Об инстинкте понимания

Нет ничего утомительнее, чем присутствовать при том, как человек демонстрирует свой ум. В особенности, если ума нет.
Эрих Мария Ремарк.

Есть одна неплохая книжка, “Чёрный лебедь” Нассима Талеба. У неё очень много фанатов. Но на мой взгляд, книжка неплохая, но уж очень “водянистая”. Там есть очень много очень классных мыслей, но для их изложения, на мой взгляд, было бы достаточно объема статьи и не нужно было повторять их так много раз и приводить так много подтверждающих примеров и аргументов, чтобы раздуть статью до размера книги. Впрочем, по сравнению с большинством книг в жанре “бизнес-литературы” эта книга — просто шедевр краткости. Хотя, если вам интересна тема случайностей в нашей жизни, я бы скорее рекомендовал другую книгу — “(Не)совершенная случайность” моего любимого Леонарда Млодинова. Все его книги нужно обязательно прочитать.

Но вернусь к “Чёрному лебедю”. Мне очень понравилась оттуда мысль об инстинкте понимания (не помню, как там это было названо, поэтому, возможно, я придумываю свой термин). Идея в том, что человеку очень важно понимать происходящее. Или думать, что он понимает происходящее. Иначе нам становится страшно. Поэтому даже если мы чего-то не в состоянии понять, мы придумываем какое-то объяснение, которое нас устраивает.

Древние люди не могли понять, почему случается гром и молния. Поэтому они придумали объяснение в виде громовержца Зевса (или Перуна, или ещё кого-то), который наказывает таким образом людей за какие-то грехи. И в этом нет ничего плохого, пока это объяснение помогает, а не мешает. Если вы попытаетесь этим объяснением воспользоваться, чтобы предсказать появление грома и молний — объяснение вряд ли поможет.

Помните об этом и о том, что часто логичное объяснение совсем не значит его правильности и часто уводит нас от сути. Причём если какое-то объяснение вполне хорошо работает на протяжении какого-то времени, мы склонны считать это дополнительным подтверждением правильности объяснения. И это тоже часто бывает неверным. У Талеба есть хороший пример с индюшкой, которую каждый день приходит кормить фермер. Индюшка, если бы могла придумывать логичные объяснения происходящего, могла бы предположить, что таким образом фермер выражает свою любовь. И с каждым днём бы получала всё больше и больше подтверждений своей теории:

— Раз фермер уже год каждый день приходил и кормил меня, значит, скорее всего, он придёт и покормит меня и завтра!

Конец истории индюшки, думаю, угадать нетрудно.

Одним из таких ошибочно упрощённых объяснений необъяснимого является всеобщее мнение о “политике” больших организаций. Об этом — отдельная заметка “О политике”.

Ещё совсем недавно я узнал о любопытном эксперименте, который доказывает, что примерно такой же инстинкт существует и у животных. Проводили его на голубях, которых помещали в отдельные клетки, а затем давали корм строго по часам, в одно и то же время, через равные промежутки. И через несколько дней обнаруживали, то голуби обзавелись странным ритуалом: за некоторое время до очередного кормления каждый из них повторял свою, уникальную последовательность ничем не объяснимых действий: один забивался в угол клетки, второй начинал ходить кругами, третий — долбить клювом в поилку, четвёртый — чистить перья, и так далее. Выяснилось, что голуби начинали повторять последовательность действий, которые они сами делали перед тем, как им давали пищу. И они начинали верить, что появление пищи связано и даже вызвано их действиями! Неправда ли, похоже на многих людей, которые любые успехи начинают приписывать себе (а неудачи — внешним обстоятельствам)? Я уже писал об этом в заметке “О карьере на Западе”. И карго-культ, о котором я писал в заметке “Об умении быть и способности казаться” — тоже пример такого поведения.

Почему так происходит? Предполагаю, что таким образом мозг просто пытается сэкономить ресурсы. Еще в Колмогоровском определении сложности (не путать с тяжестью), в котором сложность характеризуется длиной описания чего-то на некоем языке. Чем длиннее описание требуется — тем больше сложность. Поэтому мы и стремимся придумать описание всему, что наблюдаем вокруг, так как чем логичнее нам кажется то, что мы видим — тем проще это описание. Допустить, что что-то нелогично, хаотично, не поддаётся описанию и объяснению — значит согласится с большей сложностью.

И таким образом мы часто сами себя обманываем, поддаваясь соблазну объяснить, найти логику там, где её на самом деле нет. Об этой особенности нашего мозга полезно помнить и самому себя переспрашивать: логика действительно есть или мы её себе сами придумываем, чтобы упростить понимание и тем самым уводим себя от истины?

A single golf clap? Or a long standing ovation?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.