О главном…

“A nation’s greatness is measured by how it treats its weakest members.” — Mahatma Ghandi
(пер. “Величие народа измеряется тем, как он относится к самым слабым”. — Махатма Ганди)

Я давно хотела написать на эту тему. И вроде даже начала, повесив этот пост. Начала, но так проблему и не обозначила. Испугалась. Слишком сложная тема, слишком много противоречий, слишком банально на эту тему писать. Но недавняя ситуация с гибелью ребёнка все расставила для меня на свои места. Кто-то пишет, что национальность тут не при чем. Просто люди жестокие. Может быть. Ведь и русскую блокадницу довели до инфаркта не за национальность, а просто потому что следовали уставу.

Слабые слои населения — это лакмусовая бумажка общества. В обществе, накрученном СМИ на тему национальной значимости, озлобленном на весь мир и уставшем от системного безденежья, всплывают такие элементы, которые позволяют своей ненависти вылиться на пожилую женщину, маленького ребенка или мирно митингующего пенсионера. Конечно, охрана магазина замучена именно бабушками, которые стоя на кассе, задерживают очередь и зачастую громко ругаются по поводу цен в сторону того самого охранника, не имеющему к ценам никакого отношения. Конечно, менты устали от постоянных разборок с мигрантами, и конечно, они их ненавидят. Где тонко, там и рвется.

Как говорит мой муж, во времена, “когда страну трясет, государство всегда разыгрывает национальную и религиозную карты, потому что эти темы не логичны, базируются на неприятии и страхе и создают конкретного классового врага”. А невроз — это такое дело: лучше бояться и ненавидеть кого-то конкретного, чем ждать абстрактный п…ц. Именно такой невроз сейчас накрыл общество.

Меня нельзя назвать образцом толерантности. Я очень злилась, когда таджики на стройке рядом с домой сестры кричали и свистели вслед моей 16ти летней племяннице, которая шла из школы. Я боролась за то, чтобы из подвала моего предыдущего дома выселили бригаду рабочих (конечно же, тоже таджиков), потому что они постоянно готовили национальную еду, и в отсутствии вентиляции сильный запах специй стоял по всей моей квартире. Я не любила, когда казказцы подходили к нам с девочками в ресторанах и абсолютно по-хамски предлагали куда-то с ними поехать.

Невозможно отрицать проблему. Она есть, и она бесит. И бесит часто проявляющийся “расизм меньшинства” (reverse racism), — когда, приезжая в другую страну, люди, возможно, устав от дискриминации, агрессивно ведут себя по отношению ко всем местным. Или чрезмерно демонстрируют национальную принадлежность, например, включая на полную громкость свою музыку в такси.

Однако…


“There is no monopoly in common sense
On either side of the political fence.
We share the same biology
Regardless of ideology
Believe me when I say to you
I hope the Russians love their children too”. — Sting*

Однако… У этой проблемы все-таки есть человеческое лицо.

Когда мы с мужем решили зарегистрировать брак, я знала, что это будет ЗАГС для иностранцев. Я поехала узнавать условия и поняла, что мы будем ждать своей очереди в окружении гастарбайтеров. И никаких вам белых платьев, лимузинов и друзей с бутылками Veuve Cliсquot. Я пошутила на эту тему, но мой будущий муж на шутку не отозвался.

Для него это личная проблема. И проблему я поняла, только поговорив с ним. Его двоюродные братья едут в Москву, живут в вагончике и вкалывают по полной. Они едут, потому что дома семья, которую они, мужчины, в этой стране не могут прокормить. Детей надо растить, потом им свадьбы играть, родителям надо помогать. А потом пенсия… А пенсии у тебя не будет, потому что работы у тебя не было. Не было, потому что ее просто нет, и ты уехал в Москву, в которой тебя ненавидят, платят копейки и селят в подвале. В этом подвале ты спишь, моешься и готовишь еду, а жители пытаются всеми силами тебя за это выселить.

Они едут, чтобы заработать на сегодня и на будущее. Они годами не видят своих детей, их родители болеют и умирают без них. Это честные, порядочные люди, с которыми, в частности, рос мой муж. Они никому не желают зла, они приезжают и готовы много трудиться. Они делают тяжелую работу, которую местные делать не хотят. Многие из них получили высшее образование, а теперь вынуждены идти на стройку и подметать улицы. И их ненавидят. Вроде бы ты приехал в цивилизацию из страны, которую отбросило в развитии на много лет назад. И ждешь цивилизованного отношения. А его нет. Зато есть ненависть.

И эта ненависть, как оказалось, распространяется даже на детей. А ведь дети фактически не имеют национальности.

  • “Нет монополии на здравый смысл
    По обе стороны политического ринга.
    У нас одна природа
    Вне зависимости от идеологии.
    Поверьте, я знаю, что говорю,
    Русские тоже любят своих детей”. — Стинг

Если вам понравилась эта история, поделитесь ей с другими читателями, нажав кнопку “Recommend”

Спасибо! ☺


Ищете больше интересных историй? 
Подписывайтесь на Medium · Twitter · Facebook · VK