© Story by Bogdan Gerasymenko, Photo by Thor Sørensen

Под одним небом


А что, если побег от реальности — единственное спасенье от этого Богом забытого мира? Что, если мы не вечны, а времени жить у нас практически не осталось? Не найдя ответов на эти вопросы, он ушел… но оставил в память о себе несколько писем.


Они познакомились в колледже. Тогда еще Элизабет будучи маленькой и наивной, верила, что в нем есть что-то особенное, то, чего нет в остальных. Да и сейчас, когда прошло уже столько времени с момента его исчезновения, она все еще верит в это.

Описать Майкла сложно, но я постараюсь. Внешне, это был невзрачный, ничем не приметный парнишка, вечно ходивший в больших серых толстовках. Обычные девушки называли его отшельником, считали его странным и не общительным. Но, Элизабет умела чувствовать внутренний мир людей, поэтому внешний вид и мнения остальных обходило ее стороной. Сказать, что они оба были странными — нельзя. Не взирая на их, в большей мере, аскетические мировоззрения, они оставались красивыми, как внешне, так и в душе.

Элизабет любила Майкла не только за его вечно неухоженные кудряшки, но и за его богатый внутренний мир. Ей нравилась его философия, его мировоззрения. Он никогда не вдавался в крайности, знал, когда лучше всего остановиться и просто помолчать.

Они много путешествовали, и практически никогда не задерживались на одном месте. Сидеть на берегу моря или где-нибудь высоко в горах было их излюбленным занятием. Они могли часами на пролет проводить время в месте. Казалось, что им больше ничего и не нужно. Казалось, это будет вечно…

Казалось, это будет вечно…

В памяти Элизабет осталось много воспоминаний о тех солнечных днях, о жизни, наполненной смыслом. Помогли сберечь воспоминания записи, сделанные Майклом еще при жизни. Он не любил электронные средства, а поэтому свой дневник вел от руки. В одном из блокнотов, подаренных ему возлюбленной, он писал: «Кажется, Элизабет именно та девушка, которая способна наполнить мою жизнь смыслом. Появившись однажды в моей жизни, надеюсь, она останется в ней на всегда». Так и было. Элизабет до последних дней была с ним, и даже смогла простить совершенную ним ошибку, в надежде, что он однажды вернется к ней. Как когда-то… Сядет рядом, укроет пледом и будет просто молча сидеть рядом с ней.

Это случилось вечером. После ссоры, Элизабет пошла спать. Одна. А он… Он просто ушел. Тихо, никому ничего не сказав об этом. Родители долго проклинали Лизу, считая, что это она во всем виновата, и что, если бы их сын никогда с ней не познакомился, все было бы по-другому, лучше.

Но обвинять в этом девушку не стоит. Она переживала эту потерю не меньше его непутевых родителей. Постоянные слезы, воспоминания о нем и вечная депрессия чуть не довели ее до самоубийства. Но что-то вовремя остановило ее. Это был обычный белый конверт без обратного адреса. В нем, на оборванном тетрадном листе был его почерк.

«Прости меня. Я ушел, потому что не хотел больше приносить тебе страдания. Я долго не верил в это, не мог смириться с той мыслью, что мы не пара, что мы разные. Но я сделал выбор, и надеюсь время осудит его».

Глупенький, думала Элизабет читая это письмо со слезами на глазах. Ну почему же ты не посоветовался со мной? Кто вообще дал тебе право решать за нас двоих! И тут она снова начала сердиться на него… Но резкая боль в сердце остановила ее. И она с отчаянием прошептала: «Господи, помоги мне вернуть его…».

Единственное, что ей оставалось — завести дневник, такой же как вел ее парень.

Ей хотелось написать ему обратное письмо, сказать все, что так долго и больно накопилось в ее мыслях, но максимум, что она могла сделать — это лишь узнать по штампу адрес почтамта, с которого было отправлено письмо. Единственное, что ей оставалось — завести дневник, такой же как вел ее парень.

В нем, она писала о своих безграничных чувствах к нему, о всем, что произошло с ними за эти недолгие полгода, пыталась анализировать свои ошибки и делать умозаключения. Но однажды, она совсем утратила надежду и просто перестала вести свой дневник.

Последняя запись в нем была приблизительно такого характера: «Майкл допустил большую ошибку. Он поступил как последний эгоист, не посоветовавшись ни с кем, он просто ушел, спрятался от реальности. Мне всего 19 лет, и мне нужно продолжать жить… С ним, или без него — время покажет…».

Но он так и не вернулся. Единственное, что осталось между ними — это вечное сияние чистого разума, бескрайнее небо и сотни тысяч миль, разъединяющие своей безызвестностью.


Under the Same Sky. Story by Bogdan Gerasymenko.

Inspired by the ‘Into The Wild’ & ‘Dear John’ movies.

Soundtrack: Hans Zimmer & Lisa Gerrard — Now We Are Free


Early morning of September 19, 2015