Об обучении

Это настоящее чудо, что любознательность способна выжить в образовании.
Альберт Эйнштейн.

Недавно на одном внутреннем мероприятии у нас было забавное упражнение по определению ценностей человека (про ценности я ещё напишу отдельно, тема интересная). Нам раздали карточки с написанными на них “ценностями”. Там были такие ценности, как “семья”, “знания”, “любовь”, “развлечение”, “здоровье” и ещё несколько десятков других. Всех попросили сначала разделить для себя ценности на три кучки: важные, менее важные и ещё менее важные. Потом из важных попросили выбрать 8 самых важных, потом шесть. Я ограничился четырьмя, о которых, может быть, расскажу позднее.

В этом упражнении было очень забавно из антропологического интереса посмотреть, какие ценности выбирают люди вокруг. Я заметил, что очень многие выбирали для себя ценность “обучение” (learning). Не знаю, насколько это объяснялось тем, что общество вроде бы приветствует обучение, а насколько тем, что люди действительно любят учиться. Я для себя её не стал даже в кучку важных брать. Почему? Попробую объяснить свою точку зрения. Когда-то давно я услышал потрясающе точную фразу:

Люди любят покупать. Но люди не любят, когда им продают.

Похоже на правду? Я думаю, что эту фразу можно применить ко многим областям человеческой деятельности, в том числе и к обучению. Попробуем:

Люди любят учиться. Но люди не любят, когда их учат. (И особенно когда их поучают).

Конечно, процент людей, которые любят учиться, существенно ниже, чем процент людей, которые любят покупать. Но думаю, что аналогия уместна. Поэтому я для себя вместо ценности “обучение” выбрал другую ценность — “любознательность”. Я люблю учиться, но терпеть не могу, когда меня учат. Слово “учиться”, “заниматься”, “учёба”, и, тем более, “зубрёжка”, “экзамены” навевают скуку и желание заняться чем-то более интересным. Например, почитать интересную книжку. Но только ту, которую я сам захотел! По себе помню — насколько через силу приходилось себя заставлять читать какие-то обязательные по школьной программе книги (которые я в итоге и не читал почти) и насколько с большим удовольствием я многие из тех книг прочитал позже. Я очень рад и не стыжусь признаться, что “Евгения Онегина” и “Горе от ума” я впервые прочитал в 38, а не в 16 лет. Главное, что прочитал и прочитал внимательно и с удовольствием, а не для галочки. Вообще удивительно, как часто люди учатся не для того, чтобы узнать что-то, удовлетворить любопытство, а для того, чтобы получить сертификат, диплом или ещё какую медальку.

Любознательность для меня — одна из четырёх основных движущих сил. Я хочу знать всё. От микробиологии до устройства очистных сооружений индейцев майя. Настолько широко, насколько могу охватить. И настолько глубоко, насколько смогу забраться и понять. И хочу узнавать что-то новое каждую минуту, в любых условиях. Мне это очень интересно делать и это то, что приносит мне огромное удовольствие. Главное, чтобы меня не учили.

Я хочу быть активным участником познания мира и ни в коем случае не пассивным потребителем знаний, которые мне приносит кто-то другой. А то ещё и силой в меня их запихивает. Тем более, что большинство лекций, как правило, оказываются нестерпимо скучными. Даже если их читает преподаватель с хорошо прокачанными навыками “presentation skills” (см. заметку “О публичных выступлениях”).

Практически на любых лекциях, вживую или на видеозаписи, я нахожусь в двух состояниях:
1. Первое состояние: мне нестерпимо скучно, я всё давно уже понял, но лектор зачем-то повторяет то же самое разными словами раз за разом. Мне просто физически тяжело, когда шестерёнки моего мозга не загружены на 100% и прокручиваются в холостую. Поэтому мозг сам ищет какую-то дополнительную нагрузку, и я отвлекаюсь на что-нибудь другое.
2. Второе состояние: я ничего не понимаю, так как потерял контекст (потому, что мне было скучно выше). Ну или может быть не понимаю потому, что мне нужно как-то иначе всё объяснить.

Это как с вождением автомобиля. Для любого водителя все остальные участники движения делятся на два типа:
1. Сумасшедшие лихачи — это те, кто едут быстрее него.
2. Нестерпимые тормоза — это те, кто едут медленнее.

Куда лучше, когда ты на дороге один и тебе никто не мешает! Поэтому я не очень понимаю и принимаю идею коллективного обучения. Куда лучше вместо лекций почитать книжку! Я допускаю вполне, что есть люди, которым лучше получать знания в виде лекций, но я пишу про себя. Книжку я могу почитать, когда хочу и где хочу. Если в книжке что-то непонятно — можно перечитать ещё раз, прочитать медленнее, проверить незнакомое понятие в википедии. Если что-то и так ясно — можно прочитать по диагонали.

Человек — это единственное животное, которое смогло построить эффективный способ передачи опыта через несколько поколений, отличный от генов в ДНК. Изобретение печатного станка и впоследствии интернета смогло сделать знания доступными практически всем и дать каждому возможность учиться. Впрочем, о пользе чтения я уже писал (см. “О кино, книгах и грамотности”). У лектора, вроде бы, тоже есть плюс — ему можно задать вопрос и получить ответ. Хотя в современных коммуникациях получить ответ у автора текста ничем не сложнее.

Вывод

Чтобы человек был сыт — ему нужно дать еду. И позволить ему её есть. Когда он хочет и сколько он хочет. Вряд ли кому-то понравится, если его будут насильно кормить, даже самой вкусной едой (см. “Демьянова уха”). Почему же очевидная аналогия про еду не приходит в голову, когда мы говорим об обучении? Откуда берутся все эти обязательные тренинги, курсы, экзамены, “корпоративное обучение”? Почему мы так мало верим в любознательность и любопытство людей? Почему мы считаем, что если им просто предоставить возможность учиться, они этого не будут делать, если их насильно не заставлять?

Любое насилие прежде всего неэффективно. Чем больше насилия, тем меньше удовольствия приносит даже что-то приятное (пограничные состояния человеческой психики не будем брать за правило). Важно не пичкать людей обучением, а дать ресурсы и создать условия для обучения. Не мешать, не убить естественный интерес к познанию мира. Заинтересовать.

Хороший учитель — это тот, кто может раскрыть заложенное в каждом человеке любопытство, заинтересовать темой, посоветовать нужные ресурсы для обучения. И оставить в покое.

То же самое с руководителем. Не надо “развивать людей” (см. “О развитии людей”), не надо делать “программы корпоративного обучения”, “обязательные тренинги” и другие механизмы насилия над людьми. Руководитель должен своим примером показывать, как это здорово — изучать что-то новое, становиться лучше и эффективнее, поощрять тех, кто это хочет делать. Ну и избавляться от тех, кто не хочет (всё равно не заставишь). Надо быть добрым, но не добреньким.

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.