист Дин Стансель писал в своей работе «Индекс экономической свободы в американской столичной среде» следующее: «более высокий уровень локальной экономической свободы кореллирует с позитивными экономическими результатами».

Один из наиболее глубоких выводов из работы Станселя заключается в том, что переход от 5 наименее свободного города даже в четвертый вызывает падение безработицы на 0.9%. В его рейтинге Детроит занимает 345 место, Балтимор 102, а Новый Орлеан 262 из 384 изученных городов.

И Балтимор, и Детроит находятся в топе 5 городов с самыми высоким налоговым бременем, согласно аналитике министерства доходов. Что касается Нового Орлеана, жители штата Луизиана сталкиваются с третьими по тяжести совокупными налогами штата и местными налогами на продажу, а также с чрезмерным уровнем государственных трат, приводящих к дефициту бюджета. Эти три города также заражены чрезмерными и даже странными законами о лицензировании. Луизиана лицензирует флористов, Детроит лицензирует деятельность людей, заплетающих волосы, а графства в Мэриленде выдают лицензии гадалкам. Если бы только лицензированные гадалки Мэриленда могли предсказать то, что большое правительство заставит бизнес спешно покидать все эти города…

И как будто бы всего этого регулирования и налогов и так недостаточно — но ограничения по рынку труда дополнительно калечат ищущих работу в Детроите и Мэриленде. Оба города имеют высокий процент профсоюзных организаций, превышающий средний национальный уровень на 10.7%, а вдобавок к этому МРОТ в этих городах превышает федеральный уровень в 7.25$ в час.

И ничего неожиданного нет в том, что в результате увеличилась безработица. У Детроита и Мэриленда соответственно ее уровень находится в районе 8.1% и 6.1%. По общему признанию, единственное, в чем Новый Орлеан преуспел — это в низком уровне членства в профсоюзах (4.2%) — правда, при этом одно из самых низких по качеству образования мест среди городов США помешало росту зарплат.

Если рассмотреть уровень насилия, связанного с оружием, картина становится еще печальнее. Если посчитать, то на каждые 100 тысяч людей придется 35.9 погибших от применения оружия, что немногим меньше значения в 39.9 в Эль Сальвадоре. В Балтиморе значение в 29.7 приближается к Гватемальским цифрам (34.8). Если бы Новый Орлеан был страной, по уровню смертности от оружия он был бы на втором месте со значением 62.1, сразу же за Гондурасом (68.3). По этому показателю Новый Орлеан обогнал бы даже всю Венесуэлу с ее значением в 39.9.

Совпадение ли то, что три вышеобозначенных американских города имеют одни из самых жестких правил по ограничению оборота оружия?

Не удивительно, что Балтимор, Детроит и Новый Орлеан имеют рейтинги бедности на уровне 28.2%, 48.1% и 29% соответственно. Все не так просто, и между городами первого мира есть большая разница в доходах. Решение этой проблемы достаточно простое: нужно ликвидировать режим высоких налогов и зарегулированность рынка труда. Нельзя позволять большому правительству сохранять эти города третьего мира во тьме.

Автор оригинала: Николас Умашев (https://fee.org/articles/why-first-world-countries-have-third-world-cities/)

Перевод на русский: Александр Китченко (http://vk.com/rln_today)